/

229 км/ч по М1 — такую скорость автомобилей с иностранцами за рулем иногда фиксируют камеры на наших дорогах. Конкретно вот так пролетел россиянин, но не стоит сразу ругать гостей — белорусы, по данным оператора системы фотофиксации, ездят еще быстрее. Впрочем, нас и наказать проще: постановление ГАИ, «письмо счастья», штраф. А как бороться с нарушителями-иностранцами? За границу-то «письмо» не отправишь.

Так как нарушителей с иностранными номерами на наших трассах большинство (51% иностранцев против 49% белорусов), то привлекать их к ответственности наравне с остальными было принципиально важно — иначе терялся весь смысл установки камер как способа уменьшить аварийность на опасных участках. Специалистам «Безопасных дорог Беларуси» (компании-оператора системы фотофиксации) пришлось разработать уникальную технологию привлечения нерезидентов к ответственности. Как же их штрафуют?

На белорусских трассах иностранцы и правда чувствуют себя довольно спокойно: инспектора, который может словить «на жезл», встретишь редко, на камеры они привыкли не обращать внимания: ну «сфоткают», ну не привлекут же — в базе данных нет, из страны уехать я успею, пока все обработают…

Фото: Максим Пушкин, TUT.BY

Самые частые нарушители-нерезиденты на белорусских дорогах — жители России, Польши, Литвы, Украины (по убыванию).

Скоростные «рекорды» иностранцев: 229 км/ч пронесся по М1 россиянин (превышение на 129 км/ч), 164 км/ч при разрешенных 60-ти — поляк, 154 при разрешенных 50 км\ч пролетел под камерой литовец.

Справедливости ради скажем, что нарушителя-нерезидента, разово «попавшего» на камеру, наказать действительно сложно. Но парадокс в том, что таких аппаратура фиксирует редко, чаще всего нарушают постоянные гости белорусских дорог — и к моменту встречи с инспекторами «накапливают» штрафы уже десятками.

На трассе Брест — Минск — граница России в Столбцовском районе стоит непримечательный вагончик — называется пункт контроля и оплаты (ПКО). Таких на нашим дорогах пока три, все — на трассе М1: «Федьковичи» — на 35-м км дороги, «Колосово» — на 295-м км, «Буда» — на 589-м км (скоро этот ПКО будет перенесен в Редьки — на 608-й км). Строится четвертый. Именно здесь с нерезидентов взимают штрафы за превышения скорости, зафиксированные камерами. За все время работы системы на всех пунктах вынесли более 20 тыс. постановлений, в среднем в месяц их — около 3,2 тыс.

Как это работает?

Сначала иностранец нарушает. Один раз. Его превышение фиксирует камера, дальше ГАИ выносит постановление о привлечении к ответственности. И все — нарушитель в базе. Когда он в следующий раз попадает в Беларусь, его автомобиль из потока на трассе «выхватывает» комплекс камер и передает данные на ПКО — ожидайте, мол, к вам приближается водитель, которого нужно остановить.

— На некоторых участках белорусских трасс установлены камеры, которые фиксируют скорость, распознают номерные знаки и делают прогноз по прибытию автомобиля к пункту контроля и оплаты, — рассказывают в «Безопасных дорогах Беларуси» и по понятным причинам не обнародуют точки расположения камер.

На столбе — две камеры (по числу полос) с инфракрасной подсветкой и сервер с программой распознавания. Этот комплекс анализирует происходящее на трассе «на месте», на ПКО поступает уже обработанная информация. Здесь, на этом же столбе, тестируется еще одна камера, которая в будущем сможет «отсматривать» дорогу на наличие угнанных авто, не прошедших ТО, не продливших страховку, помещенных решением суда под арест и т.д.

Здесь же, на ПКО, инспектор ГАИ и сотрудник Центра фиксации правонарушений (ЦФП) работают в «связке»: первый останавливает, второй — оформляет.

В маленьком помещении пункта — два терминала: для наличных и безналичных платежей. За несколько минут водителю распечатывают все постановления о нарушениях, «собранные» им за последние два месяца (срок привлечения к ответственности за административное правонарушение в Беларуси) и дают возможность оплатить. Снова же справедливости ради скажем, что платежи проходят не всегда: опытным путем сотрудники выяснили, что немецкие банковские карты терминал по непонятным причинам не видит вообще, но порой и с другими бывают проблемы. В таком случае водителей просят проехать 8 км до Столбцов и снять наличные в банкомате. Чаще всего никто не возмущается — ни из-за терминалов, ни в принципе.

— Конечно, бывают и скандалы. Но это — процентов пять от общего количества остановленных. Мы уже даже научились предугадывать: если мальчик на машине за 100 тысяч евро, а с ним мама, то жди угроз и криков. Или же женщины россиянки чаще всего ругаются. С мужчинами как-то попроще, обычно все готовы оплатить и ехать дальше, — рассказывают сотрудники ЦФП.

У водителя Iveco Мариана из Кракова за последнее время — аж 7 нарушений.

— Шибко не ехал, — недоумевает тот.

Объясняют, что это ранее совершенные нарушения. «Не мои», — пытается оправдаться мужчина. Оказывается, на этом же автомобиле в Беларуси часто бывают другие водители той же транспортной компании.

Такая ситуация с водителями-профессионалами, говорят здесь, складывается часто, но механизм простой: тот, кто попался, оплачивает все штрафы на автомобиль, а вы уж там, в своей компании, потом между собой разбирайтесь. Водитель спрашивает: сколько штраф?

— Девятьдесянт тысенц, — с легкостью переходит на польский инспектор ГАИ Столбцовского района. Позже он признается, что на ПКО уже успели выучить несколько фраз приблизительно на десятке языков и даже составили «что-то типа разговорничка». Правда, показать со смехом отказались — говорят, для внутреннего неформального использования. Мера вынужденная: только на этом пункте, в Колосово, сотрудникам встречались «нерусскоговорящие» итальянцы, немцы, кениец, венгры, чехи, румыны. Был даже гражданин Бангладеш.

Мариан не протестует: постановления забирает, потом отдаст шефу. И в шутку спрашивает, мол, можно ли на компанию «абонемент»?

— Абонемент, конечно, ему никто не выпишет, но похожий случай как-то был, — вспоминают инспектор на смене и сотрудник ЦФП. — Приехал парень, попросил посмотреть, есть ли нарушения у нескольких автомобилей с российской регистрацией. А потом оплатил их «оптом», не дожидаясь остановки. Оказывается, водители гоняли-гоняли туда-сюда, на камеры вообще внимания не обращали, а тут им выпало шефа из Москвы в Минск везти — и побоялись, что его остановят, и мало того, что серьезному человеку проблемы в пути создадут, так он еще и накажет потом за фокусы на дорогах.

Сколько конкретно постановлений насобирали на белорусских дорогах те три автомобиля, за которые заплатил парень, здесь уже не помнят — но «выручка в тот день была невероятная, около 50 млн, большая часть — его».

В среднем же через каждый ПКО в день проходит минимум 40 иностранцев-нарушителей. Иногда за номерами нерезидентов «скрываются» белорусы: «российский автобум» нагнал в нашу страну десятки тысяч автомобилей, некогда бывших во владении россиян. И, признаются сотрудники ЦФП и ГАИ, им часто попадаются купившие, но не переоформившие.

— Как-то парень был, неделю как машину из России пригнал. Мы его остановили — в "анамнезе" около пяти нарушений. Он сразу предоставил документы: купил тогда-то, вот это — мое, остальные — увольте, «налетал» бывший владелец. Так и оформляли — парень заплатил только за свое [нарушение].

…Белорусы «письма счастья» не любят — это факт. Зато любят говорить о том, что россияне на М1 «вообще страх потеряли». На деле же, уверяют в «Безопасных дорогах Беларуси», беспристрастной камере и такому же инспектору ГАИ должно быть все равно, чье нарушение фиксировать и с кого взимать штраф. «Поедеме спокойне настепне час», — обещает Мариан из Польши. И белорусы довольны: ведь правила должны быть едины для всех.

-15%
-30%
-10%
-50%
-30%
-30%
-10%
-30%
-23%
-20%