Артем Майоров, Фото: Антон Шелкович,

Увлечение мотоциклами у Олега Гапановича с раннего детства. В какой-то момент оно настолько перебороло остальные увлечения, что Олег бросил работу директором и сейчас занимается любимым делом. Вместе c братом Виталием — они организуют ретрофестиваль «Кола Часу», а также выставки классических мотоциклов. Просто занимаются старыми мотоциклами — и все.

В процессе обдумывания заголовка автору хотелось написать что-то, обыгрывающее название книги Роберта Пирсига «Дзен и искусство ухода за мотоциклом». Ощущения, которые остались после общения с героями, в точности отражались бы в такой формулировке.

— Но с увлечением я немного уже «перегорел». Такой страсти, когда готов был обменять интересную работу, сейчас уже нет. Но да, когда-то мотоциклы меня пересилили, страшно было, но решил, что мотоциклы мне больше по душе, чем управленческая работа — вспоминает Олег.

За свой 41 год Олег имеет опыт работы в разных сферах: в торговле, рекламе, работал на радио, открывал собственную студию интернет-проектов, развивал бизнес одной серьезной компании.

— В свое время я принял серьезное и нелегкое решение. Мне предложили работу в одной из лучших компаний Беларуси. Но к мотоциклам настолько лежала душа, что я отказался от предложения. Сделал свой выбор. У брата была похожая история, и он поступил так же. С тех пор все и началось.

Знакомство с мототехникой, по словам Олега, у братьев произошло еще в детстве:

— У нас в семье сначала была единственная Jawa на всю деревню. Потом единственный «Москвич». В общем, мы впитали все прелести деревенской жизни с наличием моторизованной техники. И потом, в конце 90-х, мне посчастливилось познакомиться с ребятами, которые очень активно занимались ретротехникой, — рассказывает Олег о том, как все начиналось. — В частности, я познакомился с «клубом любителей 21-й „Волги“». Вместе с этой тусовкой съездил посмотрел мероприятия в Польшу, съездил в Москву. У меня глаза настолько загорелись, что я даже купил себе 21-ю «Волгу». С братом у нас разница в 10 лет, к этому времени он уже подрос, и как-то постепенно, в итоге в конце 2000-х, мы пришли к мотоциклам.

Виталий и Олег после этого постепенно приобрели несколько мотоциклов. Вместе с этим, как говорит Олег, образовалась «критическая масса» знакомств. Оказалось, что в Минске на тот момент уже был большой костяк людей, увлекающихся мотоциклами. Да и в ближайшем зарубежье тоже. Так у братьев возникла идея сделать фестиваль «Кола Часу».

— Это был пробный камень. Первый фестиваль 2013 года я называю «домашним». Приехало 53 мотоцикла. Но и этого мы не ожидали. Приехали латыши, литовцы, украинцы, россияне, чехи. Второй фестиваль был более масштабным — больше ста мотоциклов. А прошедший в этом году собрал уже 150 участников.

Олег говорит, что фестиваль не означает «красивая тусовка и отдых среди людей, которые тебя понимают». Основная идея, которую организаторы вкладывают с самого начала, — это популяризация ретромотодвижения:

— И в жизни, и в работе мы постоянно сталкиваемся с примерами вопиющей несправедливости по отношению к историческим артефактам и мотоциклам со стороны общества. Очень много случаев, когда мотоциклы просто выбрасываются. Люди не понимают, не видят в мотоциклах эстетическую красоту, красоту, которая несет отпечаток истории.

На вопрос о том, почему у нас возникла такая тенденция, Олег отвечает, что ему тоже было интересно найти ответ как историку по образованию и мотолюбителю.

— Тут две причины, как мне кажется. Первая — белорусы как нация, как общность людей подключились к научно-техническому прогрессу позже остальных в Европе. Вторая — разница в общественно-политическом формате. Почему литовцы понимают технику? Я приезжаю к ним в музей, наблюдаю трактор «ХТЗ ДТ-20». Я начинаю расспрашивать, а мне говорят: «Так у нас на регистрации штук десять и без регистрации еще столько же ездит». Когда у них до 1939 года был капитализм, тогда у них была частная собственность, и ее нужно было сохранять. Они продолжали с уважением относиться к такой технике, и они до сих пор это все сохранили. А советская действительность не подразумевала частной собственности, и общая тенденция государства была — чуть что, сразу на списание. Никто не собирался сохранять технику. Поголовное отношение: трактор убил — в колхозе новый выпишут. И сейчас у белорусов похожее отношение. Старое — значит, ненужное.

Сейчас в Беларуси нет ни одного технического музея. Олег говорит, что на выставке в этом году они попытались организовать обмен мнениями, знаниями, материалами, опытом. Были приглашены специалисты, которые делились информацией в формате лекций.

— Если взять такого усредненного посетителя и участника ретромероприятий, то в голове предстает образ «ретродядьки» с усами. Я же отмечу, что наши мероприятия посещают в основном молодые люди. Многие из них говорят, что им это интересно. При недостатке информации, матчасти находить ее в интернете, пытаться как-то в голове совместить и в итоге сделать вещь, которая дарит положительные эмоции, — для них это прикольно, — рассказывает Олег. — Человек по природе — существо созерцающее и желающее создавать приятное, поэтому они этим занимаются и ловят восторженные взгляды окружающих с одобрительно поднятым вверх пальцем.

Комфортных условий для любителей ретротехники без нескольких упрощений в законодательстве все равно не достичь, считает Олег. Во-первых, нужно упростить процесс регистрации и перерегистрации транспортной ретротехники. Во-вторых, сделать в таможенных правилах исключение для ввоза ретротехники — сейчас растаможить старую технику просто невозможно, суммы неподъемные. В-третьих, — предоставить возможность прохождения визуального техосмотра. Ведь многие старые механизмы даже в идеальном состоянии не соответствуют современным нормам.

Люди, конечно же, продолжают заниматься любимым делом, несмотря на сложности, но общее положение вещей могло бы быть лучше. Как признаётся Олег, фестиваль с финансовой точки зрения тоже не оправдал ожиданий:

— Каждый раз после проведения фестиваля я нахожусь в некой фрустрации от того, какова разница между ожиданием и реальностью. И дело не в наших завышенных ожиданиях, а в том, сколько времени это отнимает и к чему приводит в итоге. Признаюсь, за три года, что мы делаем фестиваль, нам не удалось выкроить времени, чтобы восстановить какой-нибудь мотоцикл. В следующем году у нас есть идеи, как удивить посетителей, и мы твердо решили за зиму восстановить один мотоцикл. Но я сам не понимаю, как нас терпят жены: мы днями и ночами пропадаем со старыми мотоциклами, а сидя директором, я бы в спокойной обстановке зарабатывал бы деньги. Но — с потухшими глазами, понимаете. Поэтому пока горим — делаем.

Мотороллер «Тула 200М» — особая гордость братьев Гапановичей

Сейчас в гаражах у Гапановичей стоит несколько ретроэкземпляров. Особый экспонат — мотороллер «Тула 200М». Сейчас в ПДД формулировка «мотороллер» отсутствует, да и объем двигателя — 200 см³ обязывает называть его мотоциклом, но в годы выпуска он назывался именно так. «Тула» сейчас в достаточно неплохом состоянии.

— Мотороллер мы купили у сына первого владельца. Эта «Тула» из Кабардино-Балкарии. В 1991 году сын владельца поступил в Минск и остался жить тут. Отец подарил ему эту технику. Сын с женой сняли его там с учета, оформили, перевезли на железной дороге в контейнере, разобрали и поставили в гараж. В том состоянии, в котором он был привезен, мотоцикл и сохранился до сегодняшнего дня. Даже все транспортные накладные остались. Мотороллер специально хранился в отапливаемом помещении, практически не эксплуатировался, и сейчас он стоит у нас, с пробегом в 8 тысяч километров.

«Тула 200» начал производиться в 1957 году на Тульском машиностроительном заводе. Мощность двигателя этого мотосредства — 9 лошадиных сил, вес — 145 килограммов. Максимальная скорость — 80 километров в час, расход топлива — не более 3,5 литра на 100 километров. Заводом-изготовителем предусмотрено запасное колесо, а также небывалая для тех времен световая индикация включенной передачи.

Выглядит неказисто, но состояние на самом деле — отличное

Единственный нюанс, который есть в этом мотоцикле, — незаводская хитрость владельца, к которой он пришел из-за дефицита в советское время аккумуляторов. В месте, где заводом предусмотрен воздухозаборник, примудрено магнето от трактора «Беларус».

— У нас есть один мотор, который может работать с магнето, а один оригинальный. Мы, конечно, не сможем оставить эту модификацию, однако сама по себе история с предыдущим владельцем случилась интересная, — пересказывает Олег. — Это была поездка в Сочи по горной местности, во время которой у «Тулы 200М» перегрелся мотор. «Посыпались» кольца. Мотороллер, несмотря на поломку, доехал! Владелец позже приобрел новый мотор, поставил, обкатал, но в итоге снял и поставил этот обратно.

Олег рассказывает, что каждый раз при покупке мотоцикла они стараются не просто приобрести его, а выслушать историю, «записать человека». Сейчас не покупатель выбирает продавца, а продавец выбирает, кому продать частичку всемирной и своей истории. Людям важно отдать свою технику в хорошие руки.

Две Jawa братьев Гапановичей используются для «парадных» выездов

Братья Гапановичи часто слышат о себе мнение, мол, они создали активность на рынке мотоциклетной ретротехники. Люди начали интересоваться темой, восстанавливать старые байки, собираться, делиться опытом. Сайт наших «аматараў» www.retromoto.by со временем должен стать площадкой для «сборки» всех любителей мотостарины.

Но вернется ли Олег к работе директором — неизвестно. Времена сейчас такие, что людям не до старых мотоциклов.

Или все-таки интерес есть? Ведь фестиваль «Кола часу» — все равно будет. Глаза у братьев по-прежнему горят.

-15%
-20%
-30%
-10%
-10%
-15%
-21%
-40%