/

Несколько случаев, когда пьяные и "под спайсами" насмерть сбивали людей, заставили страну содрогнуться. Что заставляет автомобилистов садиться в невменяемом состоянии за руль, AUTO.TUT.BY обсудил с бывшим главным наркологом Минздрава, а ныне – заведующим наркологическим отделением РНПЦ психического здоровья Владимиром Ивановым. Также собеседник рассказал, когда нужно помещать пьяного водителя в ЛТП и почему спайс курят даже успешные бизнесмены на дорогих авто.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

"На заводе "Волгу" даже не покрыли грунтовкой и нанесли краску на голый металл"

Владимир ездил на самых разных советских машинах, а в 1990-м купил первую иномарку – десятилетний Opel Rekord за 1000 долларов. Но быстро понял, что эта комфортная машина не для наших дорог, поэтому расстался с ней через 2 года, снова пересев на дедовскую 24-ю "Волгу". Мысли купить более комфортное отечественное авто часто посещали нашего героя, но это было достаточно дорого, пока в России в 1998 году не случился дефолт. Цены на новые автомобили упали в разы.

- Тогда "Жигули" в России можно было купить за 2250 долларов, а "Волга" стоила где-то 3200. Решил взять себе новый ГАЗ-3110, нашел машину с гидроусилителем, люком и велюровым салоном - для жены.

Владимир говорит, что у старой "Волги" была очень неудобная панель приборов, а в этой машине – все под рукой.
Владимир говорит, что у старой "Волги" была очень неудобная панель приборов, а в этой – все под рукой.

Конечно, говорит Владимир, у него были опасения насчет качества российского авто конца 90-х, но все оказалось не так страшно. Собеседник отмечает лишь тот негативный факт, что на заводе кузов "Волги" даже не покрыли грунтовкой, нанеся краску прямо на металл. "Постоянно приходится подкрашивать", - резюмирует собеседник.

- А в общем за 15 лет поломки были только на навесном оборудовании. Из глобального поменял водяной насос, цилиндры сцепления и всю тормозную систему. На обслуживание и ремонт машины ушли ничтожные суммы, которые никак не влияют на бюджет семьи.

При малейшем сколе на кузове появляются "жучки", но Владимир их сразу же закрашивает.
При малейшем сколе на кузове появляются "жучки", но Владимир их сразу же закрашивает.

Например, Владимир говорит, что замена тормозной системы с работой полтора года назад обошлась ему в 300 долларов, а комплект свечей для "Волги" и сейчас стоит всего 120 тыс. рублей. Расходы на бензин чуть более ощутимы для семейного бюджета: по городу машина расходует 13 литров АИ-92, а на трассе - десятку.

- На трассе она мне необычайно нравится. В России я езжу наравне с иномарками, ведь она спокойно развивает скорость 130 км/ч и отлично держит дорогу благодаря своему весу в 2 тонны. Большая скорость для российских дорог – просто опасно, но там водители безбашенные - носятся, конечно, и быстрее.

Еще советский двигатель объемом 2,4 литра не потребовал за 15 лет никаких вложений.
Еще советский двигатель объемом 2,4 литра не потребовал за 15 лет никаких вложений.


"Этой машиной в городе нужно управлять, как грузовиком"

Свою "Волгу" Владимир разгонял в России максимум до 160 км/ч и вспоминает, что в этот момент "стало стремно". "То вибрация какая, то еще что, черт его знает", - описывает свои ощущения собеседник и говорит, что эта машина точно не для скорости выше 140 км/ч.

- Вибрация на скорости в "Волге" ощущается из-за плохого качества сборки с плохо подогнанными элементами. Не могу сказать, что она очень шумная в дороге, но, естественно, значительно отстает по этому показателю от современных иномарок.

Музыку наш герой в дороге обычно не слушает, разве что старый немецкий радиоприемник.
Музыку наш герой в дороге обычно не слушает, разве что старый немецкий радиоприемник.

Естественно, в "Волге" нет кондиционера. Летом, по словам собеседника, его спасает люк, а зимой он уже несколько лет практически не ездит. Во-первых, говорит Владимир, задний привод - не самый удобный для гололеда, а во-вторых, старый он уже стал.

- Также я теперь практически не езжу на ней по городу, ведь летом я живу на даче - оттуда и добираюсь на работу. Да и не для города эта машина. У нее огромный радиус разворота, ею нужно управлять, как грузовиком.

"Волга" – не совсем городской вариант и из-за своей длины почти в 5 метров.
"Волга" – не совсем городской вариант и из-за длины в почти 5 метров.


"То, что Глеба отмазали, когда он убил человека, - большой удар по правосудию"

Владимир имеет свое представление о столичных водителях. Он отмечает, что ездит давно, и нынешняя культура вождения ему не очень нравится. Особенно это касается соблюдения правил и последствий.

- Я не могу не вспомнить случай, когда футболист Александр Глеб, по материалам в СМИ, убил на дороге человека. Он поворачивал налево, и как бы потом это ни трактовали экспертизы, тот, кого он убил, ехал прямо! Я считаю, что Глеб был в этой ситуации виноват, и то, что его отмазали, - большой удар по правосудию. Да и по понятиям автомобилистов это неправильно: мужик ехал прямо, по своей дороге, и то, что Глеб хотел повернуть, это его проблемы.

Владимир говорит, что из-за несоблюдения правил другими в аварию в Минске рискует попасть любой. Он приводит в пример Австрию и Германию, где "все учитывают, что ты движешься".

- И я не знаю, откуда у нас не так давно взялась мода не показывать поворот при перестроении? 10 лет назад еще все показывали.

Одно время одометр "Волги" был сломан. Владимир говорит, что проехал на ней за 15 лет всего 110 тыс. километров. Сейчас он задумывается приобрести себе новую европейскую малолитражку, но 3110 продавать не собирается.
Одно время одометр "Волги" был сломан. Владимир говорит, что проехал на ней за 15 лет всего 110 тыс. километров. Сейчас он задумывается купить себе новую европейскую малолитражку, но 3110 продавать не собирается.


"Чтобы быть агрессивным за рулем, алкоголику необязательно быть пьяным"

Собеседник считает, что агрессивное поведение за рулем - следствие общего высокого уровня агрессии в обществе и большого количества людей с неустойчивой психикой.

- Я сам работаю с людьми с не совсем устойчивой психикой и понимаю, что часть из них - автомобилисты. А у нас в стране только на учете стоят более 200 тысяч больных алкоголизмом, и примерно такое же количество неучтенных.

Естественно, чтобы быть агрессивным на дороге, алкоголику вовсе не обязательно быть пьяным. У таких людей, говорит Владимир, психика расшатана и без того.

- Есть даже такое понятие - "сухой алкоголик". Он хочет выпить, но не может, например, боясь потерять работу. Такой человек раздражен и начинает вымещать свою злобу на окружающих, а если он за рулем - то на своих соседях по потоку.

"Пьяная езда для моих пациентов – правило, а не исключение"

Но если раздраженный, но трезвый человек контролирует свои действия, то под воздействием алкоголя - уже нет. В том, что водители в невменяемом состоянии садятся за руль, Владимир видит черту национального менталитета с совершенно другим пониманием свободы.

- Для европейца свобода - это рамки, в которых ты должен вести себя прилично. А для нас свобода - это воля со склонностью к анархии и "махновству". Абы только не было над головой царя!

Владимир предполагает, что в западных странах даже выпивший человек может вести себя в рамках приличия. Именно поэтому, в некоторых из них разрешено ездить даже с содержанием алкоголя 0,8 промилле.
Владимир предполагает, что в западных странах даже выпивший человек может вести себя в рамках приличия. Именно поэтому в некоторых из них разрешено ездить даже с содержанием алкоголя 0,8 промилле.

Такое понимание свободы, считает Владимир, связано и с религией, ведь за любой поступок (включая и пьяную езду) можно покаяться и продолжать грешить дальше. А реформаторские религии на Западе, отмечает собеседник, учат человека тому, что Бог его видит всегда, и любой поступок - зачтется.

- И когда на наш менталитет накладывается алкогольное опьянение, человек начинает держать в кармане кукиш и вести себя так, как он хочет. "Напился и считаю, что мне можно за руль садиться, потому что я так решил" - это позиция тех, с кем мне доводилось работать. Для них пьяная езда - скорее правило, чем исключение.

"Если водитель сел за руль пьяным второй раз - это может быть признаком психического заболевания"

Неудивительно, что многие садятся за руль пьяными даже после того как их один раз словили, дали штраф и отобрали права. Штраф за езду без водительского удостоверения - 5 базовых, поэтому его отсутствие людей не особенно пугает.

- Если человек второй раз садится за руль пьяным - это уже может быть признаком психического заболевания. Поэтому такого водителя нужно обязательно ставить на учет к наркологу и проводить с ним лечебные мероприятия. Например, он должен раз в неделю приходить к врачу и отчитываться за свое поведение.

А вот если водитель садится за руль и в третий раз, говорит нарколог, значит, он полностью утратил контроль над собой и его необходимо помещать в стационар на принудительное лечение.

- Это может быть как ЛТП, так и психбольница. И такие формы воздействия есть и в развитых западных странах. Я лично видел, что алкоголики сидят там за решеткой, ведь их поведение опасно для окружающих. Пьяный алкоголик за рулем - потенциальный убийца, и если с одного раза он не понимает, то нужно минимизировать опасность его поведения.

Значит, в ЛТП должен отправляться и тот, кто попался 3 раза всего лишь, например, с 0,3 промилле? Не стоит ли применять разное наказание для людей с разной степенью опьянения за рулем?

- Я не считаю, что нужно дифференцировать наказание. Ведь разным людям нужны разные дозы алкоголя, чтобы у них в крови было одинаковое его содержание. И если ввести различное наказание в зависимости от содержания алкоголя в крови - мы закопаемся в этих частностях.

Также Владимир Иванов не считает нужным менять и предельно допустимое содержание алкоголя в крови для водителей в 0,3 промилле.

- Я не думаю, что нам надо вводить, как в некоторых странах, абсолютный ноль, ведь существует понятие остаточного алкоголя в крови. А это уже поле для коррупции - найдет ли у тебя сотрудник ГАИ остаточное или нет. Поэтому 0,3 - адекватная норма.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY


"Ни один прибор не в состоянии определить, употреблял ли водитель спайс"

И если алкоголь в крови водителя обнаружить легко, то установить, употреблял ли человек за рулем спайсы, - проблема. Владимир Иванов говорит, что у человека, который курил спайс, уже через несколько минут ничего нельзя обнаружить даже лабораторным путем.

- Дозы, которые человек получает посредством спайса, настолько ничтожны, что никакие наши приборы не в состоянии обнаружить в его крови это наркотическое вещество.

Получается, что водитель может ездить в легком наркотическом опьянении и ему за это ничего не будет. Но исправить такое положение дел, по мнению Владимира, можно.

- Я вижу единственный способ решения этой проблемы. Если, например, сотрудник ГАИ видит, что водитель ведет себя не совсем адекватно, то он должен его изолировать и вызывать специалистов, которые по внешним признакам могут определить, употреблял ли человек спайс. И если специалисты поставят диагноз употребления наркотических веществ - нужно применять к такому водителю принудительное лечение.

"Спайсы курят и успешные бизнесмены на дорогих автомобилях"

Водители, которые употребляют спайс, по наблюдениям нашего героя, - это не всегда молодые люди, которые покупают его из-за доступности и дешевизны. Он говорит, что неоднократно к нему на анонимные приемы приходили и люди постарше, которые сидят на этом наркотике.

- Хоть средний возраст потребителей спайсов - 20 лет, но были и состоятельные бизнесмены, которые начинают курить спайс, так как с жиру уже бесятся. Один прокурил бизнес, другой - еще нет, но ушел от меня, сказав, что все равно будет курить.

Моделируем следующую ситуацию: бизнесмен приходит на анонимный прием к доктору Иванову, кладет рядом с собой ключи от машины и в конце беседы заявляет, что он все равно будет употреблять спайс. Он - потенциальный убийца, который может сбить человека прямо по пути из клиники.

- Он приходит на анонимный прием, я не знаю его имени, фамилии, адреса, и на учет он не ставится. Это разрешено государством, и я не могу запретить ему садиться за руль или сдать его милиции. Я ничего не знаю ни о нем, ни о его автомобиле.

Поскольку остановить такого человека от езды за рулем "под спайсами" у доктора нет законных оснований, Владимир видит решение проблемы в активных действиях правоохранительных органов и введении административной ответственности за употребление наркотиков. Но, с другой стороны, если устанавливать факт употребления спайса у водителя будут наркологи лишь по видимым признакам, то это может привести к росту коррупции.

- А коррупция будет всегда, пока у народа не поменяется менталитет. Пока мы не будем нести ответственность за каждый свой поступок перед высшей силой, которая всегда нас видит, а не думать, что завтра я покаюсь - и смогу дальше грешить и брать взятки.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY
Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-10%
-20%
-10%
-15%
-21%
-10%
-10%
-30%
-50%
-25%