/

«Лобовуха» тягача MAN зашторена. В кабине жарко, дышать нечем — за окном +33 °С. Не спасает даже слабый сквозняк из открытых боковых окон. Суровый брянский дальнобойщик Сергей сидит в одних шортах напротив газовой горелки с чайником. «Может, чайку? — улыбается он и протягивает пластиковый стаканчик с черным чаем. В ответ на растерянное молчание поясняет: — Помогает».

AUTO.TUT.BY отправился в пункт пропуска «Козловичи» на белорусско-польской границе, чтобы узнать, почему дальнобойщики вынуждены ехать ночью, а спать на жаре в кабине без кондиционера.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Как переживаем жару? - переспрашивает Сергей и со вздохом поясняет: — Тяжело. Особенно когда стоим. Кондиционер не включаю — экономлю солярку».

Помимо газовой горелки, в кабине тягача две 10-литровые канистры с водой и небольшой холодильник от завода-изготовителя.

«Здесь и вода, и еда. Холодильник хороший, можно и мясное с собой брать», — объясняет дальнобойщик.

«Если дорога платная, она не должна закрываться»

Сергей, можно сказать, счастливчик. Его машина едет из Брянска за товаром в польский Люблин пустая. Поэтому «температурные» ограничения на нее не распространяются. Другим «дальнобоям» повезло меньше: груженые фуры, нагрузка на одиночную ось у которых превышает 6 тонн, вынуждены днем простаивать. В соответствии с постановлением Минтранса при температуре воздуха свыше +25 °C с 11.00 до 21.00 ехать по белорусским дорогам им запрещено. То есть водителям груженых фур приходится ехать ночью и пытаться выспаться днем в раскаленной кабине без кондиционера.

«Мне кажется, если дорога платная, она не должна закрываться, — делится своим мнением Сергей. — Я заплатил от Бреста до Смоленска около 100 евро в один конец, и еще день приходится стоять. Это не очень правильно. Кабина за день раскаляется. Хорошо хоть границу быстро проходим. Не так, как раньше, когда по двое суток простаивали».

«Пустые — едут, груженые — стоят»

В воскресенье утром на обочинах возле пункта пропуска «Козловичи» стояли около 30-ти большегрузов.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Ехать не сложно — работает кондиционер. А вот стоять невозможно. Можно, конечно, завестись и кондиционер включить, но это ведь расход солярки. Поэтому окна открываем, продувает немного, — рассказал Леонид, который едет пустой из Екатеринбурга в Германию, а сейчас остановился возле пункта пропуска для обязательного отдыха. — На прошлой неделе ездил в Польшу. Там тоже жара невозможная».

Валерий везет товар из Германии в Россию. Всю ночь провел за рулем. Польско-белорусскую границу пересек уже утром и остановился на обочине «на отстой».

«В такую погоду не отдохнешь. Сейчас спать невозможно — не уснешь, а ночью нужно ехать. Вот как тут уснуть? Во-первых, голова будет чугунная, во-вторых, не выспишься. Отсюда и аварийность. И на речку не уйдешь — машину не бросишь».

Время отдыха Валерия истекало через четыре часа, но даже после этого он не сможет продолжить движение из-за ограничений.

«Интересно: платная дорога, а еще и режим температурный. И не поедешь. Там дальше по трассе транспортники стоят: остановят, оштрафуют. Лучше уж переждать. Пустые — едут, а груженые — стоят», — сетует Валерий.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Днем ходишь, как пленный румын, как пингвин»

Белорус Сергей везет стекло в Польшу. Из Гомеля он выехал в 23.30.

«Ночью ехал. Как начал „киваться“, стал покемарил трохи. Походил, оклемался, еще проехал. Опять чувствую, что засыпаю, встал, размялся. Когда не было „тепловых“, выезжали утром, и проблем не было. Так бы я сегодня в 6.00 выехал и к трем часам был уже на границе. А так пришлось вчера ночью выезжать, чтобы до 11.00 приехать. <…> Вот мы все и смеемся: деньги платим, а ехать нельзя. Сиди и мучайся».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Жару Сергей пережидает с открытыми боковыми окнами, зашторенной «лобовухой» и маленьким вентилятором, который работает от прикуривателя. Однако и так выспаться не получается.

«Спать невозможно. Поэтому днем ходишь, как пленный румын, как пингвин, блин, а ночью надо ехать. Ночь ехал, днем просидел, а ночью опять ехать. <…> Кто покруче, ставит в салон „кондеры“ автономные, которые работают от аккумулятора. И все, никаких проблем. Но такие ставят на машины, которые ходят на Италию, Испанию. Там требования такие. Без „кондера“ машину не пустят. Там еще жарче, чем у нас. Несколько лет назад было даже несколько летальных случаев».

«Кто в такой жаре может поспать? - вторит коллеге украинец Валерий. — Уснешь и сразу просыпаешься весь мокрый. Днем толком не поспишь, а ночью шуровать надо. Как тут отдохнуть? <…> Лег сегодня в пять утра спать, в 10.00 проснулся мокрым, как из душа. Ну, окна открыл, а дальше что? Не спасает. Это не сон. <…> В Европе проще. Там нет температурного режима. Там только режим труда и отдыха. Все. В Польше как-то тоже был температурный режим, но потом они его отменили. Я же тут еду, плачу за дороги. Почему я должен стоять? Если дороги платные, то сделай так, чтобы по ним можно было ездить. Какие ограничения могут быть на М1?»

В соответствии с постановлением Минтранса № 7 от 10.03.2015 г. с 20 мая по 31 августа 2015 г. при дневной температуре воздуха выше +25 ˚С в отношении республиканских автомобильных дорог с асфальтобетонным покрытием устанавливается максимальная нагрузка на одиночную ось не более 6 тонн. Такие ограничения действуют с 11.00 до 21.00 включительно.

Ограничения не распространяются на:

— транспортные средства, самоходные машины, осуществляющие перевозки пассажиров, живых животных, цветов, грузов гуманитарной помощи, бетонных и асфальтобетонных смесей, битумов дорожных, опасных грузов, скоропортящихся грузов, зерна, комбикормов, семян рапса;

— транспортные средства, осуществляющие перевозки отходов животного происхождения для их утилизации и (или) переработки;

— транспортные средства, самоходные машины, осуществляющие деятельность по содержанию, ремонту и развитию (возведению, реконструкции) автомобильных дорог общего пользования;

— транспортные средства, самоходные машины, осуществляющие перевозки, связанные с предотвращением или ликвидацией чрезвычайных ситуаций и последствий дорожно-транспортных происшествий.

Все дальнобойщики сходятся в одном: спасая наши дороги с помощью подобных «температурных» ограничений, государство забывает о людях — водителях большегрузов и белорусских легковушек. Невыспавшийся, уставший, с плохим самочувствием «дальнобой» — реальная угроза для безопасности движения на белорусских трассах. И обвинять в случае трагедии будет некого — требования закона соблюдены, а за аномальную жару вообще никто не отвечает.

-30%
-10%
-20%
-30%
-15%
-55%
-50%
-10%
-10%