• Дорога
  • Тест-драйвы
  • Видео
  • Эксклюзив
  • Автобизнес
  • Происшествия
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

«У каждого дела запах особый» — говорится в известном детском стишке. Когда заходит разговор о запахе дел наших сегодняшних соседей, многие люди брезгливо морщатся. Наши сегодняшние «соседи в пробках»: водитель- ассенизатор и водитель мусоровоза, рассказывают о трудностях своей работы, которую, впрочем, они не готовы поменять ни на какую другую.

«От чекушки до айфона»

Дмитрию сейчас 36 лет, из которых 18 он за рулем. Еще в школьные годы решил, что будет крутить баранку. В 17 лет отучился на водительских курсах, в 18 получил права категорий В, С, Е. Трудился в разных местах, в основном водителем, даже ездил в дальние рейсы в Россию. А два года последних работает водителем ассенизаторской машины на столичном частном предприятии «Чисто край». Говорит, попал сюда случайно — на старой работе перестали платить деньги, пришлось уволиться и искать новое место. Работу свою непрестижной он не считает, «профессия — как все остальные».

Фото: Евгений Ерчак

— Помните, как в детстве говорили, — «все работы хороши». Именно так я отношусь к своей работе, — говорит Дмитрий. — Мне разницы нет, что возить, лишь бы платили деньги.

Сколько денег получает водитель ассенизаторской машины, Дмитрий не признался — «секрет, но больше, чем на других машинах».

— Знаете, когда есть семья и дети, а у меня две дочки — трех и девяти лет, то их надо кормить и содержать. Поэтому сидеть на диване и перебирать профессии получше и почище  я не могу себе позволить.

Жена, родственники и друзья нормально относятся к деятельности Дмитрия, никаких шуток и смешков не позволяют себе в его адрес. Его ближайшее окружение понимает — каждый зарабатывает как может.

— Старшая дочка тоже нормально реагирует на мою работу. Однажды, когда за ней некому было присматривать, я даже брал ее с собой на работу. Ей нравилось ехать в большой машине, про какие-то запахи или грязь даже не заикалась, потому что их просто не было.

Иногда Дмитрий все же встречается с высказываниями типа: «Фу, вы что запахов не чувствуете? Как можно в чужом дерьме копаться?». Но мужчина к таким комментариям глух и не обращает на них внимания.

Фото: Евгений Ерчак

— Я вам больше скажу, мой отец, которому вот-вот стукнет 57 лет, уже 37 лет работает на ассенизаторской машине, только она поменьше, чем моя. Машин с 18-кубовой цистерной в Беларуси всего четыре. Одна из них у меня. Так что можно считать, у нас семейная династия, — улыбается мужчина. — Хотите, покажу вам, как работаю? Садитесь в кабину, у меня там все чисто, — пригласил Дмитрий.

С некоторой опаской залезаем вместе с фотокорреспондентом в кабину к ассенизатору — действительно, никакого постороннего запаха не чувствуется.

— Работать надо аккуратно — и запаха не будет, — рассказывает по пути к месту откачки фекалий водитель. — Воду и салфетки в кабине я не вожу, потому что стараюсь не вымазываться. Даже если случается неприятность, то мы же работаем не в поле, везде есть вода и можно помыться.

Фото: Евгений Ерчак

Про один такой неприятный момент Дмитрий нам рассказал.

— Зимой дело было. Откачал как-то канализацию и вдруг порвался шланг, все из него полетело. Весь с головы до ног был мокрый и грязный, пришлось до белья раздеваться. Сложил одежду в лоточек и ехал в кабине в трусах. Но такие случаи скорее исключение, чем правило.

За разговорами доехали до места откачки —  офисного четырехэтажного здания за Минском, у которого нет центральной канализации и все фекальные массы собираются в четырех подземных емкостях. Дмитрий лихо отодвигает чугунный канализационный люк и опускает в отверстие широкий шланг, который присоединен к цистерне.

Фото: Евгений Ерчак

— Работаю я в перчатках, респиратор не надеваю — незачем. Да здесь и запаха-то никакого нет. Посмотрите вниз, что там откачивается, — практически чистая вода.

Нерезкий канализационный запах все же витал в воздухе. Пока шла откачка, в офисном здании закрылись пару окон — запах нечистот все же щекотал носы некоторых сотрудников предприятия. А мы на всякий случай отошли подальше от ямы с фекалиями — вдруг именно сейчас шланг порвется, как бы ни случилась неприятность.

— Перед работой надо плотно пообедать, тогда от запахов мутить не будет. А то бывает иногда. Особенно если чистишь биотуалеты, например, на стройке. Перед тем как туда зайти, надо воздуха в легкие побольше набрать. Если в такой туалет попадет человек, у которого плохое обоняние, то после биотуалета оно обязательно появится, — смеется Дмитрий.

Фото: Евгений Ерчак

Около 20 минут понадобилось, чтобы насос откачал содержимое емкостей, цистерна заполнилась, и машина отправилась на канализационную напорную станцию (КНС).

— На ассенизаторскую машину реагируют в автомобильном потоке нормально. Бочка наша герметичная, ничего из нее не выливается, дорогу и машины мы не вымазываем. Автомобилисты меня не подрезают, а гаишники останавливают крайне редко — везем «взрывоопасный груз».

У ассенизаторов нередки ночные подъемы и командировки в разные концы Беларуси.

— Аварии бывают, и нас вызывают. Вот в прошлом году сильные грозовые дожди прошли, ливневка не справлялась, нам приходилось выезжать, чтобы откачивать воду с дороги и подземных гаражей. В таких случаях приходится по 12 часов работать да по 30 раз выбегать из кабины. Работа не из легких. А зимой, когда морозы, работать сложно — следишь чтобы система не замерзла.

Помимо откачки и слива отходов жизнедеятельности человека, Дмитрию периодически приходится самому чистить цистерну.

— Чищу бочку в зависимости от заполняемости грязью. Она разборная. Залезаю внутрь и мою, убираю посторонние предметы со дна, которые люди топят в канализации. Что только не находил! «Чекушки», большие бутылки, болты и гайки, мобильные телефоны — даже айфоны, как-то нашел портмоне с банковскими карточками. Кстати, сам я три раза во время очистки ронял свои телефоны в яму, конечно, спасти их не удавалось.

Несмотря на трудности работы, Дмитрий менять ее не собирается.

Фото: Евгений Ерчак

— Мне моя работа нравится — хорошая… А вы в сторонку отойдите немного, а то шланг под давлением, он может вырваться и обольет вас с ног до головы, — говорит нам мужчина, заправляя шланг от цистерны в сток на канализационной станции. — А мне еще паспорт надо на груз сдать.

— Так, у тебя без разбавления водой, хорошее добро привез. Давай путевку подпишу и езжай, — доносится из будочки голос работницы станции, и через 5 минут Дмитрий отправляется в следующий рейс.

«С расшатанной психикой люди у нас не работают»

С водителем мусоровоза мы встретились ранним утром в центре города.

Фото: Евгений Ерчак

— Я пришел на эту работу, когда мне еще и 30 не было, — рассказал Владимир Иванович. — Поработал тогда день-два и думал — уволюсь, настолько тяжело было работать. Не столько физически тяжело, сколько морально. Тогда у нас такая текучесть кадров была! Из 10 принятых на работу человек работать оставались два в лучшем случае.

Мужчина признается — зацепила перспектива жилья, поэтому и остался. Спустя 8 лет работы появилась возможность построить двухкомнатную квартиру на семью из трех человек.

— Тогда город выделил на нашу организацию 6 квартир в одном доме, и все их распределили среди работяг. После этого, как советовали многие, можно было и увольняться, но я не стал этого делать.

На сегодняшний день мужчина отработал на государственном предприятии «Спецкоммунавтотранс» 15 лет, уходить не собирается. Владимир Иванович убирает отходы с улиц Заславской, Мельникайте, Танка.

Фото: Евгений Ерчак

— Район этот сложный, — признается мужчина. — На этих улицах мусоропроводы в каждом подъезде, поэтому мне нужно проехать по всему двору, чтобы собрать мусор. А ехать тяжело — много припаркованных авто.

По мнению водителя, им гораздо легче и проще убирать, когда на несколько домов одна площадка с контейнерами, где отходы отсортированы. Тем более что в последнее время люди стали более дисциплинированными — возле контейнеров послушно раскладывают мусор по соответствующим бакам.

— Алкоголики у нас не работают. Кто доверит руль пропойце? Здесь же ответственность большая — люди кругом ходят, надо быть внимательным и осторожным. К тому же штат на предприятии полностью укомплектован, к нам не устроиться. И что важно — у нас день в день выплачивают зарплату, где вы сейчас такое найдете?

Так же, как ассенизатор Дмитрий, Владимир Иванович о размере своей заработной платы не распространяется.

— Она достойная, поверьте мне. У нас тут не так, что отбыл день, покатался и получил деньги. Считают, сколько вывез кубатуры мусора, от этого и зарплата зависит. А так нормально живем. Есть у меня машина — Audi 200, 1990 года выпуска. Но я на ней мало езжу. Отдохнуть можем поехать. Вот пару лет назад ездили в Одессу. А так чаще всего я езжу в Слуцкий район — я оттуда родом, там у меня мама живет. Там сад, огород, баня, гараж — работы хватает, ею и занимаемся.

За 10 минут, пока мы беседовали с водителем в одном из дворов многоэтажки по улице Заславской, собрались легковушки, ожидающие проезда на дворовую территорию.

Фото: Евгений Ерчак

— Видите — проезд я им перегораживаю. Дворы наши узкие, разъехаться тяжело. А уж о том, чтобы мне развернуться. речи быть не может. Есть в городе такие места, куда надо не позже 7 часов приезжать, иначе заставят машинами так, что убрать уже не сможешь. Здесь тоже тяжеловато — двор тупиковый, поэтому сейчас заберу мусор возле каждого подъезда, а выезжать буду задним ходом.

Владимир Иванович отправился забирать мусор.

— В детстве все хотят быть водителем мусоровоза. Вот смотрите — сейчас я буду ехать, а недалеко от машины будут идти мамы с детками и смотреть, как я гружусь, — с улыбкой говорит мужчина. — Мусорная машина — любимый автомобиль детей. Один раз мне мама малыша рассказала: «Вы знаете, мы уже скупили все игрушечные мусоровозы, которые только есть в магазинах».

Грузовик медленно продвигается по двору, приостанавливается возле каждого металлического мусорного контейнера — тот захватывается и с грохотом переворачивается в кузов мусорной машины металлической «лапой», которой из кабины управляет Владимир Иванович.

— Управляет этим механизмом гидрораспределитель, к которому идут рычаги, каждый из них отвечает за действие железной «лапы», которая захватывает контейнер. У меня такой стаж работы, что управлять рычагами и выкидывать мусор я могу даже с закрытыми глазами.

Фото: Евгений Ерчак

Бывает, что возле контейнера люди выставляют крупный мусор. Если он влезает в контейнер, то водителю приходится выпрыгивать из кабины и забрасывать его в кузов. «Полезно для здоровья», — оптимистично заявляет водитель.

— Иногда бывает, что люди выбрасывают что-то ценное, а потом спохватываются. Как-то приезжаю мусор собирать, а жилец дома говорит: «Куда вы вчерашний мусор вывезли?», — что-то найти им надо было. Объясняю, что если прошло уже больше суток, то искать бесполезно — столько всего накидано сверху, со всего Минска — не отыщешь.

Пока мусоровоз едет по двору, за ним тянется хвост из медленно едущих легковых авто. Все автомобилисты терпеливо выжидают, пока МАЗ даст им доехать до нужного подъезда и припарковаться.

— Но с крикунами мы встречаемся всегда, это было и раньше, и сейчас. Ничего не меняется. Часто люди не обращают внимания на желтую полосу, где стоит контейнер, — возле нее нельзя парковаться. Приедут и поставят машину. Им фиолетово что мне будет тяжело убирать мусор. Бывает, что и маты гнут, пальцы веером и кричат «я тебе…».

Владимир Иванович в таких случаях в дебаты не вступает и на резкие выпады автомобилистов не обращает внимания.

— Да, приходится сдерживать себя, не распыляться зря. Я знаю, что мне надо еще смену отработать и в нормальном настроении вернуться домой, в семью. Так же ведут себя и остальные наши водители, с расшатанной психикой люди у нас не работают, сразу уходят.

А поволноваться на этой работе действительно есть за что, в этом мы убедились, когда Владимир Иванович начал выезжать со двора задним ходом. В некоторых местах до припаркованного транспорта с обоих сторон оставалось не больше 10 см.

— Не дай Бог, заденешь какую-нибудь машину! А штрафы такие же, как и для всех, никаких послаблений в этом отношении для спецтранспорта нет.

Фото: Евгений Ерчак

Хоть мусоровоз и двигается задним ходом с включенным оранжевым маячком, аварийкой и сиреной, многие люди не обращают на это внимание и выходят на дорогу.

— Народ не смотрит, куда идет, думают о чем-то своем, многие в телефон «пялятся» или наушники в уши воткнули и ничего не слышат. Хорошо, сейчас в наших машинах устанавливают камеры заднего хода — они помогают и облегчают движение. Но это не значит, что зеркала не нужны. Еду задним ходом и смотрю налево и направо, и на изображение с камеры — везде.

Фото: Евгений Ерчак

Все бытовые отходы отправляются на загородную свалку. Именно там считают, сколько мусора привез каждый водитель. За смену наш сосед делает 3−4 рейса. Это примерно 140 кубов отходов.

Жена и 20-летняя дочь относятся к его работе спокойно.

— Дочка никогда не стеснялась, что я не космонавт. А вопрос, что я работаю «не там», в семье никогда не стоял. Не все будут директорами, нужны и в других местах рабочие руки.

Водитель считает, что мнение, мол, если работа грязная, то и работник грязный — не имеет под собой основания: и офисный работник может плохо пахнуть, если не будет следить за собой.

— У нас на работе есть баня. После смены надо — пошел и помылся. А некоторые мои коллеги с работы в костюме с галстуками уходят. Сел в свою машину (да, это будет не BMW X5, а попроще!) и поехал. И никогда не скажешь, что человек мусор убирает.

-30%
-40%
-17%
-50%
-10%
-26%
-10%
-10%
-10%
0071034