/ Фото: Инга Шкелер,

​Наш сосед в пробках обожает красивые автомобили и покупает их по принципу «для каждого типа поездки должно быть свое авто». Сейчас в его гараже две машины и круизный мотоцикл, которые он приобрел благодаря своему бизнесу — торговле одеждой секонд-хенд. Одно из любимых приобретений — Porsche Boxster S 2000 года выпуска — автомобилист согласился показать AUTO.TUT.BY. «Я очень люблю хорошие машины и комфортную езду», — признался Велимир, распахивая гаражные ворота, за которыми прячется его Porsche Boxster S. Только вот в последнее время на кабриолете автомобилист выезжает нечасто — кризис, говорит.

— Тяжело сейчас зарабатывать деньги, вот и стоит пока моя красавица под замком и ждет лучших времен, — вздыхает молодой человек, смахивая тряпочкой пыль с кузова лазурного цвета. — Конечно, эта машина не для кризиса и не для ежедневной езды — скорее, для красивых поездок по хорошей дороге.

Машина для уикендов появилась у автомобилиста три года назад. Ее характеристики впечатляют: объем двигателя 3,2 литра, мощность 300 лошадиных сил, разгон до 100 км/ч за 5,9 секунды. Но и аппетит у родстера неплохой — в городе расход бензина составляет 15,6 литра.

— Иметь кабриолет — это была моя заветная мечта. Просматривал объявления, искал варианты. Но Porsche даже не брал в расчет — мне казалось, что это что-то запредельное и фантастическое. Случайно нарвался на него, зацепил он меня очень. А когда посмотрел вживую, влюбился и сразу купил.

Сколько заплатил за машину, Велимир вспоминать не хочет: учитывая тот факт, что сейчас автомобили значительно упали в цене, те, старые, цены всех повергают в шок.

— Я не взбесившийся сынок богатых родителей, которые дарят любимому ребенку дорогие подарки. Деньги на все свои машины я зарабатывал сам, — говорит Велимир. — Какое-то время работал музыкантом — играл на саксофоне, потом был звукорежиссером, а через некоторое время решил сменить сферу деятельности на более прибыльную и занялся продажей одежды секонд-хенд.

Спустя пять лет торговли секонд-хендом Велимир может уверенно утверждать, что «на этом деле собаку съел», и без утайки рассказывает о своем бизнесе.

 — Начинал торговать в маленьком магазине в Жодино. Сам сколачивал примерочные, делал вешалки для одежды, хотя руки у меня под это не заточены. Вместе с наемными работниками продавал товар. Потом открыли еще один магазин.

Примерно на треть продаваемой одежды накидывали 100%-ную надбавку. Остальная часть одежды была дешевле. Встречалась, говорит, в мешках с «кремом» (так называется самая хорошая и дорогая сортировка бэушной одежды) и некондиция, которую можно было продавать только как ветошь либо вовсе выбросить.

— Тогда секонд был востребован. Но от покупателей я наслушался разного: на нас собирались жаловаться президенту, потому что мы «покупаем гуманитарку за копейки, а продаем за бешеные деньги», «снимаем одежду с трупов», «наживаемся на нищих». Конечно, никого мы не обманывали и с трупов одежду не снимали. Покупали одежду в больших мешках на оптовых складах, сортировали и продавали, — с улыбкой вспоминает Велимир.

Единственное «жульничество», которое мог позволить себе молодой бизнесмен, — среди кипы бэушной одежды отобрать самые лучшие, добротные и модные вещи и оставить себе.

— Поначалу мы с азартом копались в этих вещах, но потом перестали — надоело. Да и стояли перед выбором: можно оставить красивую одежду себе, а можно продать ее за хорошие деньги и получить прибыль. Как правило, выбирали второе.

Через полгода Велимир решил, что пора выходить на новый уровень, и задумал заняться торговлей секонд-хендом оптом.

— Ничего не знал тогда, но все же поехал в Литву за оптом. Оказалось, не все так просто: есть таможня, санэпидемстанция, много других нюансов. Набивал шишки, а потом разбирался.

Но постепенно трудности были изучены и пройдены, и дело заладилось. Велимир избавился от розничного магазина и снял склад в Минске — бизнес пошел.

— Моя фирма не была крупным поставщиком, скорее середнячок. Поставки доходили до трех тонн одежды в неделю, да на складе всегда был запас около 10 тонн. Нельзя сказать, что я шиковал, но и голодный не ходил, хватало для спокойной жизни.

Бизнес предполагал еженедельные поездки в Литву, поэтому личный транспорт предпринимателю был необходим. Велимир успел купить, покататься, а потом продать Hyundai Santa Fe, Mitsubishi Pajero, несколько моделей BMW.

— Конечно, машина для бизнеса нужна. А мне лично автомобиль нужен еще и для удовольствия: когда еду на хорошей машине, то душа и сердце радуются, это даже отдых. Поэтому я предпочитаю покупать только хорошие авто. У каждого человека свои приоритеты — кто-то вкладывает деньги в драгоценности, кто-то в подушку зашивает, а я машины покупаю.

Велимир с удовольствием ездит и по Беларуси, и в соседние страны — по делам, да и просто прогуляться.

— Когда я только купил Porsche, то заметил, что люди обращают внимание на машину — оборачиваются, улыбаются, машут, кто-то фотографируется на ее фоне. Приятно, что уж тут лукавить. Да и машина эта редкая, в Минске я такую же видел только один раз.

Первым пассажиром в кабриолете была мама Велимира. Он решил устроить ей сюрприз и заскочил на Porsche на дачу.

— Мама впервые в жизни ехала в машине с откинутым верхом. Она радовалась, как ребенок, — высовывала руки и улыбалась. А я в это время радовался за нее. Знаете, люди старшего поколения по-другому подходят к выбору машин, практичнее, наверное. Такую машину мои родители себе никогда бы не купили.

Велимир без страха оставляет на городской парковке свою машину с открытым верхом — со случаями вандализма он не встречался. Но однажды от случайно начавшегося дождя машину спасти не удалось. Тогда намокли кожаные сиденья и от влаги немного испортились.

Несмотря на то, что машинка шустрая, разгоняться до максимальной скорости автовладелец ни разу не пробовал. Предел, который выжимал, — 200 км/ч.

— Я не лихач, хотя дрифтануть на машине пару раз пробовал. Сама машина провоцирует на другой стиль вождения. Грешен — иногда в «шашки» играю, иногда и нарушу парочку правил. Но только с уважением к другим водителям: никаких наглых «подрезаний». Проблем с гаишниками у меня никогда не было, хотя останавливали довольно часто: просто из любопытства, спрашивали про машину, двигатель, заглядывали, что там да как. Пару раз за небольшое превышение скорости даже отпустили меня, сказали: «На этой машине, наверное, чуть на газ нажмешь — и не заметишь, как улетишь».

В соседней Литве на машину смотрят спокойно — у них и не такие по улицам ездят. А вот литовские таможенники на Porsche с белорусскими номерами реагировали с недоверием.

— Один раз я на границе застрял надолго — литовские таможенники «трясли» мой Porsche, почему-то показался он им подозрительным. Мало того что загнали в ангар на сканер, так еще и после всю машину разобрали. Ничего, понятно, не нашли. Ну что можно спрятать в родстере? — недоумевает автомобилист.

В Porsche Boxster S среднемоторное расположение двигателя, поэтому в маленьком авто два багажника. Передний из-за емкостей с техническими жидкостями и докатки совсем маленький, в него можно поставить только, например, небольшую сумку-холодильник.
Задний багажник чуть больше. В него можно уложить дорожную сумку средних размеров.

Плановое техобслуживание Porsche Велимир делал только в Литве, обходилось оно там в 100−150 евро. Пока с машиной работали, автомобилист занимался шопингом в вильнюсских магазинчиках (в то время он уже не отбирал себе одежду в мешках с секондом) и посиживал в кофейне с чашечкой эспрессо.

— Знакомые мне сразу сказали: не вздумай что-то делать с Porsche на наших СТО — если люди не имели дел с такой машиной, они могут неправильно что-то поставить. А на официальном сервисе в Минске эти услуги стоили бы на порядок дороже, чем в Литве. Кроме ТО, в машине ничего ремонтировать не пришлось — надежная.

Велимир говорит, что в технической части автомобилей разбирается слабо, но элементарные вещи — типа залить технические жидкости — может.

— Я даже ни разу в жизни сам не менял колеса в машинах. Но, думаю, если на пустынной дороге случится прокол, то никуда не денусь — поменяю, что я, четыре болта не смогу открутить?

«Фишек» и прибамбасов в машине хватает. Единственное, что не нравится хозяину — магнитола не читает MP3-формат…
…но зато CD-чейнджер и усилитель дают отличное качество воспроизведения музыки, к звучанию которой Велимир очень восприимчив.

Несмотря на отличное состояние автомобиля и привязанность к нему, Велимир надумал его продавать. Все потому, что в прошлом году его бизнес начал ложиться на лопатки.

— За пять лет работы у нас были разные времена. Как-то затопило склад и пришлось закупать весь товар с нуля. Но то, что происходит сейчас… Продажи упали многократно. Денег у людей сейчас настолько мало, что они почти ничего не покупают. А ведь еще есть китайская и вьетнамская промышленность, которая создает нам большую конкуренцию. Есть целый слой людей, который считает, что лучше купить новое китайское, чем бэушное европейское.



Сейчас, пока родстер стоит в гараже, Велимир ездит на Mercedes-Benz S-klasse: «Он большой, очень удобный, ехать на нем — что плыть на корабле», а для выездов в выходные купил себе круизер Honda Shadow.

-17%
-50%
-12%
-50%
-10%
-30%
-50%