106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  2. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  3. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  4. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  5. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  6. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  7. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  8. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  9. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  10. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  11. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  12. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  13. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  14. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  15. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  16. «Надо по-хозяйски подойти к этой территории. Но никакого жилья». Лукашенко дал указания по площадке «Мотовело»
  17. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  18. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  19. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  20. От 16 до 73. Спросили белорусок разных возрастов о женской дружбе, красоте, возрасте и солидарности
  21. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  22. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  23. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  24. Задержано более 10 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходит 5 марта
  25. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  26. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  27. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  28. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  29. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  30. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах


/ /

Валентин Сенько в третий раз за свои 25 лет попал на скамью подсудимых. В этот раз — за нарушение ПДД лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц, и оставлении в опасности, совершенном лицом, которое само по неосторожности поставило потерпевшего в опасное для здоровья состояние. Сегодня, 24 мая, более чем после десяти судебных заседаний Сенько вынесли обвинительный приговор — 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Авария, унесшая две жизни, произошла 25 сентября 2015 года, около 23.55, на Партизанском проспекте в Минске. Валентин Сенько, не имевший права управления транспортным средством, находясь в состоянии алкогольного опьянения за рулем Hоnda Concerto, не справился с управлением, выехал за пределы проезжей части и врезался в столб. Кроме водителя, в машине ехали три пассажира. 39-летний Антон и 23-летняя Ольга, сидевшие на заднем сиденье авто, от полученных травм умерли — от удара их выбросило из салона. Еще один пассажир — 32-летний Сергей, сидевший впереди, — был госпитализирован. 24-летний водитель с места происшествия скрылся, его искали всем Минском — через сутки парень был задержан.

Выяснилось, что погибшая девушка была гражданской женой Сенько, у них есть дети: 6-летний сын и 2-летняя дочь.

Сам Сенько своей вины в случившемся не признал, заявив во время следствия и поддерживая эту версию в суде, что за рулем находился не он, а погибший в аварии Антон. Хотя в том числе и результатами экспертиз его показания опровергнуты: доказано, что за рулем находился именно он. Эту же версию косвенно подтверждает и пост Сенько в соцсетях, сделанный на следующий день после задержания.

Скриншот со страницы Валентина Сенько vk.com. После задержания 26 сентября Сенько был помещен на лечение в БСМП, откуда разместил фото с подписью «Простите за все… я не со зла»

Семь месяцев следствия и три тома уголовного дела. Практически на каждом судебном заседании в зале присутствовали все потерпевшие — родственники погибших и чудом выживший в аварии 33-летний Сергей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В пятницу, 25 сентября 2015 года, вечером после работы во дворе своего дома на улице Байкальской собралась приятели. В этом же доме живут родители подсудимого. Сам Валентин Сенько жил то у них, то у гражданской жены Ольги в Шабанах.

— Сначала были я и мой друг и сосед Максим, мы после работы купили две бутылочки водки по 200 грамм и выпивали, — рассказал Сергей. — Позже пришли еще соседи — Володя с женой Викой и их ребенком, погибший впоследствии Антон, а потом подтянулся Сенько — он ждал своего друга, но дома его не оказалась, поэтому Валентин подошел к нам.

Потерпевший пояснил, что Сенько никогда не был в их компании, скорее, он просто знакомый, — его семья переехала в дом на Байкальской около 10 лет назад, поэтому хорошо никто из друзей его не знал и дружбу не водил, Антон так и вовсе познакомился с Сенько только в этот вечер.

Сергей также знал, что у Валентина не было прав, но за рулем Honda видел его неоднократно. В тот вечер Сенько был в приподнятом настроении и хвастался перед всеми присутствующими, что у него появились водительские права на имя чужого человека, который внешне был похож на него, — по этим документам парень и катался.

— Сначала мы пили водку возле машины Максима и общались. У Валентина в машине оказалось несколько бутылок водки, он начал нас угощать. Максим уходил, поэтому все спиртное перенесли в Honda Сенько, которую он от арки перегнал во двор, и продолжили выпивать. Подсудимый с нами пил тоже. Когда водка из багажника закончилась, Сенько сбегал домой и принес оттуда еще спиртное.

Когда Валентин возвратился с добавкой, к компании подошла и его гражданская жена Ольга — девушка до этого была в квартире матери Сенько. Ей не нравилось, что Валентин пил, она все время звала его домой, но на уговоры парень не реагировал.

То, что Сенько употреблял водку наравне со всеми, подтвердят позже и другие свидетели, например, Виктория, которая была там с мужем и ребенком: «Я сама не пила, была „на разливе“. Поэтому прекрасно помню, что наливала всем одинаково — рюмка в рюмку. Выпили они в тот вечер не меньше пяти бутылок водки, когда мы с мужем и ребенком уходили, водка у них еще оставалась». Сам Сенько факт употребления спиртных напитков в большом количестве в суде отрицал: «Я выпил два стакана водки по 30−40 грамм, чувствовал себя нормально, настроение было веселое».

— Было уже после 23.00. Володя с Викой и ребенком ушли. Возле машины остались я, Сенько с женой Олей и Антон, — рассказывает Сергей. — Начался дождь, и, чтобы не мокнуть, мы спрятались в Honda. Я был на переднем пассажирском сиденье, Антон за мной, Оля сидела за водительским сиденьем. Спиртное заканчивалось, магазин закрывался, а выпивать хотелось. Валентин завел машину, сорвался с места и сказал нам: «Не с*ыце, пацаны!». И мы поехали в Шабаны в ProStore. В машине никто не пристегивался, потому что ехать изначально мы никуда не собирались. Останавливать Сенько никто из нас не пытался…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Honda пронеслась по Байкальской, Ангарской и выскочила на Партизанский проспект. Машина, по словам Сергея, резко перестраивалась из одной полосы в другую, при этом скорость движения автомобиля намного превышала скорость транспортного потока. Не доезжая до улицы Ротмистрова — поворота к магазину ProStore, Honda резко перестроилась в первую полосу и врезалась в бордюрный камень.

— Больше я ничего не помню. Очнулся в разбитом автомобиле, Валентина в машине не было…

От требований компенсации материального и морального вреда Сергей отказался: «Живой — и слава богу».

Водители машин, которые стали свидетелями аварии, рассказали, что перед ДТП, во время перестроения в первую полосу, Honda чудом не врезалась в едущие рядом Volkswagen Crafter и Renault. Honda проскочила между ними, ударилась о бордюр, подлетела вверх и развернулась, одновременно ударившись левой стороной о столб и приземлилась на проезжую часть против движения.

— Во время удара от машины на несколько десятков метров во все стороны разлетелись кузовные детали. Потом я увидел, что на дороге лежат два человека — мужчина и женщина. Сразу вызвал скорую. Подбежали люди, помогли подняться парню, а девушка не шевелилась, — рассказал свидетель. — Потом я заметил, что еще один человек лежит на траве и тоже не шевелится. А в машине был еще один живой парень. Ему помогли выйти из машины.

Фото: Юлия Альгерчик
Мама погибшего Антона принесла на заседание фотографии своего сына

У Валентина Сенько была своя версия произошедшего, значительно отличавшаяся от показаний пострадавшего в аварии Сергея.

— Honda — машина моего отца. Я на ней ездил редко и по разрешению бати. Для этого приводил кого-нибудь из своих друзей, у кого есть права, и только тогда отец разрешал мне ехать в машине, — рассказал в суде Валентин Сенько. — Потом, когда отец не видел, я пересаживался за руль. Ездить я умею.

Оказывается, еще до первой судимости в 2009 году парень отучился в автошколе, сдал теоретический экзамен в ГАИ и площадку, а вот «город» никак сдать не получалось.

— Примерно за неделю до аварии отец поручил мне заниматься ремонтом машины. У знакомого я попросил водительские права: думал, покажу отцу и скажу, что это мои права. Ему 67 лет, он пенсионер, инвалид, ничего не видит. Ну вот, я его типа развел. Хотя потом я признался, что права я все же не получил.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Перейдя к рассказу о событиях перед аварией, Валентин засуетился, заговорил громче и эмоциональнее, подкрепляя свой рассказ мимикой, жестами и жаргонными словами, за что неоднократно получал замечания от судьи.

— Возле машины остались я, моя жена Оля, Сергей и Антон. Я на некоторое время отошел в кусты и вдруг услышал, что двери захлопнулись и машина завелась. Я выскочил и увидел что Honda поехала. На ходу я заскочил в заднюю левую дверь Honda, отодвинул правее Ольку. За рулем сидел Антон, он сказал: «Заскочим в ProStore, купим банку водки». На переднем пассажирском сиденье в полудреме находился Сергей.

По словам Сенько, он даже успел пристегнуться ремнем безопасности, а во время движения он слегка подтягивал ручник — чтобы замедлить движения машины.

— Сначала Антон ехал нормально, а потом убрал руку с руля и подруливал коленом.

По утверждению Валентина, наблюдать за действиями водителя, сидя за ним на заднем сиденье авто, при этом еще и пристегнутым ремнем, ему вполне удавалось.

— Когда мы выехали на Партизанский проспект, Антон начал перестраиваться из третьей в первую полосу. Он подрезал сзади едущую машину. А я тянулся к аварийке, чтобы предупредить и извиниться перед водителем, который ехал сзади. В какой-то момент машина вильнула и стукнулась о бордюр, меня сразу выкинуло из машины. До этого я вроде бы отстегнулся или перекинул ремень через себя, не помню…

Подсудимый рассказал, что пришел в себя только в квартире у своей гражданской супруги в Шабанах, как туда добрался — почти не помнит.

— Дома я услышал, что теща говорит по телефону. По разговору понял, что это звонок из ГАИ. А потом она залетела в комнату и начала на меня кричать: «Убийца! Ты убил мою дочь!»

Женщина со старшей дочерью Татьяной бросились на место аварии, а Валентин оделся и ушел из дома.

— От прохожих я услышал, что возле ProStore Honda врезалась в столб и есть погибшие. Я смутно понял, что это ДТП произошло со мной и моим автомобилем и что-то случилось с пассажирами. Но пойти на место аварии я не решился — боялся тещи, ведь она тоже была там.

Всю ночь Сенько бродил по железнодорожным путям в Шабанах, а на следующий день позвонил своей матери, которая рассказала ему о произошедшем и о том, что самого Валентина разыскивает милиция.

— Мама посоветовала мне вернуться домой и сдаться, это я и сделал.

На вопрос суда, почему же Валентин ушел с места аварии, не оказав помощь пострадавшим, парень пояснил: «Я сам вылетел из машины, 20 метров пролетел. Я не оказал помощь — это я признаю. Но я как бы и не мог оказать — я сам лежал с гематомами и переломами. Он мне так же не оказывал помощь, как и я ему (пострадавшему Сергею. — Прим. AUTO.TUT.BY)».

Фото: Юлия Альгерчик
На каждом заседании присутствовал адвокат, которого наняли родители Сенько

«Не мог наш Антон сесть за руль пьяным, у него за 15 лет водительского стажа ни одного нарушения ПДД не было», — в один голос в суде утверждали мать и сестра погибшего в аварии мужчины. Женщины потребовали возмещения морального вреда и расходов на погребение и поминки — 100 млн рублей каждой из них.

— Вы бы подождали годовщины, еще в магазин надо было сходить закупиться и чеки принести, — прокомментировал требования пострадавших Сенько.

Оксана Леонидовна, мама погибшей 23-летней Ольги, держалась мужественно, не плакала, а на подсудимого за решеткой даже не смотрела, как будто его и вовсе нет. После гибели дочери она оформила опекунство над двоими несовершеннолетними внуками — детьми подсудимого. Компенсацию морального и материального вреда она не заявляла, наказание для подсудимого, если он будет признан виновным, женщина оставила на усмотрении суда.

— Я была против этого союза, — рассказала Оксана Леонидовна перед одним из заседаний. — Они познакомились в ПТУ — учились в одной группе. Оле было всего 16 лет, когда она родила первого ребенка. А Валика в этом же году первый раз осудили, правда, на первый раз обошлось без ограничения свободы. А второй раз его судили в 2010-ом, дали 2,5 года колонии. Он и ПТУ не смог поэтому закончить, в бобруйской колонии было училище, там он и заканчивал учебу.

После освобождения Валентина пара продолжала сожительствовать. Только вот Валентин был «парень с характером», вспоминает теща, Оле приходилось все время и во всем ему уступать.

— В день аварии, примерно в начале первого ночи, домой пришел Валик. Он был мокрый и грязный, в ушибах и ссадинах, — рассказала в суде Татьяна, старшая сестра погибшей Ольги. — Он сказал, что его возле подъезда избили. Потом он попросил позвонить Оле, я ее набрала, но на звонки сестра не отвечала. Потом Валик сказал: «Я ничего не помню. Вроде бы я попал в аварию. Чуть что, меня тут не было и ты меня не видела».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Подсудимый Сенько после этих слов Татьяны заметно заволновался.

— Ввиду своего скудоумия она не понимает смысл сказанных ею слов! — в ответ на показания девушки выкрикнул Сенько из-за решетки.

С каждым судебным заседанием подсудимый нервничал все больше. А когда в суд пришли его родители, парень и вовсе сорвался: позволял словесные выпады и комментарии с места, вел себя довольно вызывающе. Из-за этого до конца судебных слушаний подсудебный был удален из зала заседаний.

67-летний отец подсудимого чувствовал себя плохо и от дачи показаний отказался, свидетельствовала мама Валентина — Татьяна Тимофеевна.

По ходатайству адвоката в суд были вызваны эксперты — для разъяснения результатов сделанных ими экспертиз. Согласно заключению, за рулем автомобиля находился именно Валентин Сенько.

— Было установлено, что в момент ДТП ремень безопасности на месте водителя разорвался, карабин от него остался в замке. А у Сенько на теле обнаружили характерный след, который он получил от ремня, сидя слева, — рассказал судмедэксперт Виктор Костюкович. — При этом находиться на пассажирском месте Сенько не мог — человек, который там сидел, не был пристегнут, потому что ремень сзади слева был скручен в катушку — это говорит о том, что им не пользовались, а в момент столкновения он был зажат деформированными частями автомобиля.

— Сзади слева сидела погибшая девушка — характер полученных повреждений в аварии говорит об этом. Исключено, что она могла находиться на заднем сиденье справа, — дополнил второй судмедэксперт Геннадий Шум. — К тому же у нас нет данных, что Сенько, который находился за рулем, выбрасывало из салона — полученные им травмы не подтверждают это.

Специалисты установили, что справа возле водителя сидел выживший в аварии Сергей. В машине не было обнаружено лишь следов погибшего Антона — это могло произойти потому, что его в момент аварии сразу выкинуло из салона.

24 мая суд признал Валентина Сенько виновным в гибели двух человек и оставлении в опасности и по совокупности преступлений назначил ему наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима, лишения права управлять транспортными средствами на 5 лет, штраф в размере 200 базовых величин и постановил требования потерпевших о возмещении морального вреда удовлетворить лишь частично.

-35%
-10%
-50%
-20%
-10%
-20%
-7%
-10%
-20%