177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  2. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  3. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  4. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  5. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  6. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  7. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  8. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  9. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  10. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  11. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  12. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  13. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  14. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  15. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  16. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  17. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  18. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  19. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  20. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  21. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  22. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  25. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  26. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  27. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  28. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  29. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  30. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США


Иван Петренко, фото: автора,

Авторынок в начале нового сезона оживал всегда: продавцы, покупатели, машины, очереди на оформление — каждую весну всего становилось чуть больше. В апреле 2016 года ничто того самого традиционного оживления не предвещало, но AUTO.TUT.BY все же отправился на столичный авторынок «Ждановичи», а также съездил в Слуцк — раньше именно туда съезжалась за авто едва ли не вся Минская область.

«Ждановичи» очевидно оживились — по сравнению с нашим предыдущим визитом. В верхней части рынка продаются автомобили подороже — от 7 до 15 тысяч долларов. Ближе к столичному микрорайону «Лебяжий» — машины чуть дешевле, от 3 до 5 тысяч. Все автомобили вымыты и отполированы до блеска. Но в отличие от того, что мы видели на рынке «Ждановичи» зимой, — сегодня здесь можно встретить и новенькие российские «бюджетники», и старые иномарки. Продавцы не скрывают, что снова обретает популярность обмен авто с доплатой.

Семейная пара продает несколько новых Hyundai Solaris. Рядом с ними одиноко стоит повидавший жизнь красный Renault Scenic. Его неделей раньше покупатель отдал в зачет стоимости нового Solaris.

— Ввозить из России стало невыгодно, — разводит руками мужчина. — Во-первых, наши и российские автосалоны почти сравняли цены. Еще курс доллара в России стал падать — эти машины я покупал по курсу 69 рублей за доллар и утильсбор по старым тарифам платил. Сегодня курс 67 рублей, а государству нужно еще 350 долларов за утилизационный сбор выложить. Те, кто продают машины с российскими номерами, не говорят покупателям об этом сборе, и некоторые узнают об этом только в ГАИ. Но в последнее время на рынок с российскими номерами не пускают, хотя такие авто еще нет-нет да и попадаются. В общем, скорей бы продать то, что успел навезти, и начну «корчами» до 3000 долларов заниматься. Они во все времена востребованы. Только начали работать цивилизованно — новые машины с гарантией возить, а теперь снова в конец 90-х возвращаемся: выкупили подешевле, подкрасили, подремонтировали — и снова на рынок.

Рядом с Solaris стоит новый Kia Cee’d, тоже из России. Его владелец не скрывает, что, несмотря на кризис, «на хлеб и молоко ему хватает».

— Наш дилер Renault сравнял цены с Россией, Lifan в Минске тоже стоит, как в соседней стране. А это были самые продаваемые машины среди новых бюджетных моделей, их таксисты у меня много купили. А вот Kia и Hyundai еще продолжаю возить. Даже при условии, что придется заплатить сбор за каждую машину более 5 миллионов, выгоднее, чем в Беларуси купить. Гарантия на российские машины у нас почти не распространяется, это покупатели уже знают, обманывать их нет смысла.

Вот двое мужчин перекусывают у открытого багажника Audi A6 выпуска конца прошлого века. Они неразговорчивы и тем более отказываются фотографироваться. Но «стеснение» не мешает им немного повозмущаться.

— Покупатель теперь стал царем и богом. Ему за три тысячи подавай не битую и не крашеную! Торгуются сразу на 500 долларов, тысячу. Я таких всерьез не воспринимаю: положи деньги на капот — будем разговаривать. Обмен? Очень редкое явление у нас. Люди неадекватно оценивают стоимость своих автомобилей.

— Приезжал тут один, хотел отдать в зачет Renault Megane II свой VW Passat B3, — поддерживает товарища по «бизнесу» второй мужчина. — Оценил его в три тысячи, а я Megane 2003 года выпуска за четыре продаю. Причем это неокончательная цена — готов торговаться еще. Вот и говорю ему, больше тысячи не дам — он обиделся, ушел. А мне что, в убыток работать? И так ничего не продается толком.

Перед киоском, где оформляют счет-справку и договор купли/продажи, несмотря ни на что, — очереди.

— На весь рынок один такой киоск — вот и образовались, — говорят «местные». — Посмотрите, что покупают — «хлам» один. Главное, чтобы ехала. И неважно, кто ездил, как обслуживал. Интересуют только год выпуска и цена.

— А мне еще «нравятся» такие покупатели: придут и носом у машины крутят, — говорит другой продавец. — Мол, можно доплатить еще три тысячи и новый Polo купить, а этой уже больше 10 лет. Так и берите тот Polo. Спрашивается, чего ко мне пришли? А я отвечу: потому что денег нет на Polo, вот и пытаются таким образом цену скинуть… Куда же ниже, в России дешевле. Удачи в покупке, цены уже почти сравнялись.

Продавец Megane привел в пример такой случай: его товарищ недавно продал здесь Opel Astra 2011 года за $ 7100, а когда посмотрел цены в Москве — ужаснулся: там сейчас такая машина дороже стоит. «Вот вам и Россия», говорит.

На парковке расставлены автомобили ценой около трех тысяч долларов. По стилю написания объявления и расстановке машин ясно, что все эти они принадлежат одному человеку.

— Если рынок «стоит», то что здесь делают все эти люди? — задается вопросом продавец. — Вы посмотрите, за счет-справками — очередь, в ГАИ — очередь. Между машин можно только боком пройти. Продажи идут, нужно только цены адекватные ставить. Я и на обмен готов пойти, и выкупить могу хорошую машину. Все отлично.

А вот автомобилей из Европы в «Ждановичах» нет. Есть, конечно, два «немца» — VW Golf и Audi A6 с номерными рамками известных немецких автохаусов и европейскими «транзитами» под стеклом. Но по году выпуска и объему двигателей видно, что эти автомобили минимум 1,5−2 года назад пересекли границу — непроходные, одним словом. Но цены, как в России, — за пятилетний Golf владелец просит всего $ 7600.

— Эта машина чуть больше года в Беларуси, — рассказывает продавец VW Golf 2011 года выпуска с 1,4-литровым турбобензиновым двигателем. — Российские даже рядом не стоят с этим «гольфиком» в техническом плане. Но Европа нам не конкурент, для многих главное — цена. Я сам из Барановичей, так там продавать вообще бесполезно, в общем, автопарк в ужасном состоянии. Из 100 машин примерно 20 — из России, а от вида остальных плакать хочется. Хотя белорусы бережнее к машинам относятся — это факт. Но пробег и возраст берут свое.

Есть на стоянке авторынка автомобиль с номерами московского региона России. В салоне разговаривает пара лет 30−35, по их словам, брат и сестра. Автомобиль принадлежит женщине, сейчас она проживает в Беларуси, а здесь «автомобиль не нужен, потому что общественный транспорт удобно ходит».

— Я учусь в Минске, да и мне сейчас деньги нужнее, чем авто. Машину продаю по адекватной цене. Скидку на то, что она на российском учете, не даю — уверена на 100% в своем авто. С тем, кого она реально заинтересует, готова обсудить вопрос снятия с учета. Это несложно — в Москве или даже в Смоленске в течение часа делается.

А как дела обстоят в регионе? Отправляемся на рынок в Слуцк — ближайший к столице город, где можно купить подержанный автомобиль не по объявлению в «районке».

Сам авторынок сейчас на реконструкции. Но это не мешает понять, что ситуация в глубинке кардинально отличается от столицы — на территории рынка стоят всего три машины с ценой около трех тысяч долларов. Самая дешевая из них — хетчбэк Toyota Corolla. Продавец просит за нее всего 1,9 тысячи долларов. При этом уверяет, что цена не окончательная.

— Я спрос изучаю. Купят — продам, не купят — буду сам ездить. Сейчас вообще продать что-то трудно, — рассуждает владелец «японца». — Но я хоть цивилизованно пытаюсь это сделать — заплатил за въезд на авторынок 20 тысяч. А если вы выйдете на улицу, к которой примыкает авторынок, то увидите гораздо больше автомобилей. Продавцы экономят так.

На улице Виленской действительно развернулся стихийный авторынок: только на парковке более 20 машин, плюс много автомобилей припарковано во дворах и на тротуарах — все «на транзитах» и с объявлением под стеклом. Местный старожил дед Миша (так он представился) уверяет, что продажи сейчас не идут вовсе. Его мнение поддерживают и другие продавцы.

— Ничего не продается сейчас, поэтому и не заезжаем на авторынок. Какой смысл? — почти в один голос твердят продавцы. — Чаще всего за весь день даже одна машина со всей парковки не продается. А ведь все жители и приезжие точно знают, что мы здесь, мы ведь не один день тут стоим…

-10%
-5%
-10%
-25%
-7%
-20%
-17%
-10%