/

Третий день в суде Октябрьского района Минска рассматривается уголовное дело в отношении Виктора К., который 12 мая 2016 года на столичной улице Могилевской сбил двух девушек. На заседание вызваны свидетели происшествия, его родственник и лечащий врач-психотерапевт обвиняемого. Еще три очевидца трагедии явиться в суд не смогли — в процессе озвучили показания, полученные во время следствия.

Фото Юлии Альгерчик, TUT.BY

Показания свидетелей, допрошенных 15 декабря, мало чем отличались от показаний ранее выступивших очевидцев. Но одну деталь отмечают все: необычное спокойствие водителя в момент трагедии и его безучастное отношение ко всему.

— Я ему говорю: что ж ты сделал, ты ж девушек сбил! А он в ответ просто промолчал, — рассказывает один из свидетелей трагедии Виктор.

Фото Юлия Альгерчик

— Ездил Витя хорошо: не скакал по полосам, скорость не превышал. Мне было с ним в машине спокойно, он был дисциплинированным водителем, — так описывает водительские навыки обвиняемого еще один свидетель. — Да, я был в курсе, что у него не все в порядке с глазами, но я также знаю много людей, которые с таким же зрением ездят за рулем. Со слов жены (женщина работала с обвиняемым и давала показания накануне. — Прим. автора), мне было известно, что у Виктора как-то был провал в памяти. Рецидивов не было, и я решил, что у него все нормально. В день аварии Витя по моей просьбе поехал к моей матери, а потом — домой, его состояние не вызвало у меня вопросов.

Врач-психотерапевт центра пограничных состояний Марина Щесленок выступила следующей. Ее показания особенно важны в понимании того, что происходило с Виктором К. до аварии и мог ли он предотвратить трагедию. По словам Щесленок, ей не было известно, что Виктор — водитель и приезжал в центр пограничных состояний на автомобиле.

— Виктор К. обратился в центр в 2014 году по рекомендации врача-невролога. Жаловался на беспокойство, отсутствие аппетита, плохое настроение. Я выписала ему препарат «Феварин», — рассказывает психотерапевт. — На первичном приеме мы предупреждаем всех пациентов, что после наших препаратов управлять автомобилем нельзя — они снижают концентрацию внимания. В инструкции к препарату это примечание есть. В устной форме я говорила это и Виктору.

Эти сведения вызвали у стороны защиты дополнительные вопросы, ведь в инструкции к препарату не указано, что есть ограничения по вождению автомобиля. На это врач ответила, что «побочные действия могут появиться в зависимости от дозы препарата и индивидуальных особенностей».

— Ограничения по вождению появляются, если доза принимаемого препарата свыше 150 мг. У Виктора была доза 150 мг.

Фото Юлия Альгерчик
Марина Щесленок, врач-психотерапевт городского центра пограничных состояний

Психотерапевт подтвердила, что на приемах в 2015 и 2016 году слышала от Виктора о том, что у него были «отключки».

— Виктор говорил, что отключается на 2−3 минуты, но потом все вспоминает. Однако позже выяснилось, что он ничего не помнит о том, когда был «провал». До трагических событий я рекомендовала, но не направляла его обследоваться: сделать расширенную ЭЭГ с последующей консультацией врача-невролога. В мою компетенцию не входит установление природы «отключек» пациента. К тому же тревожно-депрессивная симптоматика не связана с провалами в памяти. Я знаю результат этого исследования, но заключения невролога не видела. Самостоятельно по признакам и симптомам я не могла поставить ему диагноз, который ему позже диагностировали.

Отрицает врач и тот факт, что прием «Феварина» связан с отключкой сознания, да и в инструкции к препарату таких побочных эффектов нет.

— Я не говорила Виктору, что приступы пройдут, когда он закончит принимать препарат. До произошедшего ДТП его самочувствие улучшилось, было рекомендовано постепенное снижение дозировки препарата. Однако речь о полном завершении лечения не шла, — пояснила специалист. — И после трагедии пациент пришел на прием: говорил, что отключился еще раз и сбил людей.

Показания медработника вызвали у подсудимого, до этого тихо сидевшего на скамье, негодование:

— Я в шоке, если честно. Я точно знаю, что меня не предупреждали о том, что нельзя ездить за рулем при приеме таблеток! И расширенное ЭЭГ врач проходить мне не рекомендовала, это я точно помню! — мужчина не скрывал эмоций.

Впоследствии, при зачитывании гособвинителем документов, входящих в материалы дела, обвиняемый Виктор отказался от показаний, которые он давал на следующий день после аварии, 13 мая, без присутствия адвоката.

Судебное заседание продолжается.

Читайте также:

«Во всем виноваты врачи!». Судят водителя, насмерть сбившего студенток

Водитель, сбивший насмерть девушек на Могилевской, имел инвалидность по зрению

-50%
-20%
-10%
-51%
-45%
-21%
-50%
-10%
-45%
-15%
-20%