• Дорога
  • Тест-драйвы
  • Видео
  • Эксклюзив
  • Автобизнес
  • Происшествия
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Два года назад житель Минска Павел купил в столичном автохаусе Volvo S60, авто было с пробегом по Беларуси. Радовался приобретению автовладелец недолго — в начале 2016 года раздался звонок из милиции, где проводили проверку по машине Павла. И уже в начале декабря Минская региональная таможня потребовала разместить машину в зоне таможенного контроля — VIN кузова Volvo оказался измененным. Павел требование выполнил и остался без машины и денег.

— При покупке машины никаких подозрений у меня не возникло — все документы были в порядке. Volvo я был доволен, несмотря на то что пришлось взять кредит на покупку автомобиля, — рассказал Павел. — При покупке машина была на транзитных номерах, по закону я зарегистрировал ее в МРО ГАИ в Ждановичах. Никаких подозрений и замечаний от инспектора ГАИ по поводу VIN-номера машины я не получал.

Павел отъездил на авто два года, пока в начале 2016 года его не вызвали в РУВД Ленинского района Минска. Там ничего не понимающему владельцу Volvo вручили направление на прохождение экспертизы по машине.

— Почему такая необходимость возникла через два года после покупки — мне не объяснили. В милиции я узнал, что старые владельцы уже возили Volvo на экспертизу дважды. И почему-то в этих экспертизах сделаны совершенно разные выводы.

В выводах экспертизы, проведенной в августе 2013 года специалистом Комитета судебных экспертиз по Минской области, сообщалось, что маркировка VIN автомобиля вторична — фрагмент панели с первоначальным номером был вырезан, а на его место вварен другой, с читаемой маркировкой. Также эксперту удалось определить первичную маркировку кузова.

Фото документов предоставлены Павлом

Фото документов предоставлены Павлом

Уже через два месяца, в октябре 2013 года, когда Volvo принадлежала новому владельцу — тот тоже привез автомобиль на экспертизу. На этот раз исследование проводил специалист Комитета судебных экспертиз по Могилевской области, который установил, что маркировка кузова Volvo изменению или удалению не подвергалась и является первоначальной.

Фото документов предоставлены Павлом

— Я надеялся, что результат моей экспертизы будет такой же, как и у второго владельца, — говорит Павел. — Но вывод для меня оказался неутешительным: в Комитете судебных экспертиз Минска выявили, что кузовной номер Volvo заменен, а оригинальный номер кузова выявить не представляется возможным.

Фото документов предоставлены Павлом

— Меня отправили в городское ГАИ, где порезали техпаспорт и написали в нем, что по машине проводится проверка и документ действителен до конца декабря 2016 года. В ГАИ сказали, что передают дело в Минскую региональную таможню.

В конце ноября Павел получил письмо из Минской региональной таможни, в котором сообщалось, что поскольку машина не выпускалась на территории Таможенного союза, то она имеет статус иностранного товара, находящегося под таможенным контролем и подлежащего таможенному декларированию. До 2 декабря текущего года авто необходимо доставить в Колядичи для прохождения таможенных процедур.

— Автомобиль, который я честно купил в автохаусе, сейчас стоит на складе временного хранения. Получить его назад я смогу, только если заплачу пошлину в размере около 12 тысяч евро, что превышает стоимость авто в несколько раз. А еще на мне «висит» кредит, который я брал на покупку этой машины. Платить его надо еще полтора года.

В ближайших планах Павла — подать претензию к автохаусу, в котором был куплен автомобиль. Если в добровольном порядке деньги за проданный автомобиль с «темным» прошлым получить от продавца не получится, мужчина будет добиваться справедливости через суд.

— Считаю, что система постановки на учет машин в нашей стране работает отвратительно, представители ГАИ ставят на учет и снимают с него машины, не проверяя нормально кузовные номера, поэтому и происходят такие истории, в которую попал я.

Чтобы пролить свет на ситуацию и понять, каким образом она получилась, AUTO.TUT.BY обратился за помощью к ведомствам, которые имеют непосредственное отношение к этому делу. Также мы уточнили у юриста, как быть в таких случаях пострадавшим.

Фото: tori.fi
Фото: tori.fi

Как автохаус продал машину с «перебитыми» номерами?

— Перед тем как принять машину на комиссию, мы проверяем паспорт владельца — тот ли человек к нам приехал заключать договор, смотрим документы на машину. Как правило, автовладельцы уже снимают авто с учета, они все на транзитных номерах. Это значит, что ГАИ проверила этот транспорт, сверила номера, — рассказали в автохаусе, который продал Volvo Павлу. — VIN кузова мы проверяем визуально, сверяем его с документами, но экспертизу не делаем. Глядя на номер, мы не можем сказать, что он перебит — разве что если изменения будут слишком явными.

Сотрудник автохауса считает, что вины в том, что проданная Volvo оказалась с перебитым номером, нет. Тем более что ранее она имела все документы и эксплуатировалась в Беларуси.

— Мы никаких денег покупателю не должны, да у нас их просто нет. Мы всего лишь посредники: получили свой процент за проведение сделки, и всё. С ошибками пусть разбираются таможня и ГАИ, раз допустили их.

Почему выводы трех экспертиз — разные?

В центральном аппарате Госкомитета судебных экспертиз Беларуси ответили, что «в практике ведомства случаи, когда выводы экспертов разные, недопустимы. Ситуация, которая произошла с Volvo, — очень серьезная. Руководство разбирается, как такое стало возможным».

— Если кто-либо из автовладельцев сталкивался со случаями, что выводы нескольких экспертиз на одну и ту же машину разные, обязательно сообщайте об этом в центральный аппарат Комитета судебных экспертиз. Такого быть не должно! —  порекомендовали в ведомстве.

Почему милиция начала заниматься авто только сейчас?

В ГАИ Минска AUTO.TUT.BY пояснили: проверять Volvo S60 Павла начали не «просто так». Оказывается, машина стояла на контроле в ГАИ с 2013 года — момента, когда была сделана первая экспертиза. В ней значилось, что VIN машины перебит. Но по закону такие машины остаются у владельцев: их отпускают под сохранную расписку, которой оговаривается, что машину нельзя отчуждать, разукомплектовывать. Хозяин авто при этом должен явиться по первому вызову правоохранительных органов.

— История машины очень запутанная. Она стояла какое-то время на учете в Беларуси. В 2013 году ее купил житель Минской области. При попытке поставить Volvo на учет номер кузова авто вызвал сомнения у сотрудников ГАИ Минской области, поэтому машину отправили на экспертизу, — рассказал Дмитрий Ткачев, старший инспектор по розыску ГАИ Минска. — До получения результатов машину владелец забрал под расписку. Такой вариант допускается, если оба участника сделки — продавец и покупатель — граждане Беларуси. Но пока проводилась экспертиза, сделка купли-продажи между ними была расторгнута. Результаты «плохой» экспертизы потом пришли в ГАИ Минска, так как один из участников сделки — владелец авто — минчанин. Мы этого человека вызывали, но он не являлся, поэтому Volvo поставили на контроль.

Через два месяца, в октябре 2013-го, машину купил житель Могилева. При постановке на учет в ГАИ у инспектора также возникли вопросы по подлинности VIN, и машина во второй раз отправилась на экспертизу. Но на этот раз выводы эксперта были уже «хорошими».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В 2014 году, когда машину покупал Павел, при постановке на учет у ГАИ вопросов и подозрений в подлинности VIN у инспектора не возникло. Поэтому новый хозяин машины ездил на ней два года.

— Видимо, нынешний владелец машины приехал для чего-то к нам в ГАИ и информация о машине и контроле над ней «всплыла», после этого материалы по Volvo мы отправили на проверку в РУВД, а потом, с результатами третьей экспертизы, - в Минскую региональную таможню.

— Почему Volvo не взяли на заметку, когда ее ставил на учет первый владелец?

— Вариант, что при въезде в Беларусь машину пропустили без растаможки ошибочно, мол, сработал человеческий фактор — ничтожно мал. Скорее всего, это вариант нерастаможенной машины. Номер, который восстановили эксперты, в розыске не значится. Значит, ее не угоняли, а продали за три копейки, а сюда ввезли без оплаты таможенных пошлин.

Исходя из многолетней практики можно сделать вывод, что машина заехала в Беларусь в исправном состоянии, какое-то время откаталась, а потом попала в аварию.

Скорее всего, ее VIN вырезали и вывезли с документами в соседнюю страну, к примеру, в Литву. Преступные дельцы под документы аварийной машины нашли идентичный автомобиль в рабочем состоянии, в который вварили VIN разбитой Volvo. А потом машина с перебитым номером въехала в Беларусь по старым документам.

— Но этот момент сейчас уже практически недоказуем. Разве что проверять через Интерпол всю цепочку от первого, заграничного владельца авто: где регистрировалась машина впервые, когда снималась с учета, кто был ее покупатель, кому он ее продал…

Кстати, начиная с 2011 года, когда поднялись таможенные платежи, это вариант — очень частая схема. До этого в Беларусь чаще попадали просто ворованные машины.

Таможня: нужна еще одна экспертиза

— По первоначальному VIN, указанному в заключении экспертизы от 2013 года, специалисты Минской региональной таможни определили, что автомобиль не проходил таможенное оформление на территории Таможенного союза (не выпускался в свободное обращение), следовательно, имеет статус иностранного товара, подлежащего таможенному декларированию и выпуску. Для того чтобы можно было провести дальнейшие проверочные мероприятия, автовладелец разместил машину в зоне таможенного контроля, — пояснили в ГТК Беларуси.

В таможне также есть результаты еще одной экспертизы, проведенной в Могилеве, в отношении VIN автомобиля, отсутствующего в материалах дела, представленных ГАИ.

— Было решено провести повторную экспертизу: для установления объективных обстоятельств дела. Проводить ее будут эксперты Госкомитета судебных экспертиз Беларуси.

По ее результатам, в случае если информация об изменении VIN и непрохождения в таможенного оформления этим автомобилем подтвердится, то автовладелец будет обязан осуществить таможенные операции, связанные с выпуском транспортного средства и уплатой таможенных платежей.

Если эксперты установят, что VIN автомобиля не видоизменялся и автомобиль выпускался в свободное обращение на территории ТC, то гражданин сможет совершить регистрационные действия в отношении Volvo.

Комментарий юриста

Владимир Парахневич, адвокат адвокатского бюро «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий СБХ»:

— Деятельность автохаусов подчинена ряду обязательных правил, основные из них — Правила комиссионной торговли непродовольственными товарами. Согласно этому документу, транспортные средства с явными признаками изменения маркировки номеров двигателя, кузова, кабины, шасси, рамы не принимаются на комиссию. Перед выставлением машины на продажу автохаус обязан создать комиссию по проверке, составить акт проверки и оценки технического состояния машины, в котором указывается идентификационный номер и внешнее состояние (с указанием дефектов) номера кузова авто. Один оригинал акта при покупке в обязательном порядке должен был быть передан покупателю.

Ситуация с Volvo S60 более сложная: номер кузова автомобиля уже оценивался экспертами три раза и с разными результатами. Однако и в этом случае изменение номера кузова автомобиля, если оно имело место, является риском автохауса. Комиссионер (автохаус) несет ответственность перед покупателем за несоответствие товаров характеристикам их состояния, данным при приеме товаров на комиссию.

Автохаус, продавая Volvo S60 покупателю, указал в договоре две характеристики, потенциально не соответствующие действительности: номер кузова, который, возможно, этой Volvo S60 не принадлежит, и что автомобиль прошел таможенную очистку.

В подобных ситуациях в судебном порядке можно ставить вопрос или о продаже товара ненадлежащего качества и требовать возврата уплаченной за автомобиль денежной суммы  или о расторжении договора в связи с его существенным нарушением и требовать возмещения убытков.

Требования, связанные с ненадлежащим качеством, могут быть заявлены по общему правилу в течение двух лет с момента передачи товара. Поэтому покупателю Volvo S60, купившему машину более двух лет назад, можно порекомендовать обратиться в суд за расторжением договора в связи с его существенным нарушением и требовать возмещения убытков. Суд окончательно установит, принадлежит или нет номер кузова Volvo S60, и примет решение по делу.

-20%
-10%
-15%
-50%
-30%
-45%
-50%
-10%
-20%
-20%
-62%
0065267