/

Каждое лето столичный бизнесмен Андрей Ольшук ежедневно встает в 5.30 и приходит с работы в 22.00 — крутится как белка в колесе, чтобы на всех его точках был свежий бочковой квас. Из-за аномальной жары в начале августа трудиться пришлось еще активнее, и мы отправились с предпринимателем за напитком из Минска в Фаниполь и обратно, обсудив по дороге не только его рабочий автомобиль. Он рассказал, по каким причинам бочковой квас с каждым годом становится все менее популярным, а также о том, почему в емкостях не может быть никаких червей и мух.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«Peugeot Partner простой как „Жигули“, только надежнее»

Мы встречаемся с Андреем в 6.30 утра на Каменной Горке в доверху заполненном пластиковыми бутылками Peugeot Partner. Раньше предприниматель ездил на Volkswagen Transporter 1993 года.

— Он был уже «подгулявшим», поэтому году в 2011-м я от него устал и захотел что-то свежее хотя бы лет на 10. Нужна была машина, которая бы возила как семью, так и помогала в бизнесе.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Как раз в это время знакомый бизнесмена продавал свой Partner, на котором Андрей однажды ездил.

— После «Транспортера» ощущения были совсем другими, поэтому машину я забрал, как говорится, не задумываясь. А Volkswagen у меня купили через 25 минут после того, как я выкинул объявление, ведь белорусы «надта любяць Т-чацвёртыя».

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Зато далеко не все белорусы положительно относятся к «французам», но собеседник в этой машине серьезных минусов не видит. Самый главный из них — необходимость замены торсионной балки почти каждый сезон, что обходится примерно в 400 долларов.

— Больше с машиной нет абсолютно никаких проблем, тут все просто, как в «Жигулях», но надежнее. Двигатель — обычный 1,9 дизель, и на протяжении всех зим он заводился в любую погоду, и вопросов по нему не возникало.
Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«С моей работой не отказался бы от массажного кресла в машине»

Вопросов нет у Андрея и к расходу топлива: по трассе мотор потребляет около 6 литров, в городе — примерно 8. Хоть агрегат и неприхотлив, владелец старается относиться к нему бережно и редко включает кондиционер в сильную жару, чтобы избежать лишних нагрузок.

— Да и не умею я им пользоваться, если честно. После каждого раза простываю.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Кроме кондиционера, из опций в Partner есть электрические стеклоподъемники и подушка безопасности водителя. Андрей говорит, что с его ритмом работы не отказался бы еще от массажного кресла.

— Ведь в сезон, который начинается в конце мая и заканчивается в конце августа, я каждый день почти все время за рулем. С утра я заполняю бочки, привожу их, днем решаю всякие текущие вопросы, а вечером отвожу емкости для кваса обратно.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«Пропускают только тогда, когда показываешь, что ты с бочкой»

Собеседник рассказывает, что с опытом он научился планировать время так, что значение имеют каждые 10 минут. Правда, иногда график сбивается из-за трафика.

— Например, на съезде с кольцевой в сторону авторынка «Малиновка» всегда выстраивается огромная очередь, а мне часто нужно очень спешить, чтобы выставить 2 бочки в этом районе. Я начинаю объезжать поток и пытаться перестроиться в первый ряд, на что другие часто начинают орать и махать руками. Хотя когда показываешь бочку сзади — пропускают.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Накладывается на отношения в потоке и время суток: утром на минских улицах одна половина водителей «спит», другая — спешит, поэтому и получается хаос.

— Я считаю, если ты выехал на дорогу — ты не должен спать. А то некоторые ездят, как одесские таксисты: раскрыв рот и рассматривая все по сторонам. Реальную дорожную обстановку таким водителям оценить сложно.

А вот в Польше, по наблюдениям Андрея, ситуация на дорогах лучше: там водители пропускают друг друга не только при наличии бочки.

— Это не миф, а проверенный мною факт, что в Польше стоит показать поворот, посчитать до трех — и тебя пропустят. Я исколесил всю эту страну и могу сказать, что даже на узких дорогах там умудряются быть вежливыми.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

В Беларуси же, по мнению Андрея, культура вождения за последние лет 10 не изменилась ни в лучшую, ни в худшую сторону. Но все познается в сравнении.

— В той же России нарушения сплошь и рядом. Особенно это касается того, что там не соблюдают полосность и часто лезут в «дополнительные» полосы.

«Сейчас люди не очень доверяют бочковому квасу»

В это время подъезжаем к предприятию, которое уже 8 лет производит квас. На бочке проверяют пломбы и отправляют на дезинфекцию и наполнение напитком.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Посторонних туда не пускают, поэтому мы заходим в цех.

Всего здесь работают семь человек, рассказывает представитель компании. Напиток делают из гомельского концентрата квасного сырья, белорусского сахара и французских дрожжей. Квас получается живым, непастеризованным и хранится всего около 5 суток в холоде после производства.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Но, несмотря на натуральность продукта, с увеличением конкуренции на рынке объем производства с годами уменьшается. На предприятии рассказывают, что лет семь назад в день в одни руки у них покупали в среднем по 700−800 литров кваса, сейчас — около 200.

«Также снижение продаж связано с тем, что люди не очень доверяют бочковому квасу. Думают, что напиток разбавленный. Но то, что это продукт натурального брожения, не всем сразу донесешь», — добавляют на предприятии.

Сейчас в Беларуси бутылочный квас занял около 98% рынка, что также негативно сказывается на малом бизнесе из Фаниполя. Но пока закрывать производство здесь не планируют.

«Все равно наш квас не будет продуктом массового пользования, как у крупных пивных компаний. У них — ресурсы и деньги, а у нас эдакий местечковый сезонный бизнес для ценителей», — говорят производители, а мы идем забирать наполненную бочку.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«Покупателей стало заметно меньше с первым большим скачком доллара»

Сегодня Андрей увозит 150 литров кваса, хотя раньше брал объемы побольше — в этом бизнесе он с 2009 года.

— До этого я занимался фруктами, знакомый сказал, что торговля разливным квасом — прибыльное дело, и я решил попробовать. Прикинул: ну что там, заправил бочку, выставил — и поехал своими делами заниматься. Но на деле все оказалось сложнее.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

А сложности в том, что нужно успевать не только с квасом — также обязательно, чтобы на объектах всегда была тара в виде пластиковых бутылок. Поначалу дополнительную нагрузку создавал и параллельный бизнес по продаже фруктов, от которого Андрей вскоре отказался. Вспоминает, что и на одном квасе из двух бочек дела шли неплохо, тем более не в сезон он занимается международными грузоперевозками.

— В свое время я был между отказом от этого бизнеса и эйфорией от заработанных денег. В тот момент была золотая середина.

Вскоре у собеседника появились еще две точки. Но четыре бочки обслуживать было тяжело — в итоге он остановился на трех. Со временем у Андрея уменьшилось не только число объектов, но и снизился поток покупателей.

— Поток стал уменьшаться с 2011 года, когда первый раз так сильно вырос доллар. Поскольку в этом деле к валюте привязано многое, и на квас цена выросла. А большинство людей ведь не то чтобы фанаты этого напитка, поэтому при увеличении стоимости они от него легко отказываются.

Если купить три литра кваса в Союзе было совсем не заметным для бюджета, то нынешние 45 тысяч — это уже ощутимо.

— Да даже лет 6−7 назад квас был копеечный и расходился сотнями литров, а сейчас счет идет только на десятки.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«Квас из бочки на второй день такой же, как был в Советском Союзе»

На снижении популярности бочкового кваса сказалось и то, что сейчас появилось много видов бутылочного. Андрей говорит, что гурманом этого напитка себя не считает, но разницу между двумя его видами чувствует.

— Зимой разницы нет, а вот летом она очевидна. Особенно когда квас уже постоял в бочке один день, и даже многие покупатели говорят, что он становится точно такой же, как был в советские времена.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

Но таких любителей советского прошлого, которые готовы за это платить больше, немного.

— Есть мужчина, который постоянно приезжает и берет по 5−10 литров, а есть девушка на BMW X5, также у нас каждый день. Она покупает на точке, где у меня работает паренек, и он ей постоянно сам ставит трехлитровую банку в машину, чтобы не было тяжело. Я очень ценю таких покупателей.

«Не знаю, сколько должна простоять бочка, чтобы там завелись черви»

Еще один фактор снижения популярности напитка — это слухи о разбавлении кваса и червях в бочках.

— Я не знаю, сколько должна простоять бочка, чтобы там появились черви. В жару квас торгуется день или два, в любую погоду — максимум три. Перед каждой заправкой емкость дезинфицируется, а после — пломбируется, поэтому мух там быть не может. Да и если даже запустить туда жменю мух, то месяц понадобится, чтобы появились черви.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

В связи с маленьким сроком на реализацию кваса из бочки в бизнесе появляются и дополнительные риски. Поскольку квасу желательно находиться в емкости максимум три дня, нужно туда залить именно то количество напитка, которое за это время и реализуется.

— Будет больше — придется сливать, меньше — ездить чаще, тратя время и топливо.

Траты на время и топливо связаны также с тем, что емкости постоянно нужно отвозить на охраняемую территорию. Этого можно было бы и не делать, если бы бочки не воровали, говорит Андрей.

— В позапрошлом году у меня украли привязанную цепью к дереву бочку возле 9-й больницы на Семашко. В 2 часа ночи подъехал бусик, срезали цепь и увезли. Часто это делают с алюминиевыми бочками для того, чтобы сдать на металлы.

К слову, стоят такие емкости примерно по 3−3,5 тысячи долларов.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«Летом я не могу позволить себе даже праздник отметить»

В этом же году — холодное лето, и все вышеперечисленные факторы привели к тому, что Андрей стал покупать в 3 раза меньше напитка, выручка упала примерно в 4 раза, а зарплаты продавцов — в два. Реагирует на изменения и рынок бочкового кваса в Минске: в городе его уже никто не производит, а продают в столице напиток из Фаниполя, Смолевичей или Лиды.

— Таких квасников, как я, в городе еще примерно человек семь. У кого-то больше точек, у кого-то меньше, но по 20 бочек, как раньше, уже никто не обслуживает.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

При этом каждый год появляются новые бизнесмены, но в следующем Андрей их уже не видит. Агитировать или отговаривать от такого бизнеса парень никого не хочет.

— Здесь многое зависит от погоды. Когда стоит жара — ты четко знаешь, в какие точки и когда нужно привозить квас, и все получается. Когда погоды нет и ты выливаешь в землю по 100 литров — ощущения совсем другие.

Ощущения от нынешнего холодного лета поправило жаркое начало августа. В эти дни Андрей работает с 6 утра до 10 вечера, хотя выходных в сезон у него не бывает в принципе.

— Я даже не могу позволить себе какой-нибудь праздник отметить, поэтому все лето — мои трудовые будни.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

«Я верю, что все нормализуется»

Однако все же главное не погода, а покупательная способность населения, повторяет собеседник.

— Если бы я мог позволить себе продавать квас за копейки, то гораздо больше людей бы его покупали вне зависимости от погоды.

Возможно, продавцов кваса спасет не столько теплое лето, сколько возвращение хотя бы к 500 долларам средней зарплаты?

— Вот это нас тоже поддержит. Если все будет сбалансированно — то будет везде хорошо. Верю, что все нормализуется. Я считаю, что главное — трудиться, ведь трудолюбие всегда вознаграждается.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

-30%
-34%
-25%
-50%
-20%
-15%
-10%
-15%
-20%
-90%
-45%