Елена Никитенко,

К своему трехлетию поисково-спасательный отряд "Ангел" почти закончил "прокачивать" ГАЗ-2752 "Соболь" до настоящего поискового автомобиля: с кенгурятником на "морде", восьмиметровой мачтой на крыше и гексакоптером в грузовом отсеке. Старший "ангел" Сергей Ковган продемонстрировал AUTO.TUT.BY спецавто и дорогую технику – но за ними мы увидели еще и силу духа.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

"Хотим создать из автомобиля оперативный выездной штаб: приехал – и можно работать"

- Сможете сфотографировать "Соболь" так, словно это Ferrari? Уверен, хороший фотограф всегда умеет выбрать правильный ракурс, - серьезным тоном просит командир поисково-спасательного отряда "Ангел".

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Сергей Ковган купил ГАЗ-2752 "Соболь" 2004 года выпуска этой зимой – специально для того, чтобы выезжать на поиски заблудившихся людей. Дорогое громоздкое оборудование давно перестало влезать в багажник обыкновенной легковушки, микроавтобус оказался подходящим вариантом.
 
- Автомобиль вмещает семь человек – это и есть состав поисковой группы. Первой, которой нужно успеть принять экстренные меры: разведать местность, проверить просеки, разыскать свидетелей… Все это увеличивает шансы найти человека.

Но прежде чем спасать людей, нужно было "спасти" ГАЗ: машина отчаянно требовала ремонта.
 
- Двое волонтеров "Ангела", Олег Куликов и Виталий Лапковский из Motorhome Group, постарались сделать из видавшего виды "Соболя" что-то более-менее достойное.

Парни поставили новый радиатор, поменяли масла, фильтры, потрескавшиеся патрубки, свечи, свечные провода… Переделали даже выхлоп: "Раньше у "Соболя" был такой характерный "волговский" звук. На форумах ребята вычитали, что можно сделать пропил и поставить нестандартную прокладку – рев исчез, звук стал приятнее".

Олег и Виталий согласились бесплатно не только привести "Соболь" в порядок, но и усовершенствовать автомобиль согласно его новым задачам. Запасное колесо вынесли из грузового отсека, чтобы освободить пространство для техники. На крышу поставили крепления для лодки. У боковых дверей приварили подножки, а на "морде" - кенгурятник. На задней двери - лестница, чтобы быстро забираться на крышу автомобиля и устанавливать мачту. Мачта на восемь метров поднимает мощную стационарную антенну, тем самым увеличивая дальность радиосвязи. Сама радиостанция разместилась в салоне. Она может работать в двух диапазонах и при необходимости позволяет общаться с правоохранительными органами, сотрудниками МЧС и поисковой группой.
 
- Позже установим репитер – прибор, который усиливает сигнал. Хотим превратить автомобиль в оперативный выездной штаб: приехал на место – и можно работать.

Под передней панелью виден "Смерч-200" - блок системы громкого уведомления. Еще в "Соболе" появились розетки (чтобы заряжать аккумуляторы для навигаторов, телефоны, ноутбуки) и яркая светодиодная лампа на 7 Вт, которая дает возможность работать с картами в салоне даже ночью.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
- За три года работы мы поняли, какая машина будет удобной для нас. К тому же я видел много транспорта специального назначения. По сути, чем наш автомобиль отличается от милицейского? Да ничем, сотрудники правоохранительных органов садятся за руль тех же "Соболей", разве что с синей мигалкой. Но постоянно наш автомобиль в таком виде не ездит: большая часть оборудования снимается.

Планов по переделке еще много: от креплений для лопаты и топора на задней двери до магнитов с символикой "Ангела" на кузове автомобиля.
 
- Денег не хватает, а магниты – не первая необходимость.

"Если на поиски приедут десять человек, оборудование заменит им сотню добровольцев"

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Сергей открывает дверцы грузового отсека:

- Святая святых. Оборудование, которое находится здесь, стоит в три раза дороже "Соболя". Такого нет ни у милиции, ни у МЧС.

Из грузового отсека появляется инвертор, который преобразует 12V в 220V. Бензиновый генератор. Холодильник. Ящик с биноклями, подзарядками, дополнительными аккумуляторами. Тепловая пушка. Бензопила. Светодиодные прожекторы. Гелиевый аккумулятор, который запускает в работу систему СГУ, "крякалку": громкий звук – хороший ориентир в лесу. Жилеты, которые надевают поисковики: с навигатором, компасом, аптечкой, дополнительным аккумулятором, радиостанцией, сигнальной ракетой и фонариком.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Такой комплект доверишь не каждому волонтеру – те порой демонстрируют завидную беззаботность:
 
- Остановились перекусить, повесил на дерево рацию – и ушел без нее. Спрашиваю: "Где рация?" - а он только плечами пожимает. Она долларов 500 стоит!

В зеленом оружейном чемоданчике (подарок военных) лежит гексакоптер DJI Tarot 680, предмет особой гордости "Ангела". Людей он ищет гораздо лучше, чем беспилотники "Бусел-М", что на вооружении МЧС, – те двигаются слишком быстро, не умеют зависать, а на землю спускаются на парашютах; так, что ловить их приходится по всему полю. Гексакоптер, шестивинтовая машина, может лететь с любой скоростью на любой высоте, останавливаться и снижаться в воздухе.
 
- Сигнал передает цифровой, изображение в HD – хоть на экран плазменного телевизора выводи.

Сергей вспоминает случаи, когда техника могла очень помочь в поисках – но ее не было.
 
- Когда убили Татьяну Ивановну Слонимскую, искали что? Машину, это отправная точка. Был бы гексакоптер, не пришлось бы проходить множество грунтовых дорог. Или мужчина с сахарным диабетом, которому стало плохо в лесу. Не дошел несколько метров до автомобиля и умер. Достаточно было поднять беспилотник на 400 метров в воздух – и мы бы сразу обнаружили машину. Искать человека в лесу можно безо всякого оборудования – даже без компаса, хоть это и небезопасно. Но техника позволяет решить те же задачи меньшему числу людей. Если на поиски приедут десять человек, оборудование заменит им сотню добровольцев. Чтобы обнаружить лежащего на кукурузном поле человека, нужно пятьдесят волонтеров – или двое опытных поисковиков с гексакоптером.

Еще одно "сокровище" "Ангела" - навигаторы Garmin, которые с точностью до метра позволяют определить местонахождение группы волонтеров в лесу во время поисков – так проще координировать поиски из штаба.
 
- Вообще-то это придумано для охотничьих собак, но военные закладывают такой прибор в грузы, которые сбрасывают с самолета.

Заблудившихся собирателей грибов и ягод находили бы быстрее и без суперсовременных приборов, если бы те заботились о своей безопасности: брали с собой заряженный телефон и все необходимые лекарства, одевались в яркие цвета, а не в камуфляж.
 

"Пока я мог помогать людям, я делал все возможное: и днем, и ночью. И буду делать все"

После вопроса о поисках, которые вспоминаешь чаще всего, Сергей Ковган на несколько секунд задумывается.
 
- Каждые для нас значимы. Но есть страшные поиски: они не то чтобы запоминаются, скорее, поражают своей жестокостью. Обычно это криминальные случаи. Татьяна Ивановна Слонимская, убитая из-за машины. Юля Соломатина, которую задушили и расчленили. Изнасилованная и убитая Виктория Ясель… Я видел лица людей, наблюдающих, как выкапывают мертвого. И понял потом, что они не должны были находиться рядом в этот момент. Такие случаи накладывают отпечаток, особенно на неподготовленного человека – волонтеры к такому не готовы.

Тяжело принимать сообщения о пропавших детях – хотя, как правило, такие истории заканчиваются хорошо. Трудно даются и нерациональные поиски в лесу: я ведь по опыту почти наверняка знаю, ищем мы живого или мертвого человека. Это позволяет очень четко расставлять приоритеты. Но сказать о наших догадках родственникам мы не можем. Например, известно, что человек поехал собирать грибы в Молодечненский район – и больше ничего. В какой лес он ушел? Никто не знает. А родственники просят: "Вы помогите, нам же хотя бы похоронить". И что ответить? Если я понимаю, что это физически невозможно. Обычно таких людей случайно находят грибники, охотники, лесники. Не знаю… Тяжко.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Летом волонтеры разъезжаются: на дачи, в деревни, купаться и отдыхать. Они не получают зарплаты, ничем никому не обязаны – но, если теряется человек, "Ангел" должен собрать людей. Было бы финансирование, стало бы легче. Тот же спецавтомобиль поисково-спасательный отряд "Ангел" создает именно на базе ГАЗ-2752 не от любви к российскому автопрому. Причина на поверхности: "Соболь" - один из самых дешевых микроавтобусов. Машина потребляет много топлива: 14-15 литров, - и заправляют ее Сергей и другие волонтеры на собственные средства.
 
- А где я могу найти лишние деньги, если у меня дочка скоро родится? [Пока материал готовился к публикации, Сергей успел стать отцом. Поздравляем!] Иногда руки опускаются. Мало кто может помочь, особенно в нынешней экономической ситуации. Такое мощное движение, каким сегодня стал "Ангел", требует финансирования. Я не мечтаю о новом суперавто. Большую часть оборудования мы приобрели благодаря грантам, которые "Ангел" получил, побеждая в конкурсах социальных проектов. Теперь это оборудование требует постоянного обслуживания, а соответственно, денежных затрат. Каждая из раций работает от аккумулятора, который с нашей частотой использования "умирает" за сезон – и стоит около 40 долларов. Нужны и бензин, и масло для генератора. Нужно платить за гараж, который мы арендуем, чтобы складывать оборудование – в машине хранить его рискованно, а дома невозможно из-за запаха бензина…

Теперь, когда Сергей Ковган стал отцом, своих приоритетов он не скрывает.
 
- Семья. Пока я мог помогать людям, я делал все возможное: и днем, и ночью. И буду делать. Но если мне придется выбирать между интересами моей и чужой семьи... Я и так слишком многим жертвую. Банальный вопрос: ты договорился помочь на даче родителям, которые уже в возрасте, и вдруг звонок. В лесу заблудился человек. Что делать? Такой выбор выбивает из колеи. И делать его приходится не только мне, но и координаторам, в том числе региональным, администраторам, добровольцам ­– всем этим людям я очень благодарен. Рядовым волонтером быть проще: сегодня помог, завтра уехал. Администрация "Ангела" практически на боевом посту: может быть поднята в любое время. Надо ехать – не обсуждается. Я до сих пор к этому не могу привыкнуть.

Но и в той сложной и ответственной работе, которую взвалили на свои плечи поисковики "Ангела", есть и светлые моменты. Например, то, что ты – часть команды единомышленников, которые всегда придут на помощь. Осознание того, что ты помог спасти человека, тоже многого стоит - и у поисков гораздо чаще финал счастливый, нежели трагический.
 
- В 2012 году я один приехал на поиски, чтобы помочь человеку: не было ни машин, ни оборудования, ни навигаторов, ни формы - ничего вообще. Я просто приехал и стал в строй вместе с милицией и солдатами. Это была помощь, но она может быть гораздо эффективнее - если есть обученные люди, хорошее оборудование или социальные сети, куда один человек может обратиться со своей бедой, а другой - помочь с ней справиться. Так мы работали во время "Хавьера". Стена нашей группы "ВКонтакте" была переведена в режим чрезвычайного положения: люди, которые застряли на дороге, писали, где они находятся. Кто-то сразу под этим постом отвечал: скоро буду, привезу топливо и горячий чай. Таких сообщений были сотни, люди откликались и помогали друг другу. Я бы хотел, чтобы "Ангел" действительно был таким: к администрации обращаются, мы проверяем, реально ли человек в беде, – и помочь может любой. 

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
 
-7%
-20%
-10%
-45%
-10%
-10%
-90%
-40%
-20%