175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  2. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  3. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  4. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  5. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  6. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  7. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  8. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  9. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  10. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  11. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  12. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  13. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  14. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  15. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  16. Окончательное обвинение, гибель уроженки Беларуси, минус 200 тысяч долларов и крутые террасы — все за вчера
  17. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  18. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  19. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  20. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  21. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  22. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  23. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  24. Студенту дали три года «химии», а он уехал за границу. Узнали, как ему это удалось
  25. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  26. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  27. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  28. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  29. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  30. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки


/

В Гродно около 120 водителей скорой помощи, но женщина среди них только одна. Анна Лычевская работает тут уже четыре года. Раньше она была таксистом, но ее страсть – большие машины: она даже пыталась устроиться в автобусный парк и серьезно думала стать водителем фуры.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

"Случайно подвезла человека и поняла, что этим можно зарабатывать"

Анна за рулем уже около 15 лет. Отучившись, сразу пошла работать в такси – была одной из первых женщин-таксистов в Гродно. "Искала в то время работу, ехала по городу и просто подвезла махнувшего мне человека. Он мне заплатил, и я решила, что этим можно зарабатывать", – рассказывает она о том, как попала в профессию.

В такси Анна проработала 10 лет и до сих пор иногда там подрабатывает. "В какой-то момент такси стало менее доходной работой, да и требований теперь больше", – объясняет она. Работу на скорой нельзя назвать денежной, но она явно более стабильная. Водитель получает тут в месяц 4 млн рублей, зато за состояние машины можно не беспокоиться.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

"В автобусном парке надо мной просто посмеялись"

Среди водителей скорой Анна – единственная женщина. По ее подсчетам, женщин - водителей такси в Гродно может набраться человек 20. Есть три женщины за рулем автобусов. Четыре года назад Анна тоже пыталась устроиться на работу в автобусный парк – у нее были права соответствующей категории, не нужно было дополнительно учиться.

"Когда пришла, надо мной просто посмеялись. Директор прямо сказал, что его самого засмеют в Минтрансе, если он возьмет водителем женщину", – вспоминает Анна. Свою позицию в автобусном парке тогда никак не аргументировали и предложили возить контролеров на "Газели". Анна обиделась и ушла на скорую – сюда ее взяли без проблем. А спустя два года в автобусном парке изменили мнение и все же стали набирать на работу женщин.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

"Хотела работать на фуре, но муж не согласился"

"Когда я только начинала ездить, то въехала на кольце в какого-то мужчину. Он вышел из машины и сказал: или сиди дома на кухне или иди учись. И я пошла учиться", – рассказывает Анна о том, как решила получить одну за другой все категории. Сейчас у нее нет только А и Е – на последнюю она отучилась, но пока нет времени сдать экзамен. "У меня была мысль работать на фуре, но это стремление остановил муж", – смеется Анна.

На скорой девушка работает уже четыре года, а недавно ей предложили пересесть на пожарную машину. "Я болезненно переживаю перемены, поэтому пока не перешла. Но большая машина привлекает", – признается Анна.

"Работать хочу только водителем", – уверенно говорит Аня, хотя по профессии она - повар-кондитер: в этой сфере проработала два года и поняла, что не ее.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

"Чтобы вынести человека весом 400 кг, вызывали МЧС"

Вызовы на скорой бывают очень разные: иногда один отнимет больше сил и времени, чем пять других. Сильно отличается и специфика бригад. Сейчас Анна работает на реанимобиле, но попробовала себя во всех бригадах: от детской до психиатрической. "В психбригаде работать невозможно. Там нет стресса из-за переживания за жизнь человека, но нервы нужны железные. А на "травме" нужно много физической силы – всегда кого-то носишь".

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

Анна вспоминает, что зачастую из-за большого веса больного врачи вместе с водителем просто не могут поднять носилки. Однажды, чтобы вынести человека весом более 400 кг, пришлось вызывать МЧС.

У девушки, как и любого другого водителя, случаются и конфликты на дороге. "В сквозном дворе сзади подъехал человек и требовал, чтобы я отъехала от подъезда. Но на срочном вызове я не могу этого сделать, предложила ему самому сдать назад. Чего только ни услышала в свой адрес!" Или - бригада ехала на преждевременные роды, а какой-то водитель во дворах отказывался сдать назад буквально пару метров, пока не вызвали ГАИ.

Конфликты возникают из-за того, что дворы для машин скорой и других экстренных служб совсем не приспособлены: "Остановиться негде, иногда приходится стоять на тротуаре и получать от недовольных пешеходов удар палкой или ногой по колесу".

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

Работа на скорой – почти всегда на грани жизни и смерти. "На экстренном вызове вся бригада в стрессе. Никому из нас не все равно, что происходит, просто нужно внешне быть спокойным. Сил работа отнимает много", – рассказывает Анна. Ее реанимобиль ездит и на пожары, и на ДТП, и на убийства.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
В машине - никаких собственных амулетов, только четки и иконки с Матерью Божьей и святым Казимиром, которые во время освящения авто дал ксендз.

"Для нас "Газель" – вообще не машина"

На станции, где работает Анна, нет ни одной иномарки, все ездят на "Газелях". Примерно половина машин – новые. Например, Аниной всего три года.

- Я бы вообще убрала отечественные авто из скорой помощи. Для нас "Газель" - это не машина, – женщина поясняет, что для специализированных бригад нужны более высокие и широкие автомобили. "Как водитель, я могу жаловаться только на динамику. Но врачам мало места".

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

"Нам должны дать больше прав"

На машинах скорой помощи есть только синий маячок, и Анна считает, что этого мало. "На каждом перекрестке надо убедиться, что тебя все пропускают. А ведь каждая остановка - это время, которого не хватает". По мнению женщины, красный маячок должен быть не только у ГАИ, но и у врачей и спасателей: "Нам должны дать больше прав на дороге. То, что есть, - это мелочи".

Во время работы на скорой Анна два раза попадала в ДТП, но оба раза не по своей вине. "Если мы что-нибудь нарушим, то всегда будем виноваты, даже если в машине в это время умирает человек".

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

"Личное авто тоже должно быть большим"

Анна уже пять лет ездит на минивэне SEAT, но выбрала его совсем не потому, что это семейное авто: "Люблю большие машины. У меня из десяти машин было восемь минивэнов и только две обычные легковушки". Марка не так важна, как размер: Анна ездила и на Fiat, и на KIA, и на Peugeot, и на Ford. Сегодняшним авто она очень довольна, но хотела бы машину еще больше, например микроавтобус.

"Некоторых не научишь хорошо ездить"

Анна постоянно за рулем и видит, как ездят гродненцы: "Я бы 40% водителей наказывала. Думаю, есть люди, которых просто не научишь хорошо ездить. Машину нужно чувствовать. В своей я слышу каждый свист". Она считает, что если жизнь или работа заставили выучиться и сесть за руль, но человеку это не нравится, то толку не будет.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
-30%
-20%
-50%
-50%
-15%
-20%