/

На неделе Александр Лукашенко заявил, что цены на сельхозпродукцию позволяют достойно зарабатывать на земле. Так ли это, AUTO.TUT.BY решил узнать у фермера из Воложинского района Минской области Александра Нейрановского. "Сосед в пробке" показал нам свой Peugeot Boxer и рассказал, почему в 1990-е фермером стать было легче и почему сейчас он рассчитывает только на свои силы.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY


"Iveco Daily брала у меня солярку "из-под трактора", а эту машину заправляю только на АЗС"

Раньше у Александра было 2 машины: Nissan X-Trail для себя и бортовой Iveco Daily для бизнеса. Весной прошлого года он продал кроссовер и решил приобрести более комфортный коммерческий транспорт.

 - Мне нужна была экономичная машина с хорошей мощностью и нормальной грузоподъемностью. И других вариантов, кроме Peugeot Boxer 3,0 HDI, я не нашел. В отличие от тех же Mercedes, она берет не полторы, а 2 тонны груза, а в отличие от Volkswagen Crafter на "спарке", эта машина подходит еще под категорию B, чтобы могла ездить жена.

У Peugeot Boxer есть "близнецы" по внему виду – Citroen Jumper и Fiat Ducato, однако их Александр не рассматривал из-за отсутствия на них трехлитрового мотора.
У Peugeot Boxer есть "близнецы" по внешнему виду – Citroen Jumper и Fiat Ducato, однако их Александр не рассматривал из-за отсутствия трехлитрового мотора.

Александр выбрал свой Peugeot 2007 года выпуска на литовском сайте, а его знакомый пригнал его из Вильнюса. Машина обошлась нашему герою всего в 10,5 тыс. долларов, потому что была ввезена  на территорию Беларуси по Декрету №6 - без уплаты таможенных пошлин и НДС.

- За полтора года, что на ней езжу, я поменял только трос переключения передач, который порвался. Купить его у нас практически нереально, а под заказ он стоит где-то 350 долларов. Но мне повезло найти на рынке бэушный за 150, который, правда, я сам немножко переделывал.

Масло и фильтры Александр также меняет в Peugeot сам, ведь труд фермера заставляет разбираться в любой технике. Раньше у него и топливо была одно для всего транспорта: вспоминает, что Iveco Daily 1996 года без проблем брал солярку "из-под трактора".

- Эту машину я уже заправляю только на АЗС. Расход дизеля по трассе получается где-то 7 л, а по деревенским дорогам и полям на литр больше.

"В Минске за рулем только поначалу сложно, а потом забываю, что в столице, и спокойно езжу"

Александр говорит, что достаточно новая французская машина хорошо себя показывает в условиях работы на селе. Без проблем ездить зимой, по словам собеседника, помогает передний привод авто, а летом в машине его очень выручает кондиционер. Естественно, наш герой передвигается не только по деревне.

- Иногда выезжаю в Минск на ярмарки, за удобрениями или запчастями. Пока еду по трассе на этой машине, честно признаться, отдыхаю. В Минске же передвигаться сложно только в первое время, а потом забываешь, что ты в столице, и спокойно едешь. 


Александр не скрывает, что плохо знает Минск, поэтому подаренный родными на день рождения навигатор, оказался очень кстати.
Александр не скрывает, что плохо знает Минск, поэтому подаренный родными на день рождения навигатор оказался очень кстати.

Спокойно ездить по Минску, по словам Александра, ему помогают и столичные водители, которые почти всегда пропускают фургон "на 5-м регионе" при перестроении. А вот гаишники, по его словам, не дают поблажек даже в родном районе.

- От дома до базы моего хозяйства где-то 2 километра, и часто, бывает, забуду ремень пристегнуть – они меня и ловят. Но я у гаишников ничего не выпрашиваю, ведь ездить нужно все-таки по правилам: пристегнутым даже по деревне.

За почти полтора года эксплуатации наш герой проехал около 30 тыс. километров. О смене авто не интересуемся: согласно 6 Декрету машину нельзя продавать 5 лет.
За почти полтора года эксплуатации наш герой проехал около 30 тыс. километров. О смене авто не спрашиваем: согласно 6-му Декрету, машину нельзя продавать 5 лет.

"Из бэушных машин в Беларуси брать уже нечего"

Чтобы ездить с семьей в более комфортных, нежели фургон, условиях, Александр задумывается о покупке еще и легкового автомобиля. Правда, не знает, когда это станет возможно, ведь все деньги он уже который год вкладывает в модернизацию производства.

- Да и деньги нужны немалые на это. Из бэушных выбирать у нас уже нечего, а из новых тоже выбор такой, что брать придется либо "Ладу", либо этих "китайцев" или "корейцев".

Не доверяет наш герой и новым автомобилям европейских марок, которые собраны в России. Причина в том, что некоторые мелкие комплектующие на этих авто, например болты, российского производства.

- Приведу пример. У меня был немецкий комбайн 1966 года, и я в нем без труда всегда откручивал "родные" болты. Но стоило только поменять болт на российский - и ты уже через год не можешь его открутить! А комбайн был такой, что я на нем отработал 9 лет, а потом продал, и эти люди до сих пор звонят, и рассказывают, как он им до сих пор помогает.

"В 1990-е стать фермером было значительно легче, чем сейчас"

На комбайне 1966 года Александр работал, еще не будучи фермером. С 2001 по 2010-й он был ипэшником, который оказывал услуги населению по обработке земли и уборке урожая. По мере вымирания близлежащих деревень работы становилось меньше, и наш герой 4 года назад решил стать фермером. Помогло то, что у него на тот момент уже была некоторая техника и накопления, ведь начинать бизнес с нуля в нынешних условиях сложно.

 - Когда фермерство в Беларуси только зарождалась, открыть свое дело было легче. В 90-е, когда трактор стоил 7 тыс. рублей, можно было взять выгодный кредит на 30 тысяч. Сейчас же и проценты по кредитам высокие, да и никто тебе просто так его не даст – нужен залог. Нужен, например, второй дом, ну или можно из своего выписаться, чтобы заложить. 

Также, отмечает Александр, в 1990-е фермеру можно было сразу получить землю, а уже потом регистрировать хозяйство. Он говорит, что раньше бывало, что сельский бизнесмен мог и год работать на земле, которая формально ему еще не принадлежала. Сегодня же сначала необходимо регистрировать юридическое лицо, а потом просить выделить участок. Решение о выделении земли принимает местный исполком по согласованию с колхозом как изначальным землепользователем.

- Я зарегистрировал хозяйство в начале июня, в августе было решение о выделении земли, а в сентябре я уже получил на нее всю документацию. Изначально было 48 гектаров, а теперь уже имею 120. Землю обычно колхоз дает ту, которую ты просишь, правда, в нагрузку подкидывает и участок похуже.

Один из участков Александр регистрировал полтора года. На нем стояли полуразрушенные колхозные постройки, на которые не было никаких документов. Чтобы процедура была юридически правильной, нашему герою пришлось за свои деньги зарегистрировать на колхоз эти здания и землю под ними, чтобы потом решением исполкома передать их себе же. Только после этого последовала регистрация сооружений на фермерское хозяйство.

- Это все достаточно дорого, а еще наш СПК за эти полтора года стал ОАО, и снова пришлось эти документы переписывать. Но этот участок со зданиями мне был действительно нужен под производственную базу.

Когда-то это было место сбора комсомольского актива колхоза, которое Александр переоборудует под новый дом. Сам фермер до сих пор живет в деревянном.
Когда-то это было место сбора комсомольского актива колхоза, которое Александр переоборудует под новый дом. Сам фермер до сих пор живет в деревянном.

"Я – учредитель и "все остальные профессии", а жена – менеджер по продажам, но и "бульбу" перебирает"

Александр вспоминает, что весь первый год работы он вставал в 6 утра и ложился ближе к ночи. Теперь, говорит, стало легче, потому что появилось больше техники и подрос сын. В сезон уборки картофеля фермер нанимает по договору подряда работников из Воложина. К слову, за 30-40 собранных мешков картошки работники получали у Александра в прошлом году по 300 тыс. в день.

- А так справляемся сами. Я и учредитель, и тракторист, и комбайнер, и все вместе. А жена у меня – менеджер по продажам, но и бульбу перебирает. Техника помогает, конечно: если раньше при посадке картошки надо было каждый мешок потаскать на плечах, то сейчас проехал на сеялке - и все.

10-летний немецкий комбайн Александр выкупил у колхоза, один трактор "Беларус" купил в лизинг, а второй – с завода за 197 млн
10-летний немецкий комбайн Александр выкупил у колхоза, один трактор "Беларус" купил в лизинг, а второй – с завода за 197 млн.

Помощь государства тем фермерам, которые уже стали на ноги, по словам Александра, заключается в предоставлении кредитов на топливо для посевной. Раньше деньги давали под 10%, а теперь, говорит собеседник, снизили ставку до 2%.

- Есть еще кредит и на удобрения под посевную, правда, его могут дать и в ее конце. Выделяют-то сразу, а вот деньги у банка часто появляются позже. Но я особо не рассчитываю на эти кредиты, всегда полагаюсь только на свои силы, тем более работа мне нравится. Может, сейчас и есть какая-то господдержка, но ее не ощущаешь.

Расчитывая только на свои силы, Александр не может позвлить себе и отпуск. "На Канары пока не ездим, максимум озеро возле дома," – говорит фермер.
Рассчитывая только на свои силы, Александр не может позволить себе и отпуск. "На Канары пока не ездим, максимум озеро возле дома," – говорит фермер.

Семья Нейрановских зарабатывает, по словам Александра, около 1000 долларов на троих "чистыми", то есть без учета расходов на модернизацию производства. Правда, заработок фермера зависит напрямую и от рынка сельскохозяйственной продукции. Сейчас наш герой выращивает картофель и зерновые.

- Мы одно время растили еще и овощи, но с закупочными ценами на них это оказалось невыгодно. Сейчас оптовая цена на ту же капусту 1000-1500 за кило, а на рынке она стоит уже 5. Понятно, что зарабатывает на ее продаже не фермер, а оптовик. С картошкой получше, но все равно закупка идет по 3 тысячи за килограмм, а в магазине в Минске продают за 7-8.

В фургоне Александра уже можно заметить остатки раннего картофеля. Собеседник говорит, что белорусы, в отличие от европейцев, любят корнеплод с большим содержанием крахмала.
В фургоне Александра уже можно заметить остатки раннего забракованного картофеля. Собеседник говорит, что белорусы, в отличие от европейцев, любят корнеплод с большим содержанием крахмала.

"Вроде бы институты выпускают специалистов для сельского хозяйства, а где они? В Минске на стройке все…"

Не совсем солидарен с Александром белорусский президент, который на прошлой неделе заявил, что цена на сельскохозяйственную продукцию позволяет хорошо зарабатывать даже колхозам.

- Если оптовая цена на картошку около 40 центов, то жить можно. А если, как в первые годы после девальвации, по 10, то лучше ее вообще не сеять. Кстати, в этом году цена на зерно тоже почему-то прошлогодняя.

Однако некоторые колхозы показывают убыточность, по мнению фермера, не только из-за закупочных цен на сельхозпродукцию. Для начала Александр называет классические причины - погодные условия и плодородие. Но есть, по его словам, и другие факторы.

- Бывает такое, что руководители колхозов меняются по 2 раза на год. А по-хорошему, год нужен руководителю хозяйства только на то, чтобы адаптироваться и изучить земли. Да и руководителя или специалиста толкового не так легко найти: вроде бы институты выпускают специалистов для сельского хозяйства, а где они все деваются? На стройках в Минске…

"Если частник и выкупит колхоз, то уволит оттуда половину работников"

Александр говорит, что если на стройке в столице можно в день получать 150-200 долларов, то в колхозе этого нет и близко.

- И за небольшие деньги тот же председатель должен уже в 6 утра делать объезд полей, а домой возвращаться только к 10 вечера. Ну и какие там у него в сезон выходные? Зимой только месяц отпуска взять может.

Учитывая существующее положение, Александр Лукашенко дал убыточным хозяйствам полгода на выход на рентабельную работу, пригрозив в ином случае приватизацией. Наш герой не исключает, что некоторые крупные фермеры будут не прочь приватизировать убыточный колхоз, чтобы расширить свои земельные владения.

- И если такой частник придет, то он половину работников колхоза уволит. Если даже условием приватизации будет сохранение сотрудников, то через месяц он все равно их уберет за пьянку. Частник не будет закрывать глаза на нарушения и никаких поблажек давать не будет.

Фото: Станислав Шаршуков, AUTO.TUT.BY

-25%
-35%
-11%
-10%
-20%
-15%
-25%
-70%
-20%
-10%
-25%