• Дорога
  • Тест-драйвы
  • Видео
  • Эксклюзив
  • Автобизнес
  • Происшествия
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Дмитрий Новицкий, фото: Глеб Малофеев, Антон Шелкович,

Мы начинаем совместный проект AUTO.TUT.BY и журнала «Большой» — «Дорога на Драгобрат». Прошло чуть больше года после покорения Якутии, и команда путешественников отправилась в новую экспедицию. На сей раз это Западная Украина, Карпаты. Вкратце о программе: Львов и горнолыжный Буковель, стоит ли ехать туда белорусскому туристу, посещение родного села Степана Бандеры, покорение дороги на гору Драгобрат. Многие называют эту дорогу одной из самых сложных в мире, поэтому транспорт экспедиции будет проверен на прочность по полной: Hyundai Creta предстоит заехать туда, куда не каждый внедорожник заберется. Машина абсолютно стандартная: два литра, полный привод, «автомат».

Итак, я сказал: «Поехали», махнул рукой — и мы помчались по трассе М1. Во Львов можно добраться разными путями, но от Минска проще всего ехать по «олимпийке» почти до Кобрина, там налево — и здравствуй, Украина. С прохождением границы проблем нет: по обе ее стороны всем все равно, что вы везете в Украину. На документы, штампы и видимость проверки уходит примерно час. 

Дороги в Украине ожидаемо хуже наших, но не настолько, чтобы петь «на поле танки грохотали». Не самая приятная и цена на топливо, доллар за литр! После белорусских 50 центов за литр чек с заправки неприятно удивляет: будете ехать в Украину, заправляйте на территории Беларуси полный бак.

Также нужно учитывать, что украинские пешеходы используют технологию «стелс» — бродят без фликеров по обочинам в огромных количествах. Поэтому белорусской ГАИ большой привет, молодцы, что настояли на обязательном ношении фликеров в темноте. В Украине нужно ехать аккуратно и поближе к центру проезжей части — обочины опасны.

Но в целом дорога до Львова удивила: лишь несколько крупных ям. Я ездил теми же дорожками три года назад, и все было намного хуже. Поэтому в автопутешествие во Львов можно отправляться смело на любой машине, сверхнагрузок для подвески не предвидится.

— Дороги у нас стали лучше после прихода Порошенко, — рассказывает управляющий мини-отелем Мыкола Знак, с ним мы разговорились наутро после прибытия во Львов. — Понимаете, такое дело: раньше деньги на дороги просто воровали, их распределял Киев. Сейчас это дело местной власти, которая просто обязана что-то ремонтировать и строить. Воровать они все равно будут, но ведь и процесс идет, дороги становятся лучше.

А у нас становится лучше на душе от львовской красоты. Что это? Краков? Прага? Белград? Львов называют «маленькая Вена, маленький Париж и украинский Пьемонт», и это правда — архитектурная жемчужина, которая почти не пострадала от войны. Центр города внесен в список наследия ЮНЕСКО.

После первых часов во Львове в наших глазах у Вильнюса появился сильный конкурент: не знаю, что увидим в барах, но с точки зрения «гулять и смотреть европейскую архитектуру» Львов даже предпочтительнее. От аналогий с Вильнюсом не отделаться никак: Львов тоже не так далек от Минска и тоже обладает атмосферой свободы. Для минчан — прекрасный город выходного дня.

Можно долго петь соловьем о жемчужинах львовской архитектурной мысли, а можно просто охарактеризовать: красиво. Из 5 тысяч памятников архитектуры Украины примерно 2,5 тысячи находятся во Львове. Во многом это заслуга Речи Посполитой и Австрии: в составе империй город находился долго.

Автомобилистам в наследство от империй осталась «брукаванка», которая выглядит отлично, но ездить по ней тяжело: неровно, скользко. Зато смотрится красиво и искусственно ограничивает скорость в центре города: при всем желании быстрее 40 км/ч ехать тяжело.

От СССР Львову достался «убитый» общественный транспорт: на многие троллейбусы и трамваи без слез смотреть нельзя. Мелькают новые трамваи и симпатичные автобусы «Электрон», но большую часть общественного транспорта пора отправлять на свалку, в последний рейс.

Вот так, от одной империи к другой, и жил Львов: в этом Западная Украина похожа на Западную Беларусь. Власть менялась, но независимость всегда хотели, поэтому площадь Степана Бандеры — одна из главных площадей. И здесь я сделаю ремарку: в материалах не выношу оценки, что вижу — то пишу. Поэтому предлагаю в комментариях не устраивать братоубийственные войны, а лишь напомню, что историю пишут победители. Отсидевший почти всю Вторую мировую в фашистском концлагере Степан Бандера — для Украины герой, он стал символом борьбы за независимость.

То тут, то там по городу разбросаны знаки народного признания: украинцы дорожат своей независимостью, и многие в Западной Украине не считают своей родиной Советский Союз.

— А сколько у нас было Советского Союза? Считай, после войны только… И то еще лет пять после войны здесь наших усмиряли, поэтому 40 лет советской власти львовян не успели перемолоть.

Но за эти 40 лет жители неплохо поднаторели в русском языке: на улицах города языковой проблемы нет. Русский язык во время наших прогулок по Львову понимали все, от мала до велика. Нет такого, как в Грузии или Литве, когда на русском ты можешь говорить только со стариками.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

По оценкам местных жителей, если раньше во Львове было от силы 10−15% русскоговорящих, теперь их около 30%. Все — за счет беженцев из Крыма и с Донбасса. Поэтому на улицах Львова часто слышишь русскую речь. Мы в основном пользовались беларускай мовай, потому что очень удобно: тебя на 100% понимают местные, при этом белорусский язык они узнают моментально, сразу цитируют «Песняров» и прочий советский фольклор и начинаются массовые братания на тему «украинец и белорус — братья навек».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Если владеешь белорусским, то понимать украинцев просто: в ролике журналист Роман Онишкевич говорит на украинском языке, я ему отвечаю на беларускай мове, так и говорили весь вечер.

Но на тему войны и российско-украинских отношений люди разговаривать не хотят: все устали. Всем надоело, и задача только одна — выжить.

— Ты все время спрашиваешь, как стало жить — лучше или хуже. Морально — лучше, потому что как воровали при Януковиче, не воровали никогда. Сейчас медленно, но все равно принимаются правильные законы: депутатам и их близким родственникам нужно декларировать имущество и доходы, в полицию набрали новых людей. Законы для ведения бизнеса упрощают, позитивные процессы медленно, но идут.

Но финансово жить стало тяжело: зарплата 200 долларов считается средненормальной для Львова, коммунальные платежи за квартиру — 50−60 долларов, вот и считай. Как пенсионеру прожить на пенсию в 50 долларов? Многие львовяне по уши в кредитах, иначе никак.

Молодежь стремится в IT-сферу, Львов сейчас считается украинской столицей айтишников, зарплаты там хорошие, работа спокойная.

Львов — город контрастов. На фоне яркого, кричащего туризма — пельмени, вареники, наливки, заходи, налетай — разворачивается каждодневная драма пожилых людей. В городе очень часто можно заметить ковыряющихся в мусорках. И нередко это люди в возрасте.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Видео я сделал вечером, просто хотел проверить, как львовяне реагируют на русскоязычного туриста. На чистом русском спросил дорогу до автомобиля, думал, вдруг покажут не туда. Но прохожий сломал весь эксперимент: сказал, что я заблужусь, и провел меня до автомобиля. Нигде я не почувствовал проблем из-за русской речи: львовяне сейчас и правда говорят по-русски через одного. Но машин с российскими номерами нет.

И белорусов не видно: на нашей Hyundai Creta мы были единственными автотуристами с белорусскими номерами в эти дни. Что я могу сказать? Бояться Львова не надо. Был, признаться, в первый день некий холодок недоверия, но он быстро растаял после знакомства с городом.

«Здесь дуже гарно», — эта реплика кавказца Тамерлана из Москвы отлично характеризует Львов. Это не Берлин в смешении культур, но Львов к нему стремится.

Львов сейчас — полноценный многонациональный город. Из баров слышна английская речь вперемешку с русской и украинской, многие надписи сделаны на польском: до Польши здесь рукой подать.

Поляки приезжают сюда не только потому, что во Львове все дешевле — здесь много и польской культуры, например, есть памятник Адаму Мицкевичу. А-а-а, так он же белорус! Или литвин? За такими спорами и проходят вечера в центре Львова: город может быть неплохой альтернативой для тех, кто пишет в соцсетях «Вильнюс уже не тот, да и Зыбицкая нам надоела».

Есть во Львове дух свободы, когда можно «видели ночь, гуляли всю ночь до утра» и не бояться, что тебя сейчас начнет паковать ОМОН. Весь центр гуляет и в будний день: бар «Пьяная Вишня», женщина из России, мужчина из Львова, разговор идет на русском языке. Стоишь на улице, пьешь глинтвейн и слушаешь уличных музыкантов. Замерз?

Тогда можно погреться в логове бандеровцев: бар «Криівка» — нашумевшее место, где на входе спрашивают, не из Москвы ли ты приехал.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Все с шуткой-прибауткой, и тут уж пусть каждый для себя решает, корректно ли так шутить.

Есть бар имени писателя Леопольда Захер-Мазоха, который родился во Львове, описывал сексуальные фантазии в своих книгах и явно был бы доволен баром имени себя. Там посетителей бесплатно стегают плеткой ушлые девицы, но мы женаты, стегают только тещи наш отряд, поэтому, перекрестившись, отступаем.

Если в Питере пить, во Львове тоже — но кофе и пиво. Это две городские традиции. Кофе во Львове почти везде очень хорош: эспрессо делают так, как нигде на постсоветском пространстве. А пиво является частью городской культуры уже много сотен лет. Сортов больше, чем камней во львовской брусчатке.

Все это — Львов. Львов, в котором мы не увидели ни агрессии, ни русофобии, ничего того, о чем рассказывают в новостях. Красивый старый город — и очень дешевый для туриста. Шот в баре в центре стоит 50 центов, еда в любом заведении, по минским меркам, три копейки, гостиница не в центре — 15 долларов за ночь на двоих: кризис, всех прижало. В приличном ресторане средний чек с человека — 50% от минского или вильнюсского, за 15−20 долларов можно чувствовать себя королем. Четырехзвездочный отель в центре — 50 долларов за двухместный номер.

Поэтому вместо Вильнюса, Парижа или Санкт-Петербурга уверенно можно отправляться во Львов. Есть и культура пития, и пища для души, и в воздухе свобода. Добираться можно самолетом, поездом и автомобилем. Причем последний вариант стал гораздо проще: на границе очереди почти нет, дороги в сторону Львова стали намного лучше.

А наши новости такие: седлаем железного коня Hyundai Creta и едем дальше — курс на Карпаты, курс на Драгобрат.

Выражаем признательность автоцентру «ХёндэАвтоГрад» за предоставленный для экспедиции автомобиль Hyundai Creta.

-10%
-10%
-15%
-10%
-45%
-20%
-80%
0065603