102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  2. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  3. Весна наступила, но зима не сдается. К выходным вновь похолодает
  4. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  5. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  6. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  7. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  8. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  9. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  10. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  11. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  12. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходит в Беларуси 1 марта
  13. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  14. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  15. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  16. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  17. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  18. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  19. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  20. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  21. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  22. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  23. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  24. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  25. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  26. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  27. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  28. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  29. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  30. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной


Нынешний «Дакар» стал самым опасным за последние годы. Аномальная жара, сменивший ее потоп, непредсказуемые горные перевалы, огромные дюны и даже удары молнии — гонка оказалась мужской и спартанской. Потеряв около трех часов из-за поломки гидроусилителя, белорусы продолжают теснить конкурентов на спецучастках. Эксклюзивно для AUTO.TUT.BY командир Сергей Вязович рассказал о трудностях, надеждах и радостях «Дакара-2017».

«МАЗ на сегодня — одна из лучших машин в мире»

— Как вы оцениваете текущий «Дакар»? Он сложнее или легче предыдущих?

— В сравнении с прошлым годом гонка стала сложнее, но и интереснее. Что будет дальше? Пока сложно сказать. В прошлом году до 8-го этапа мы катались по аргентинским дорогам. Но для «Дакара» это не испытание. А в Парагвае и особенно в Боливии мы столкнулись с настоящим бездорожьем. В общем, с тем, за что мы так любим «Дакар».

— То есть получилась мужская гонка. Вы на это и рассчитывали?

— Да, мы рассчитываем, что и дальше будет сложная дорога и непроходимые участки. Мы готовы к спартанским условиям и сложностям — все же не отдохнуть приехали. Для многих это ад, а для нас смысл жизни. В нашем распоряжении прекрасные грузовики. Так что для нас чем сложнее, тем лучше. А с капризами двигателя мы рано или поздно разберемся. И я надеюсь, что больше терять время на спецучастке мы не будем.

— А что случилось тогда на четвертом этапе, когда вы потеряли три часа из-за технических проблем?

— Сломался насос гидроусилителя и потек радиатор. Потом пропало давление топлива. Мы сразу поменяли насос, затем компрессор. У нас, к счастью, все было с собой. Нас предупреждали производители, что такое может быть. Поэтому нам не нужно было ждать какой-то помощи. Почему на это ушло три часа? У нас не было сложностей с определением причины, но на каждую деталь ушло по полчаса. Когда мы меняли, это было почти начало отрезка, 70-й километр. К тому же пошел дождь, начали терять темп. Но это «Дакар» — все действуют в одинаковых условиях. Уверен, что к концу гонки наверстаем потерянные позиции.

— По трекингу было видно, что экипаж Алексея Вишневского задержался на трассе. Вам помогал?

— Они действительно нам помогали. Но время потеряли по другой причине: попали в дюны и немного заблудились. Пока выбрались, приехали к нам буквально за полчаса до окончания ремонта.

— Как вы оцениваете технический уровень гоночных МАЗов?

— На сегодня это одна из лучших машин в мире. И это не только мое мнение. Так считают многие другие профессионалы в мире автоспорта. На участках с бездорожьем с МАЗом может конкурировать только КАМАЗ и Iveco. Могу сказать, что МАЗ превосходит машины конкурентов. Это же гонка! Скорость движения, проходимость, надежность — я бы даже сказал, выносливость. По бездорожью мы едем местами с максимальной скоростью, где-то — со скоростью лидеров генеральной классификации. Те же Renault, МАN и Iveco — не говоря уже о Mercedes — зачастую идут медленнее. Спортивные грузовики предназначены для прохождения бездорожья на большой скорости. В этом наш автомобиль очень хорош.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— Текущий «Дакар» называют одной из самых опасных гонок за последние годы…

— Безусловно. На трассе происходит много травм и даже переломов. Нам в этом плане легче, поскольку грузовик более защищенный, имеет несколько ступеней безопасности, в том числе каркас в кабине и за ней. Но на горных серпантинах… Не дай бог, чтобы кто-то туда сорвался. А последние дни мы едем по горным участкам под проливным дождем, а участки глиняные, скользкие. На этом «Дакаре» впервые появились горные дюны. Это не очень высокие дюны на большой высоте над уровнем моря, но состав песка такой, что в условиях высокогорья трудно подобрать передачу скорости и с первого раза преодолеть все эти подъемы. Не возникает проблем и с перепадами давления — готовность экипажа высокая, никто не жалуется. Все идут полным темпом. Скажу, опасность присутствует всегда. Любой человек, который выходит на гонку «Дакар», должен понимать, что у него есть три основные цели: не получить травму, не погибнуть и добраться до финиша. И это главное.

«В любой момент все может перевернуться с ног на голову»

— А аномальная жара свыше 40 градусов и потом переход в холодную Боливию, как это сказалось на самочувствии гонщиков?

— Для нас это, наоборот, был подарок. Потому что в кабине обычно очень жарко — на парагвайских участках внутри грузовика предыдущего поколения, который ведет Александр Василевский, температура приближалась к 70 градусам. А в Боливии было прохладно: через окно дует ветерок, можно утолить жажду прохладной водой, так как за бортом 10 градусов. Но ночным механикам приходится несладко: дождь, грязь и холод.

— Каким образом вы общаетесь во время гонки?

— У каждого экипажа есть спутниковый телефон — таковы требования организаторов. Но чаще всего мы пользуемся мобильной связью — бесплатный роуминг во время ралли «Дакар» каждый год организует velcom. Болтать по телефону времени нет, но если нужно срочно связаться с командой — телефон сильно выручает. Кстати, в одном из первых «Дакаров» МАЗ перевернулся на дюне, и ребятам пришлось звать на помощь. Спутниковый телефон не работал, а вот мобильная связь как раз и выручила гонщиков.

— В Боливии бивуак залило водой, и всем предложили выстроиться вдоль дороги. Все топтались в грязи, создавалось впечатление, что гонка превращается в какой-то хаос…

— Так и было. На бивуаке было очень грязно, машины застревали, образовалась многочасовая пробка. Тогда организаторы приняли решение всех выставить вдоль дороги на асфальте. Потихонечку тяжелой техникой всех растащили, и только глубокой ночью закончился хаос. Это форс-мажор по погодным условиям. Бивуаки здесь часто земляные, но когда идут ливни, вода просто не успевает уходить в землю. Так что не стоит винить во всем организаторов.

— Уровень конкуренции в этот раз высок?

— Да, уровень конкуренции стал выше. Поэтому попадание в десятку — это серьезный результат, особенно с учетом трехчасовой задержки. Сейчас все усилия команды сосредоточены на экипаже Александра Василевского — сейчас он идет седьмым в общем зачете. В настоящий момент мы все работаем на него.

Каковы будут итоги — трудно сказать. На «Дакаре» все может перевернуться с ног на голову в любой момент. Мы надеемся, что наши результаты улучшатся, а Саша попадет в топ-10.

«Мы выдержим! Точно выдержим!»

— Александр Василевский будет ехать в присущем ему темпе, а вы будете его страховать?

— Каждый из наших экипажей идет по своей тактике. Например, мы должны проехать спецучастки без остановок и посмотреть, поможет ли это улучшить результат. Алексей продолжает в том же темпе и набирается опыта. Это его первая гонка — особых задач перед ним не стоит. У Леши очень хороший темп. Он хорошо сработался со штурманом Максимом Новиковым. Хотя все наши штурманы проявили себя просто профессионалами. Несколько успешных для нас этапов остались за ними.

Если наш результат вдруг станет хуже, то мы увеличим темп до максимального и будем бороться за победу на отдельных участках. А пока рано нас хоронить. Хотел бы подчеркнуть: неважно, какой экипаж попадает в топ-10. Главное — окончательный результат команды и то, что грузовик МАЗ будет как можно выше в генеральной классификации.

— Понравилась ли Алексею Вишневскому роль пилота на «Дакаре»? Все же это сложно сравнить с дрифтом.

— Рано спрашивать. Но если бы не нравилось, он бы сюда не попал. Я точно могу сказать, что это сложнейшее испытание в его жизни. И я очень им доволен. У их экипажа нет технических проблем, они не ошибаются в навигации. Есть сложности прохождения участков, с которыми они никогда не сталкивались, но это нормально. Пока он идет 20-м в абсолютном зачете. Для первого раза это прекрасный результат.

— Что дает МАЗу участие в гонке?

— Во-первых, сейчас все знают, что МАЗ — это Минский автомобильный завод, а не, скажем, московский. Наши выступления заставляют мир уважать МАЗы. «Дакар» — это самое престижное автомобильное соревнование в мире. И то, что МАЗ на нем успешно выступает, говорит о том, что, несмотря на все сложности, на заводе может создаваться современная надежная техника. Это прославляет не только предприятие, но и всю страну. Многие думают, что мы улетаем в жаркие страны погреться, и даже не представляют, с какими сложностями команда здесь сталкивается. Да, это красивое двухнедельное шоу, но не все осознают, насколько это тяжело. И я уверен — за нас не стыдно!

— То есть отдохнуть и насладиться Южной Америкой не удается?

— Конечно, нет. Мы даже Новый год по минскому времени провели на технических проверках в 40-градусную жару. После чего просто легли спать. А наутро нас ждали новые задачи. О каком-то отдыхе, праздниках и речи не идет. Отдыхать будем, когда будем лететь домой в самолете. Я сам похудел, но на сколько точно не скажу — взвешусь после гонки. Но мой рекорд — минус 14 килограммов. И сейчас много сбросил. Сказываются переживания за команду, моральное напряжение, максимальная отдача на участках. Но поверьте — мы выдержим. Точно выдержим!

-5%
-20%
-10%
-50%
-40%
-15%
-10%
-10%
-11%
-5%