107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  2. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  3. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  4. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  7. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  8. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  9. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  10. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  11. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  12. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  13. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  14. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  15. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  16. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  17. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  18. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  19. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  20. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  21. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  22. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  23. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  24. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  25. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  28. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  29. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


/

"Я не буду оправдывать обвиняемого. Я лишь постараюсь защищать его права", - такова была позиция адвоката 28-летнего, восемь раз судимого Милана Д., который майской ночью нынешнего года за рулем угнанного Fiat насмерть сбил на столичном проспекте 24-летнего инспектора ДПС Павла Груздева.

Фото Артура Прупаса, "СБ"
Фото: Артур Прупас, "СБ"

21 мая в районе 01.00 на проспекте Независимости водитель FIAT Sсudo сбил инспектора дорожно-патрульной службы отдела ГАИ Первомайского района Минска. Сотрудник милиции - ему было 24 года - от полученных травм скончался на месте. Водитель автомобиля FIAT с места происшествия скрылся, но был задержан сразу же после совершения наезда.
Еще тогда, сразу после инцидента, многие говорили о том, что этот наезд - какое-то страшное нелепое стечение обстоятельств: судя по записи с регистратора микроавтобуса, остановленного в тот момент инспектором для проверки документов, Павла сбили не во время движения по прямой, не посреди проезжей части, а между двумя машинами - там, где, казалось, достать его было невозможно. На дороге - чистой, сухой, великолепно освещенной - стоит грузовой фургончик, инспектор идет от него к микроавтобусу, до которого пару метров, - и в этот момент водитель непонятно откуда возникшего Fiat вдруг виляет рулем вправо, сбивает Павла и продолжает такое же скоростное движение вперед. Следствием установлено: от сильнейшего удара, за эти доли секунды наезда, молодой парень получил страшные травмы, несовместимые с жизнью. Когда гособвинитель зачитывал заключение судмедэкспертизы, родственники погибшего рыдали.



"Когда я ехал его задерживать, не знал, что он сбил Пашу"

С напарником погибшего Груздева, инспектором ДПС ГАИ Первомайского района Сергеем Пищом, мы поговорили еще до начала судебного заседания.

- Паша направлялся от фургона назад, проверить документы у водителя микроавтобуса. Я же шел в противоположном направлении: к патрульному автомобилю, который стоял впереди. Вдруг слышу звук "металлического" удара и вижу, как на высокой скорости уезжает машина. В тот момент я подумал, что водитель совершил ДТП и скрывается. Прыгнул за руль, включил маячки и начал преследование.

Сергей говорит, в тот момент он даже не подозревал, что сбили человека. А уж тем более - что погиб его напарник.

- Он [обвиняемый Милан Д.] остановился сам, напротив поворота с проспекта на улицу Героев 120-й дивизии. Я подбежал, он неуверенно вышел из салона и стал хватать меня за китель: "Что я нарушил? Чего ты меня останавливаешь?"

Мимо проезжали сотрудники ОМОНа. Увидев, что на проезжей части сотрудник ГАИ задерживает водителя, помогли коллеге. Водитель отказывался садиться в машину, упирался, пришлось погрузить его в багажник служебного Opel в кузове универсал.

- Нормально же, наверное, его ОМОН уработал, нам потом месяц свидания не давали, показать боялись? - ухмыляется брат обвиняемого, который прислушивается к нашей беседе.

- Никто его не "урабатывал". Ни я, ни ОМОН в тот момент не знали, за что задерживаем. Просто скрывается, просто пьяный водитель. А знали бы... Ай.

Виновника наезда вернули на место ДТП. Там, по словам Сергея, он, уже в наручниках, в пьяном бреду просил: "Отпустите меня, давайте я убегу, а вы меня застре́лите".

Медосвидетельствование обвиняемого тогда показало 2,75 промилле. "Так это он уже три часа на холоде пробыл", - вспоминает Сергей Пищ.

"Объяснил, как доехать, и пожелал счастливого пути"

Водитель фургона Iveco, который также мог стать жертвой пьяного водителя, приехал в ту ночь из Турова в Минск - продавать продукцию на сельхозрынке в Ждановичах. Ехал с отцом, на въезде в город мужчины немного растерялись и стали сверять маршрут по карте.

- Ехали в правой полосе, очень медленно и неуверенно - наверное, поэтому нас и остановили. Проверили документы, груз и спросили, почему так неуверенно. Потом он [Груздев] объяснил, куда и как ехать, и пожелал счастливого пути. Он пошел ко второму автомобилю, а я - к кабине. Вдруг - хлопок, на меня посыпались осколки пластика и стекла, по куртке что-то задело [как позже выяснилось, водитель Fiat зацепил его зеркалом], и мимо пронеслась машина.



Свидетель говорит, что его фургон стоял максимально близко к правому краю первой полосы. На скринах с видеозаписи видно, что инспектор не покидал пределов крайнего правого ряда, эксперты подтвердили: место наезда - около линии разметки между первой и второй полосами. Установлено, что водитель имел возможность избежать наезда: в условиях идеально освещенной проезжей части, с учетом стоявших со включенной аварийной сигнализацией автомобилей, многочисленных световозвращающих элементов на форменной одежде инспектора.



Скорость движения Fiat в момент ДТП, установленная экспертизой, - 87 км/ч, на 7 км/ч выше, чем разрешено дорожными знаками.

Угон или передача?

Как Fiat оказался в руках пьяного водителя? На этот вопрос судебное следствие долго искало ответ. После аварии обвиняемый давал такие показания: "С утра пил дома, в Колодищах. Потом пил в одних гостях, в других. Пришел приятель, пригласил к себе. Рядом [на улице] стоял Fiat, был открыт, играла музыка. Желание взять машину возникло просто так, утром хотел продать ее по запчастям". Позже, по словам гособвинителя, показания изменились - мол, из-за того, что на следующий день после аварии еще был пьян: планов продать машину по запчастям все же не было.

Владелец Fiat Владимир пояснил суду, что в момент, когда его собутыльник уехал на автомобиле, он отходил. Увидел лишь, как машина уже скрывается за поворотом.

Свидетельница - третья участница того застолья - вспоминает, что автомобиль находился в метре-полутора от того места, где они распивали спиртное: "Милан в какой-то момент встал и пошел за машину. Зачем, никто не знал: может, в лес, может, в туалет. Увидели, как машина уезжает, владелец еще кричал ему "Стой". Пошел искать сына, чтобы с тем на его машине поехать искать Fiat". Девушка настаивает: ключей владелец водителю не передавал, тот взял машину внезапно и без спроса.

Следствие все же квалифицировало деяние как угон, а не хищение. Представители же потерпевших настаивали: это не угон, по крайней мере, не "чистый" - по их мнению, владелец способствовал тому, чтобы водитель мог уехать. Достаточно было просто закрыть машину, спрятать ключи - и трагедии бы не произошло. Сторона потерпевших первоначально даже требовала компенсации морального вреда солидарно с водителя и владельца транспортного средства - источника повышенной опасности. Адвокат обвиняемого объясняла им, что для того, чтобы это сделать, суду надо снять с ее подзащитного обвинение в угоне.

- Ему и так максимум 9 лет светит. Ну дадут ему без угона семь... Вы же видите, для него срок несущественен. Но мы хотим, чтобы и тот [владелец Fiat] ответил, - пояснил AUTO.TUT.BY в перерыве судебного заседания отец погибшего Павла.

К срокам Милану и правда не привыкать: к своим 28 годам он был уже 8 раз судим, в том числе за управление в состоянии алкогольного опьянения повторно в течение года. Его тогда уже лишили права управления на 5 лет (водительского удостоверения у мужчины никогда и не было), назначили ограничение свободы и штраф в 14 миллионов рублей, который он до сих пор не выплатил. К последнему преступлению он подошел с непогашенной судимостью и неотбытым наказанием за предыдущее.

В момент трагедии маленькой дочери водителя было всего 3 месяца, жена развелась с ним, когда тот уже сидел в СИЗО. Психолого-психиатрическая экспертиза установила: у мужчины синдром зависимости от алкоголя, он нуждается в принудительном лечении от алкоголизма. Эксперты признали: он действительно может не помнить обстоятельств трагедии, действительно не отдавал себе отчета в своих действиях. На этом суде сказать Милану было нечего - от дачи показаний он отказался.



"Это трагедия для страны - молодой человек в мирное время погибает под колесами пьяного водителя"

В прениях сторон потерпевшие и обвиняемый придерживались разных позиций. Родственники Павла говорили о том, что погибший инспектор ДПС "работал на благо страны, чтобы защитить остальных от таких вот опасностей, таких водителей. Это трагедия для страны - молодой человек в мирное время погибает под колесами пьяного водителя". Адвокат обвиняемого, напротив, просила суд не акцентировать внимание на профессии жертвы пьяного наезда: "Во время следствия, и мы все это знаем, искали другой состав [возможно, имеется в виду убийство сотрудника ГАИ из мести и ненависти к милиционерам], но если даже они [следователи] не нашли, то давайте рассматривать это дело как нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть молодого парня".

- Все понимают, как сложно сейчас защищать Д., когда общественное мнение уже вынесло ему обвинительный приговор. И я не буду его оправдывать, я буду только защищать его человеческие права, - говорила адвокат, призывая суд учесть признание вины и "искреннее раскаяние", а также то, что у него "просто жизнь с рождения не заладилась".

- Я виноват. Я понимаю все. Простите меня, если сможете, - в своем последнем слове, обращенном к родственникам погибшего инспектора, обвиняемый наконец проявил хоть какие-то эмоции. Даже почти заплакал.


Прокурор попросил суд признать водителя виновным в совершенных преступлениях и по совокупности назначить ему наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Потерпевшие заявили иски о компенсации морального вреда на общую сумму 1,6 млрд рублей: по 400 млн обоим родителям и двум сестрам погибшего Павла Груздева.

Суд приговорил водителя Fiat к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима с принудительным лечением от алкоголизма и лишил права управления транспортными средствами сроком на пять лет. Кроме того, суд обязал мужчину выплатить компенсацию морального вреда: родителям по 100 млн рублей, сестрам - по 50 млн.

Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован.
-5%
-15%
-10%
-70%
-5%
-25%