107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  2. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  5. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  6. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  7. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  8. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  9. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  10. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  11. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  12. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  13. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  14. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  15. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  16. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  17. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  18. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  19. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  20. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  21. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  22. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  23. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  24. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  25. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  26. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  27. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  28. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  29. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  30. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности


/ Фото: Инга Шкелер /

Люди пьяные и под кайфом — контингент, с которым работают сотрудники круглосуточного кабинета экспертизы алкогольного опьянения столичного наркодиспансера. Среди посетителей кабинета встречаются и задержанные милицией пьяные водители. AUTO.TUT.BY подежурил ночью с наркологами и поговорил с теми, кто «сидел в машине и немножко выпил».

Фото: Инга Шкелер

В пятницу в 21.00 возле кабинета экспертизы пусто.

— Когда у нас будут визитеры, не угадаешь. Это раньше пятничное дежурство мы называли «пьяным». А сейчас на освидетельствование людей привозят и средь бела дня в будни, — поясняют сотрудники наркодиспансера.

В ночь нашего визита в кабинете дежурят два человека: психиатр-нарколог Ольга Александровна и медсестра Лариса Ивановна. Пока никого нет, медики рассказывают нам о посетителях кабинета экспертизы алкогольного опьянения и своей работе.

Фото: Инга Шкелер

— Ни разу за семь лет работы у меня не было «пустых» дежурств. Привозят обычных мужчин и женщин. Все люди нормально одеты, бомжи у нас бывают редко. Ну да, они пьяные или под наркотиками. Но необязательно это хронические алкоголики с зависимостью. Бывает, просто люди позволили себе лишнего, — спокойно говорит врач.

За годы работы на выходки агрессивных клиентов у медиков сформировался иммунитет, поэтому с любой категорией граждан они ведут себя ровно.

— Бывало, что бросались к нам, оскорбляли, пытались в кабинете что-нибудь сбросить. Успокаиваем, что мы еще можем сделать? Говорим, что мы же не виноваты, что их сюда привезли, просто делаем свою работу. Тревожная кнопка — единственное средство защиты, в экстренных случаях нажмем ее, и через 3−4 минуты наряд милиции будет в кабинете. Но при экспертизе всегда присутствует милиционер. Если что, он поможет, а на особо буйных наденет наручники.

Фото: Инга Шкелер

Первые вечерние посетители кабинета экспертизы появляются около 22.00. Миху и Димона (так парни называют друг друга. — Прим. AUTO.TUT.BY) привозят инспекторы ГАИ Первомайского района.

— Нас вызвали очевидцы. Они заметили, что в Nissan Note, который находился во дворе, сидит пьяный водитель и пассажир. Люди сообщили, что машина тронулась и задела припаркованное рядом авто, — рассказывают корреспонденту инспекторы. — Проверили по базе — водительские права категории В у хозяина машины есть, но с собой их не оказалось.

На освидетельствование гаишники доставляют обоих друзей: на тот случай, если хозяин авто заявит, что за рулем был не он.

Фото: Инга Шкелер

— Ой, тупо как-то получилось. Сидели с другом в машине в моем дворе, пили, никого не трогали. Потом машина немного откатилась и задела рядом стоящую. А прохожие ГАИ вызвали. Какое им дело? Машина же не им принадлежит! Я бы рассчитался с хозяином, и все, — возмущается Димон и по-свойски обращается уже к инспектору ГАИ: — Че ты меня сюда привез? Отпусти меня. А, дядя Степа? Вот ни за что меня взяли!

— Дима, сядь, успокойся, прошу тебя, — пытается успокоить инспектор пьяного водителя.

Фото: Инга Шкелер

Но парень успокаиваться не желает, настроение его меняется посекундно, это видно по его мимике и жестам. Он стремительно ходит по коридору туда-сюда, затем садится на корточки возле стены, а потом вдруг вплотную подходит к высокому гаишнику и пристально смотрит тому в глаза, снизу вверх.

— Я здесь не хочу… Мне домой надо, ребенок, жена… — вдруг хнычет автомобилист и зачем-то пытается обнять гаишника. Потом парень резко поворачивается к журналисту: — Вы из «Ютуба»? Напишите, что я не виноват ни в чем. У нас двор такой, что я трезвый там выехать не могу, не то что пьяный.

Фото: Инга Шкелер

Его друг Миха ведет себя спокойнее. Оно и понятно: его хоть и освидетельствуют, но водительских прав не лишат — их у парня просто нет.

— Кто знает, что у этих людей было на уме и почему они решили завести машину? Может, за добавкой решили съездить, — рассуждает инспектор в беседе с корреспондентом.

— Вы знаете, что после сегодняшнего вас лишат прав и оштрафуют, а если попадетесь пьяным за рулем повторно, то отвечать будете по уголовной статье? У вас же ребенок есть, — спрашиваем, в курсе ли Димон о последствиях своей пьянки.

— Ну и что, что ребенок? Мне что один, что два — я переживу, — смеется парень и позирует на фотокамеру.

Фото: Инга Шкелер
Тем временем узкий коридор возле кабинета экспертизы заполняется людьми. Как правило, одного пьяного человека сопровождают двое милиционеров. Воздух в небольшом помещении быстро заполняется алкогольным амбре.

Тем временем наряд милиции привозит двоих пьяных дебоширов в грязной одежде и в обуви без шнурков — до этого парни уже побывали в КПЗ.

Фото: Инга Шкелер

— С**и рваные! Пшикнули мне в глаза «черемухой». Чуть не ослеп! — трет руками в наручниках покрасневшие глаза молодой парень.

— Мы на остановке стояли, какие-то мужики к моему другу прицепились, а я за него заступился. Подрались. А тут менты приехали и нас забрали! Это нормально вообще? — возмущенно рассказывает журналисту приятель «красноглазого».

— Потише, пожалуйста, — выглядывает из двери кабинета медсестра. — Кто следующий? Заходите.

Фото: Инга Шкелер

— Назовите себя, дата рождения, кем работаете, — обращается к посетителю кабинета врач. — Расскажите, что пили и сколько.

— Все пил: «чернило», шампанское, водку, боярышник, — с хохотом выдает пьяный мужчина. — А что, нельзя?

— Ну хорошо, выдыхайте теперь в трубку долго. Да не мимо дышите, а в трубку, а то вы всех здесь потравите своими парами.

— Не могу я долго дышать — не хватает запаса воздуха. А вообще, этот анализ у вас неправильный. У меня гастрит, поэтому алкоголь не выветривается и «остаточное» долго сохраняется, — поясняет визитер.

— 1,28 промилле у вас на первом выдохе. И гастрит тут совершенно ни при чем.
Фото: Инга Шкелер
Мужчина вдруг веселеет и после проведенной экспертизы задерживается — хочет пообщаться с журналистами и медиками.

— Вы все очень симпатичные, таких женщин я давно не видел. Давайте обменяемся телефонами. Я вам все про себя расскажу. Я пью не всегда, вы не волнуйтесь.

Настойчивого ухажера выпроваживает милиционер, но тот не сдается: в дверном проеме он оборачивается и посылает воздушный поцелуй.

— Такие веселые часто бывают. И песню нам споют, стихи расскажут, а напоследок в любви признаются и замуж позовут, — к таким жестам медики привычны.

Фото: Инга Шкелер

Фото: Инга Шкелер

Через закрытую дверь в кабинет слышим, что в коридоре шуметь стали больше. А изображение с видеокамер показывает, что прибыло большое «пополнение» в сопровождении ГАИ.

— Задержали троих. Один под деревом копошился, а двое его в машине ждали. Оказалось, тот, который возле дерева был, «закладку» с наркотиками доставал. Вот мы всю компанию задержали и сюда доставили — пусть проверят, употребляли ли они наркотики, — рассказывает инспектор ГАИ Минска.

Фото: Инга Шкелер

— Командир, какие наркотики? Подбросили мне их. Да какой я наркоман? Вы что, наркоманов не видели? Они ж все «сухие», на ногах еле стоят, а у меня вон какие плечи! — посмеивается мужчина в черной кожаной куртке, руки которого закованы в наручники.

Фото: Инга Шкелер

Узнаем, что у этого мужчины «богатое» прошлое — 7 раз он бывал в местах лишения свободы, поэтому ничего не боится — «я закон знаю и уверен, что после освидетельствования поеду домой, потому что „пришить“ мне ничего не могут».

— Вы вот меня сейчас задержите, я время потеряю только. Придется такси брать, потому что сейчас ночью страшно по улицам ходить — всяких придурков пьяных хватает. Я вот если пью, то всегда только дома или в гостях, чтобы потом никуда не ходить и в разборки не встревать, за 40 лет жизни научен, — говорит «бывалый» милиционерам.

Фото: Инга Шкелер

— Не снимайте меня, — прячется от фотокамеры мужчина в капюшоне — один из прибывшей троицы. — Я вообще тут человек посторонний, случайно оказался здесь, вон, из-за этих, — махнул он в сторону задержанных.

Выясняется, что он водитель автомобиля такси. Ему тоже пришлось сдать анализ мочи на наркотики.

Фото: Инга Шкелер

— Я тебе что сказал? Сядь на скамейку по-хорошему, не бегай, — сурово обращается к мужчине в наручниках выглянувший из кабинета инспектор.

— Да я тут стою, не уйду, чего ты, командир! Я покурить хочу просто, сигаретки стреляю, — вернулся тот к кабинету.

Фото: Инга Шкелер

Спустя минуту мужчина в сопровождении милиционера и медсестры удаляется в туалет — сдавать анализ мочи, который покажет, употреблял ли человек наркотики. За закрытыми дверями эта процедура невозможна — как бы освидетельствуемые чего не подсыпали.

— Браслеты мне снимите, как я в туалет схожу с ними? — доносится из туалета голос задержанного.

— Давай-давай, не отвлекайся, — отвечает ему милиционер.

Вскоре мужчина выносит в коридор бутылочку с мочой. Все, кто стоят в коридоре, дружно хохочут: анализ мужчина в наручниках кое-как сдал, а вот подтянуть джинсы и застегнуть их он не смог, поэтому с каждым шагом штаны с него сползают все ниже.

— Ну вот, и клоуном стал, — и сам засмеялся мужчина, ничуть не смутившись произошедшего.

— Результат экспертизы на наркотики будет готов через 4−5 дней, — говорит медсестра Лариса Ивановна, забирая анализ.

— Ну и отлично, а вас мы пока на улицу Окрестина доставим, в изолятор. До выяснения всех обстоятельств, — обращается гаишник к задержанным.

Фото: Инга Шкелер

Среди «новеньких» находим еще одного водителя. ГАИ остановила его для проверки документов, а оказалось, он пьян.

— Показывал нам права, а сам отворачивался, чтобы мы запах спиртного не почувствовали, — пояснил инспектор.

— Ну, не снимайте меня, я стеснительный, — кокетничает пьяный мужчина. — Я с женой поссорился, ой, с подругой. Ай, ладно, — совсем запутался автомобилист и, отвернувшись от нас, забросил в рот леденец.

— Уже не поможет тебе конфетка, соси — не соси, — захихикал сидевший на скамейке еще один пьяный посетитель кабинета экспертизы.
Фото: Инга Шкелер

Около 4.00 мужскую компанию пьяных посетителей разбавила молодая брюнетка, которую доставили сотрудники Департамента охраны. Все присутствующие заинтересованно поглядывают на девушку.

— О, какая! Садись к нам, подвинемся, — заплетающимся языком произнес парень в куртке с оторванным рукавом.

— Меня сюда эти привезли, — кивнула рассерженная девушка в сторону милиционеров, рассказывая корреспондентам свою историю. — Я с парнем была, где он сейчас, не знаю. А потом эти подошли, я с ними знакомиться отказалась и телефон давать. Вот они и мстят мне.

— Хулиганила на улице девушка, вот и привезли ее сюда, — пояснили милиционеры.

Фото: Инга Шкелер

Мы уезжаем с улицы Передовой в начале пятого. Но к наркодиспансеру не прекращали подъезжать милицейские машины, а медики продолжали работать, хоть и выглядели слегка уставшими.

— Сегодня здесь еще нормально. Вы в праздники приезжайте — людей море бывает. «Пьяная» очередь аж на улицу идет, только и смотри, чтобы задержанные не разбежались, — сказал бодрый инспектор ДПС и повел очередного шатающегося водителя на экспертизу.

Фото: Инга Шкелер

-25%
-10%
-10%
-60%
-10%
-15%
-10%