/

"Видит бог, я не хотел этого совершать, быть убийцей. Я сделал все, что мог, чтобы он остался жив, но - как вышло, так вышло. Я, как человек верующий, ставлю свечки и за него, и за вас. Простите меня, если это в принципе возможно. Я знаю, дети попадают в рай".



Григорий, который весной нынешнего года насмерть сбил на столичном бульваре Шевченко 10-летнего Артема, обращается к родителям мальчика - до того как начать давать показания суду. Он "выражает соболезнования и сочувствует им как отец", но своей вины в гибели мальчика не признает.

Этот резонансный судебный процесс тянулся несколько месяцев. 16 января суд Центрального района Минска вынес приговор.
 
Наезд произошел во время весенних каникул, днем 26 марта. 42-летний водитель ехал по проезжей части бульвара Шевченко со стороны Каховской в направлении улицы Веры Хоружей. В районе нерегулируемого пешеходного перехода он совершил наезд на 10-летнего мальчика, перебегавшего дорогу. От полученных травм ребенок скончался на месте происшествия.

Водители, припарковавшие свои автомобили в 15-метровой зоне перед пешеходным переходом, на котором совершен наезд на ребенка, привлечены к ответственности - материалы о нарушениях требований пункта ПДД об остановке и стоянке транспортных средств были выделены из материалов уголовного дела выделены и направлены в ГАИ.
Водители, припарковавшие свои автомобили в 15-метровой зоне перед пешеходным переходом, на котором совершен наезд на ребенка, привлечены к ответственности - материалы о нарушениях требований пункта ПДД об остановке и стоянке транспортных средств были выделены из материалов уголовного дела и направлены в ГАИ.

- ...Двигался во второй полосе со скоростью 55 км/ч при разрешенных 40, при подъезде к пешеходному переходу, обозначенному знаками и разметкой, проявил преступную небрежность, невнимательность и неосмотрительность... Не убедился... Был в состоянии обнаружить, - речь гособвинителя в этом процессе не отличалась от других заседаний по таким же делам.

Ситуация, к сожалению, вполне типичная: нерегулируемый переход на тихой улочке, припаркованные около него машины и дети, которые играют во дворах и бегают домой попить и пообедать. Которые, к сожалению, даже на переходе могут оказаться под колесами автомобиля. Но в отличие от многих проблемных улочек бульвар Шевченко реконструирован с учетом требований дорожной безопасности: яркая разметка, новые знаки, "спящие полицейские" на каждой сотне метров, ограничение скорости - 40 км/ч. Да здесь невозможно превысить, уверены минчане!

Позиции "Не превышал!" придерживается и обвиняемый: говорит, что видел, двигаясь со стороны улицы Осипенко, знаки и разметку, снизил скорость и продолжал движение в спокойном режиме. Григорий говорит, что с водительского места высокого внедорожника Volvo ХС90 ему не ограничивали видимость даже припаркованные у тротуара Opel Vectra и Mitsubishi Carisma. Мальчика, мол, он увидел как тень, быстро двигавшуюся наискосок справа налево перед машиной. По словам обвиняемого, ребенок внезапно выбежал на проезжую часть вне пешеходного перехода, наезд произошел за зеброй.

- Убедился, что на пешеходном переходе и около него никого не было. Проезжая переход, ни на тормоз, ни на газ не давил. Когда уже въехал передними колесами на зебру, вдруг заметил быстро перемещавшуюся наискосок справа налево тень, где-то между первой и второй полосами движения. Сразу же предпринял меры: нажал на тормоз, выкрутил руль влево, попытался объехать... Выехал на бордюр, ударился в ограждение, выровнял машину, включил аварийку, побежал к ребенку.

По словам обвиняемого, он попытался приподнять Артема, но "понял или почувствовал, что мальчик не подает признаков жизни".

"Виновным себя не признаю".



- Наезд, сдавление и волочение тела малолетнего пешехода... Выезд за пределы проезжей части и столкновение с металлическим ограждением. Тормозной путь автомобиля - 7,4 метра, - сухо сообщает суду гособвинитель.

Когда прокурор зачитывает травмы, полученные в ДТП маленьким Артемом, его мама закрывает ладонями уши и тихо плачет. Позже она не раз спросит водителя, как можно было так травмировать мальчика на скорости, как он уверяет, 40 км/ч: перелом основания и свода черепа, множественные травмы головы и лица, переломы ребер, ног, разрывы внутренних органов, множественные кровоизлияния... "Он же был разбит вдребезги", - говорит суду мать.

После неоднократных попыток представителя потерпевших Игоря Папковского вынудить обвиняемого признать свою вину во вменяемых ему нарушениях ряда пунктов ПДД тот, продолжая настаивать, что скорость движения была 40 км/ч, согласился только с одним: да, он не снизил скорость перед пустым, по его словам, пешеходным переходом. "Мы, водители, обязаны ехать с такой маленькой скоростью, что кто бы ни шагнул из-за этой машины, мы могли остановиться", - пенял Папковский. С адвокатом Григория - Натальей Морозовой - они не сходятся в определении момента возникновения опасности для водителя: сторона потерпевших совместно с гособвинителем уверены, что зебра со знаками и разметкой сама по себе предупреждает об опасности, сторона защиты считает, что опасность для Григория возникла в момент выхода пешехода на проезжую часть, то есть замеченной тени мальчика, - и избежать наезда он уже не мог.


 

"Я могу наказать его только деньгами"

Отец мальчика рассказал, что в момент ДТП был на работе. Он получил от жены СМС о том, что сына сбила машина, и поспешил на место аварии. "Я на нервах был после ДТП, находился в тумане, грозился убить детей водителя... 9 апреля мы встретились. Он, возможно, по настоянию адвоката, пытался выразить слова сочувствия и предложил выплатить 100 миллионов рублей. Вскоре деньги отдал".

Мужчина потребовал выплатить семье 700 млн рублей в качестве компенсации морального вреда: по 300 млн - для себя и жены, еще 100 млн рублей - для дедушки Артема, который также был признан потерпевшим.

- Я могу его наказать только деньгами. Суд накажет [сроком], он отсидит, выйдет, и пусть над ним висит обязанность выплат, чтобы он всю жизнь помнил, что натворил... Мера наказания? Он свою вину не осознал. Я настаиваю на максимальном [наказании].

Мужчина несколько раз подчеркнул, что обучал ребенка правилам дорожного движения, мальчик со второго класса сам ходил в школу - и никогда проблем не было: "Я сам себе не позволю нарушить ПДД и этому же учил ребенка".

Мама погибшего мальчика поддержала требования своего супруга.

- Позвонила мама друга Артема, сказала, что моего сына сбила машина. Я только спросила, жив ли он, - она тогда еще не знала... Ребенка не вернешь никакими деньгами. Это был мой единственный очень долгожданный ребенок. Я родила его в 30 лет, сейчас мне 42 - и я уже не смогу родить... Единственное, чем я могу его [водителя] наказать, - это деньги.

Родители просят суд обратить особое внимание на количество нарушений, совершенное обвиняемым ранее: за последние несколько лет он 25 раз привлекался к административной ответственности за нарушение ПДД, в том числе более 10 раз - за несоблюдение скоростного режима.

"В 2008-м - лишен [прав] на три месяца, в 2011-м - лишен на 6 месяцев, в 2014-м - на нем смерть ребенка. Высокий суд, только в вашей власти прервать эту страшную закономерность", - говорил знакомый с послужным списком водителя папа погибшего Артема.

Неискушенным покажется, что все ясно: "Водитель на внедорожнике убивает ребенка"

В суде опросили нескольких свидетелей: мужчину, сидевшего в припаркованном у перехода автомобиле, и студентку, проходившую по бульвару в момент ДТП, - они видели, что мальчик выбегал (а не выходил) на дорогу; родителей мальчика, с которым до ДТП играл Артем, и которые видели Volvo и слышали звук удара из окна. В деле фигурирует еще один свидетель, пожилая женщина, которая, по словам представителя потерпевших, через некоторое время после ДТП сама обратилась к родителям погибшего ребенка с готовностью дать показания - во время следствия она утверждала, что мальчик не перебегал, а спокойным шагом переходил через дорогу и был сбит на зебре. В судебном заседании, кстати, эта свидетель так и не появилась - но об этом чуть позже.

Основные вопросы, которые нужно было выяснить в процессе предварительного и судебного следствия: это скорость движения Volvo перед наездом и место, где был сбит ребенок - на переходе или за ним. Цифры и данные, полученные следователями и экспертами, не раз вызывали недоумение защиты: на основании следовой информации на месте ДТП эксперты смогли достоверно, путем точных математических расчетов установить лишь одну величину - скорость движения Volvo перед наездом была не менее 39,3 км/ч. В суд был вызвал эксперт, который подтвердил, что установить более точную скорость движения автомобиля в данном случае невозможно. Следователи с помощью следственных экспериментов (на которые, кстати, не были приглашены ни обвиняемый, ни потерпевшие - и это вызвало возмущение обеих сторон) рассчитали, что автомобиль ехал со скоростью 55 или 55,8 км/ч - на основании показаний все той же пожилой свидетельницы, которая после участия в следственном эксперименте отказалась подписывать протокол эксперимента, а позже - ни разу не явилась в суд.

Водителя же обвиняли именно в том, что он на 15 км/ч превысил разрешенную скорость движения, не уступил дорогу пешеходу, находившемуся на переходе, - и именно это находится в прямой причинно-следственной связи с наступившими в результате ДТП последствиями.

Позже в судебных прениях адвокат обвиняемого Наталья Морозова обратит на это внимание: "Единственные показатели скорости, которые суд может принимать как достоверные, - это "не менее 39,3 км/ч". Все остальное - субъективное мнение участников процесса и не более чем допущения".



- Неискушенным покажется, что все ясно: "Водитель на внедорожнике убивает ребенка". Но для того чтобы корректно разобраться в таком деле, нужны специальные познания в автотехнике, трассологии... Здесь же мы слышим "превысил скорость, не учел обзорность, не уступил дорогу, не предоставил преимущество". Не осталось ли у вас, высокий суд, чувства притянутости фактов?

Адвокат напоминает, что из нескольких свидетелей, на показания которых опирается обвинение, лишь два действительно - и это установлено - были непосредственно на месте ДТП в момент наезда. Оба они утверждают, что мальчик выбежал на дорогу вне перехода (точка его выхода, по их словам, в 8 метрах за зеброй), что он появился из-за домов и именно бежал наискосок навстречу автомобилю.

- Как ни прискорбно это осознавать, ребенок все же выбежал на дорогу вне перехода, и наезд произошел не на переходе, а в 30 см за ним [именно там нашли след от резиновой подошвы кеда Артема].

По словам адвоката, среднестатистический ребенок такого возраста бежит со скоростью 11,5-15,4 км/ч: "Это значит, что за секунду он может преодолеть расстояние 3,19-4,27 м". От тротуара до предполагаемого места наезда - 5,5 м.

- Следствие считает, что его скорость была около 55 км/ч - и он не смог остановить машину. Но почему они [следователи] не пошли дальше и не посмотрели, а мог ли бы водитель остановиться на разрешенной скорости 40 км/ч? Ведь первопричиной ДТП все же стал выход человека на проезжую часть вне пешеходного перехода, который было невозможно предвидеть?



Адвокат Наталья Морозова попросила суд принимать во внимание лишь достоверные факты и оправдать ее подзащитного: "Если разрешить всем детям переходить дорогу бегом и где угодно, сделать это законным - к каким последствиям это приведет? Государство возлагает на вас [судью] серьезную ответственность".

- Да, у  него автомобиль чуть выше среднего класса, но это не значит, что можно носиться по улице!.. По бульвару Шевченко из-за его статуса, с учетом непредсказуемости детей - а их там живет много! - нужно ехать, как по двору, - не более 20 км/ч, - убеждал суд представитель потерпевших.



"У меня еще будет время подумать, в какое горе я вас окунул"

По мнению стороны гособвинения, вина водителя доказана полностью, она подтверждается показаниями свидетелей и письменными материалами дела: "Прошу признать его виновным и назначить наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии- поселении". Требования компенсации морального вреда обвинение поддержало в полном объеме.

...В последнем слове обвиняемый, обратившись к родителям погибшего мальчика, то сдерживал рыдания, то откровенно плакал.

- У меня было время подумать и еще будет, в какое горе я вас окунул... Нет горя страшнее, чем хоронить собственного ребенка. Я себе такого не представляю.

Я не хотел быть убийцей вашему Артему. Так получилось. Видит Бог, я не хотел. Я не понимаю, как это произошло. Я грызу себя постоянно, спрашиваю, мог ли я что-то сделать, и понимаю - не мог. Я уверен, что никаких пешеходов около перехода не было. А потом он... Он двигался быстро, я пытался уйти влево - и мы сошлись в этой трагической точке.

Я молюсь о вас, хочу верить, что у вас еще будет наследник, я буду просить Бога об этом. Мне очень хочется надеяться, что у вас все будет хорошо. Прошу простить меня, если это возможно. Я не знаю, что бы делал и как бы себя вел на вашем месте.



Суд признал 42-летнего Григория виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека, и приговорил его к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении, лишил права управлять автомобилем в течение 5 лет, а также удовлетворил требования компенсации морального вреда в пользу родителей и дедушки погибшего Артема в размере 350 млн рублей. Автомобиль Volvo XC90 обращен в счет возмещения.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.
-15%
-20%
-30%
-10%
-20%
-18%
-21%
-45%
-25%
-20%
-40%