Артем Майоров Фото: Глеб Малофеев,

Герой нашего материала перебрал несколько профессий, но «для души» занимается восстановлением старых машин, поэтому и просит называть его не иначе как «реставратор». В этой статье речь пойдет о Ford Taunus 1972 г. в. и трудовых буднях специалиста по возрождению «легенд».

Александр Архипов пять лет назад окончил БГУИР. Работать по специальности интереса не было. Получил диплом, устроился в фирму, занимающуюся широкоформатной печатью. Как только в полиграфию пришли тяжелые времена, пришлось сменить род деятельности. Но Александра всегда тянуло к старым автомобилям — «в миру» он ездит на ЗАЗ 968 М и BMW 520 начала 80-х годов. И иногда. для души, занимается «проектами», восстанавливает классические автомобили. Первым его проектом стал старенький Ford.

— Моя история с этим Taunus началась в 2007 году. Я случайно увидел автомобиль в одном из дворов рядом с вокзалом. Автомобиль выглядел вполне неплохо — никаких «колхозных» изменений кузова и почти заводская комплектация. Владелец — дедушка, привез его в начале 90-х из Финляндии. Эксплуатировал в очень щадящем режиме, ездил только по выходным к родственникам в соседний город. Я постоянно ходил и облизывался на этот автомобиль, просил владельца продать его мне. Но он ставил необоснованные ценники вроде 15 тысяч долларов и просил в придачу какой-нибудь автомобиль «под пятую точку». Мне только и оставалось, что ходить и облизываться дальше, — рассказывает Александр о том, как покупаются редкие автомобили. — Время шло, у дедушки появились проблемы со здоровьем, и автомобиль надолго стал на парковку рядом со станцией метро «Институт культуры». Мой друг Евгений, такой же фанат олдтаймеров, как и я, тогда и выкупил эту машину за три тысячи долларов. Так Ford попал к нам в руки.

Так Ford выглядел на момент покупки: с виду ничего, но проблем оказалось гораздо больше, чем ожидалось…

Визуальное впечатление оказалось в итоге обманчивым, дедушка не так уж и следил за своим Ford:

— На кузове были места, где слой шпатлевочного материала достигал двух сантиметров. Переваренный пол зиял сквозными дырами. Передняя подвеска была полностью «ушатана».

До текущего состояния автомобиль доводился около трех лет. Но его еще будут доделывать — уже заказано днище кузова из Германии, вместо латаного-перелатаного будет установлена новая деталь. Также владелец собирается поставить более мощный мотор.

— Это как ремонт квартиры, процесс работы с автомобилем никогда не заканчивается. Реставрация полного цикла с приведением автомобиля в оригинальное состояние (а есть такие проекты, в которых люди «заморачиваются» и покупают оригинальные для тех лет даже провода и свечи) может занимать больше десяти лет.

Автомобиль полностью разбирали, пескоструили, подваривали, ровняли: работы с кузовом заняли очень много времени

Больше года этот Ford Taunus находился в кузовном ремонте: работы велись не спеша, делали машину ребята в свободное от основных занятий время. Потом началась сборка. И, по словам Александра, такие работы с точки зрения закона являются нелегальными.

— Как бы там ни было, какие бы машины ни восстанавливались — раритетные или очень раритетные, с точки зрения закона это ремонтные работы. Хочешь заниматься этим — пожалуйста, езжай в налоговую, собирай кучу бумажек. Вроде бы разрешили открывать автостанции в гаражных кооперативах, но СНиПы и другие нормы для всех СТО остались одинаковыми. Пожарные, электрики, экологи… Вероятность легально делать в гараже чужую машину равна почти нолю. Да и заплатить единый налог за работу в 400 долларов… Я иногда столько в месяц могу только заработать. Поэтому делали машину - и боялись.

Сделать восстановление старых машин основной работой у Александра пока не получается: кризис, людям не до старых машин.

— Теперь между обслуживанием машины и метро люди выбирают метро. Белорусы и так не самые большие любители классических машин: в Литве их гораздо больше, а страна и беднее, и меньше по размерам. Это, скорее, ментальная проблема: дачу построить, блоков силикатных купить — это белорусам по душе. Восстановить старую машину? Нет, это никому не нужно. Хотя у страны хороший потенциал с «янгтаймерами». До Таможенного союза белорусы пригнали большое количество автомобилей из-за границы. Нужно просто за ними хоть немного ухаживать — и лет через 10 страна может стать Клондайком для любителей автостарины. Но сейчас кризис путает все карты: ретродвижение вроде бы набрало обороты, но у людей закончились «свободные» деньги. Поэтому ретроавтомобиль снова стал игрушкой для очень обеспеченных людей. Или — таких фанатов, как мы. Ведь Ford ездит! Вот он, «живой», перед вами — этой зимой снова буду им заниматься, приложу руки вечерами…

Эта троица нашла друг друга: у владельца Ford Taunus Евгения есть страсть, но нет умения делать «механику» руками. Александр присматривает за автомобилем, и оба они молятся на свою любовь — этот старенький Ford. Владелец, Евгений, ухаживает за машиной очень бережно: зимой автомобиль стоит в сухом гараже, летом на паркинге. В дождливую погоду авто не эксплуатирует. Говорит, что «эта машина для удовольствия, а не для повседневной езды. Когда есть хорошее настроение, когда позволяет погода — приятно выкатить автомобиль на просторные улицы и прокатиться с друзьями или одному. Например, под хорошую музыку. Поэтому и магнитолу заменил на более современную, но постарался выдержать стиль».

Много деталей за все время реставрационного проекта заказывалось в Германии: оптика, боковые зеркала, эмблемы. Один из бамперов немного «поело» ржавчиной, пришлось делать такой же с «нуля», оригинальная деталь оказалась слишком дорогой. Как и лобовое стекло, которому нельзя было найти замену — его в одной минской фирме изготавливали заново. Но вообще, если есть деньги — с запчастями на Ford 1972 г. в. проблем нет. В Европе есть все: заказать можно любую, даже самую мелкую деталь. Вопрос только цены: иногда намного проще в Беларуси изготовить «самопал». Или поискать нужные детали на «разборках» «доноров».

Диски, установленные на Ford, приехали из Жлобина. По словам владельца автомобиля, он поехал в этот город вообще за другими запчастями: «Там человек разбирал несколько автомобилей Ford Capri. Среди кучи всякого мусора нашли комплект этих дисков. Я за них так ухватился, что продавец не смог их не отдать».

В процессе реставрации был перетянут потолок, ковровое покрытие на полу заменили, перетянули все сиденья и дверные карты.

Александр говорит, чтобы прийти к нужному результату, «приходится очень кропотливо поработать нескольким специалистам, но зато потом можно получать большое удовольствие, например, от участия в автопробегах или выставках. При желании жизнь такого автомобиля и получение от него высочайшего визуального наслаждения могут быть бесконечными».

Хотя на самом деле Ford в выставках не участвовал.

«Мы просто делали машину для души, с учетом тех средств, что были, и того времени, которое было. Даже не знаю, что скажут профессиональные реставраторы о нашей машине — но сколько их в стране? Да, есть слеты, есть ретроралли, но все равно отрасль находится еще в зачаточном состоянии. Кризис, кризис спутал все карты. Буду ли я еще заниматься восстановлением машин? Конечно! В планах значится восстановление ЗАЗ 968, не «эмки», а старого «ушастика». Это тоже машина друга: у него нет ни времени, ни умения возиться с машиной. А я в свободное время постараюсь довести машину до ума. Если бы была возможность — я бы вообще занимался реставрацией старых машин, это работа мечты. Но куда пойти работать? Официальных мастерских в стране нет, по крайней мере я о них не слышал. Ютиться где-то по гаражам? Опять же документы, разрешения. И это ведь не масло с шаровыми опорами менять, помещение в идеале должно быть просторным. Поэтому думаю, что иногда буду делать проекты «для души».

Вот Ford с другом «подняли» в буквальном смысле из пепла — и хорошо, одной классической машиной в Беларуси стало больше. К новым машинам у меня совсем душа не лежит. Все упрощается. Одну деталь можно установить в два разных автомобиля: машины сейчас отличаются по сути только эмблемами. Если взять приборную панель, которую делали раньше, она вся из мелких деталей и разбирается по мелочам. Сейчас в некоторых автомобилях это большой цельный кусок пластика — как и сам автомобиль сегодня. А мне нравятся другие машины — из тех времен, когда их делали с душой.

-10%
-15%
-30%
-55%
-40%
-35%
-30%
-15%
-50%