/ Катя Пытлева,

Практика показывает, что изучение ПДД в автошколе в течение трех изнурительных месяцев сидения за партой не обеспечивает начинающим безопасность на дороге. Делай как в правилах, чтобы сдать экзамен в ГАИ, а потом - езди как все, говорят инструкторы, которые убеждены, что научить ездить за 40 часов невозможно, а требования к экзамену ГАИ высоки. Поэтому занятия по вождению нередко превращаются в обоюдную нервотрепку ученика и инструктора. При этом в США на обучение вождению отводится всего 10 часов практики и 20 часов теории! Может, все-таки проблема в преподавании?
Виналий Клышевский, Михаил Свистун

Какими методами пользуются в белорусских автошколах для обучения теории и вождению? Почему увеличение срока обучения и требований ГАИ не снижает количества ДТП у новичков, как реформируются программы обучения, чтобы вместо зубрежки тестов давать реальные навыки выживания в дорожных ситуациях - в эфире TUT.BY-ТВ в дебат-шоу "Угол подозрения" обсуждали директор ЦАУК Виналий Клышевский и заместитель директора УП "Белтехосмотр" Михаил Свистун.


Скачать аудио (23.08 МБ)


Открыть/cкачать видео

Хамское поведение инструктора типично?
Михаил Свистун:
Не типично и не характерно. Каждый гражданин, который заплатил деньги за обучение, хочет получить хороший продукт. Я не думаю, что он будет платить деньги за хамство.

Это звучит очень логично. Но как минимум пять из семи знакомых, которых я спрашивал об их обучении в автошколе, сказали, что инструктора матерятся, орут, и это нормально. Это специфика их работы, потому что работа у них нервная. К сожалению, это норма.
Виналий Клышевский:
Курсант курсанту рознь. Некоторые курсанты даже жалуются: "Почему мастер тихо говорит, не ругается?" Одного надо отругать, если плохо сделал, а другой приходит и жалуется, что на него кричат.

Но ведь для этой работы нужен какой-то педагогический опыт, надо найти подход к определенному студенту. Откуда у инструктора появляется педагогический опыт? Откуда вообще инструктора приходят?
Виналий Клышевский:
Это водитель со стажем работы не менее трех лет.

Михаил Свистун: Он должен иметь не ниже среднего специального образования. Он должен пройти повышение квалификации в учреждениях образования, в которых ему преподают педагогику, основы этики. Программа повышения квалификации рассчитана на 80 часов для преподавателей и мастеров производственного обучения управлению. Преподаватели проходят повышение квалификации в Белорусском государственном национально-техническом университете. Мастера производственного обучения проходят повышение квалификации в Минском государственном автомеханическом колледже, Республиканском институте последипломного образования (РИПО) и учебном центре ДОСААФ. Обучение занимает две недели.

Может, этого недостаточно, но обучение платное. Директор заплатит за него, а потом через полгода инструктор придет и скажет, что не будет работать. Мастер производственного обучения сегодня у нас слабое звено в процессе обучения водителей.

Каким образом вы хотите это исправить, и делаются ли конкретные шаги для этого?
Михаил Свистун:
У преподавателя может быть высшее техническое образование, юридическое, педагогическое. По практике есть соответствующий нормативно-правовой акт, по которому допускается взять на работу инструктора без соответствующего образования, при наличии большого опыта, положительных отзывов.

Как вы проверяете своих инструкторов при приеме на работу и в процессе их работы? Сейчас есть идея поставить видеорегистраторы в салонах. Но пока их нет.
Виналий Клышевский:
Когда принимаем на работу, мы смотрим документы. Потом идет стажировка у мастера. Я, как руководитель, в ответе за мастера производственного обучения, преподавателя. Но его могут уволить, и он пойдет в другую автошколу.

Если видеорегистратор зафиксирует крик, неуважительное отношение к курсанту, мат, вы бы уволили мастера?
Виналий Клышевский:
Если будет стоять видеорегистратор, мастер не позволит себе такого.

Но пока видеорегистраторы есть не везде. Что делать, если попался хамоватый инструктор? Писать жалобы?
Виналий Клышевский:
Для этого есть руководство автошколы, администрация. И курсанты должны читать договор, там прописаны все их права.

Как часто происходит смена инструктора по просьбе курсанта?
Виналий Клышевский:
Не часто.

А по какой причине отказываются?
Виналий Клышевский:
Люди разные, каждый со своим характером.

Михаил Свистун: Имеет влияние возраст, пол. Между курсантом и мастером должно быть найдено взаимопонимание.

Как решить проблему с хамством инструкторов?
Михаил Свистун:
Обращайтесь в администрацию автошколы. Заключено гражданско-правовое соглашение, и есть обязательства и права. Если школа заинтересована в качественной подготовке, то она проводит мониторинги, опросы.

Качество педагогической подготовки сейчас удовлетворительное? Или над ним тоже можно было бы поработать?
Михаил Свистун:
Это в целом проблемы образования. Если для человека это призвание, он не будет ругаться. Бывает, сокращают часы, вместо двух – один, а прописывают часы полностью. Тем, кто не умеет, вопрос ставится ребром: не умеешь – без дополнительных занятий не пройдешь. - Как взять? - Мне лично заплати.

Как вы с этим боретесь?
Михаил Свистун:
Все зависит от руководства автошколы, директора.

Виналий Клышевский: Я приезжаю на автодром, смотрю путевой лист, книжку курсанта, спрашиваю фамилию, сверяю. Должны быть систематические проверки.

Когда была разработана типовая программа обучения, которой сегодня пользуются в автошколах? Почему именно такой мы пользуемся до сегодняшнего дня?
Михаил Свистун:
Никто новую методику не предложил. Несколько лет назад предложили дистанционную форму обучения.



Программа адекватна задаче? Она справляется? 200 часов изучения тестов и правил дорожного движения.
Михаил Свистун:
Тесты – результат проведения занятий.

Но по сравнению с западными странами, это несоизмеримо большое количество часов. Там 20, 40 часов.
Михаил Свистун:
Может, должен быть индивидуальный подход: один приходит подготовленный, а другой вообще в машине ни разу не сидел. Минимальный срок обучения 3 месяца, 220 часов и 40 практики.

Вы считаете, что за меньший срок теории не обучиться?
Михаил Свистун:
Расчеты показывают, что в группе 30 человек, где на каждого 2 автомобиля и по 2 часа вождения, 3 месяца – минимальный срок.

Может, стоит каким-то образом упростить программу? Ведь в других странах обходятся иногда и 10 часами.
Михаил Свистун:
В странах Западной Европы меньше 20 часов нет. В Казахстане 50 часов. В России 29 часов практики.

Каким образом изменяется программа?
Михаил Свистун:
Когда мы хотели внести изменения, мы собрали совет и просили предложить изменения. Нам предложили оттуда убрать одно слово, отсюда переставить один час… Никаких предложений нет. Значит, эта программа всех устраивает. Мы согласны с тем, что индивидуальный подход должен быть 20-30%. Но у нас есть школы, где учатся 900 человек. Школы не успевают их готовить: то мастеров не хватает, то ломаются машины.

Но почему-то чаще всего заваливают именно практику. Как так? Значит, есть какие-то недочеты в этом смысле?
Виналий Клышевский:
Потому что плохо обучили, умышленно сократили программу. И потом надо учитывать, что 30% - индивидуальные особенности каждого курсанта. В теоретическом курсе у нас проблем нет. Проблемы возникают потому, что курсант отвечает компьютеру, а не человеку. Даже при приеме экзамена есть человеческий фактор.

Как минимум две трети из 180 часов теории мы тратим впустую. Это то, для чего не нужно приходить в школу. Почему нельзя сдать экзамен по теории без прохождения теоретической 3-месячной подготовки? Я могу сам дома на компьютере подготовиться. Почему я обязан сидеть эти три месяца в какой-то из автошкол?
Виналий Клышевский:
Вы только выучили правила дорожного движения, и все, больше вы ничего не выучили.

На компьютере есть и безопасность, и медицина, и ответственность… Там есть все разделы. Почему обязательно нужно сидеть за партой? Почему взрослый человек не может выучить правила сам?
Михаил Свистун:
Есть основы педагогики. В университет вы тоже не ходили на пары?

То есть обучение в автошколе равносильно институту?
Михаил Свистун:
В принципе, это один и тот же образовательный процесс.

Виналий Клышевский: У нас была уникальная курсантка. Она окончила среднюю школу с золотой медалью, с красным дипломом БГУ. А ЦАУК она не могла пройти, не могла правила выучить.

Я думаю, один такой случай будет в любой стране. Люди все разные, кому-то проще, кому-то тяжелее. Но сама возможность должна же быть у человека?
Виналий Клышевский:
Автошкола не может решить этот вопрос.

Вы упоминали про онлайн-обучение. Как вы думаете, почему не прижилась эта идея?
Михаил Свистун:
Из 180 часов теории в хорошем случае преподают 50%. Если мы введем онлайн-обучение, то никто ничего учить не будет, все 100%. Вопрос состоит в том, что обучение в автошколе на сегодня заключается в натаскивании на билеты в ГАИ. Значит, надо поменять саму систему.

Каким образом это можно сделать? Кто принимает эти решения? Кто разрабатывает программу?
Михаил Свистун:
Начинать надо с правил дорожного движения, в первую очередь.

То есть вы согласны, что правила загромождены.
Виналий Клышевский:
Мы не можем это комментировать, не имеем права.

Михаил Свистун: У нас водитель вчера вышел со школы, сдал экзамены в ГАИ, а сегодня едет и всех учит: знаки стоит неправильно, разметка неправильная, административная ответственность неправильная. Но должны быть какие-то наработки, практика. Я согласен, что-то надо менять. В первую очередь, индивидуальный подход. Второй вопрос – контроль. У Виналия Анатольевича все классы находятся в одном месте, автодром у него в одном месте. Но если по всему городу разбросаны 16 классов, и один директор, как он может проконтролировать, идут там занятия или не идут. Они приходят к 18.00 часам на занятия по теории, а в 18.45 уже все дома сидят, и он пишет, что отучил 5 часов.



У нас 180 часов, в Америке – 20. Предположим, у них другая система преподавания теории, и кто-то вам даст перевод этой системы, вы сможете перенять этот опыт?
Михаил Свистун:
Американская система для нас непригодна.

Какая система могла бы нам подойти? Польская?
Михаил Свистун:
Ближе к нам, польская.

У вас были предложения перевода польской программы и использования каких-то методических принципов?
Михаил Свистун:
Когда мы писали программы, мы изучали польский, австрийский, российский опыт.

Чем они принципиально отличаются? Почему у них настолько меньше теории?
Михаил Свистун:
У них другая система обучения.

То есть они не изучают грузовые транспортные средства? У меня ощущение, что мы изучаем очень много того, что не пригодится никогда и забудется довольно быстро. Все водители, которых я знаю, ради интереса пытались пройти тест, и никто не прошел. Получается, закончили, поехали, и 80% забыли. Может, оставить эту выдержку в 20%?
Михаил Свистун:
Совершенствовать надо, дорабатывать надо, но коренным образом все отменять неправильно.

Большинство стран уже отказались от долгого обучения всему-всему.
Михаил Свистун:
В Америке, Чехии, Германии 20 часов практики. Но это минимальный уровень. Если курсант за это время не усвоил навыки, ни один мастер не отправит его на сдачу квалификационного экзамена.

В Америке людей реально учат ездить родители. У нас родители не могут учить по закону. Можно учить на закрытых площадках, но как там можно разогнаться и переключить на третью передачу?
Михаил Свистун:
А сколько случаев, когда без прав совершали дорожное происшествие с гибелью людей? Отец сына посадил, они кого-то убили, а кто будет отвечать?

Виналий Клышевский: Больше всего аварий совершают не молодые водители, а водители после 5-летнего стажа.

А недавно в ГАИ говорили, что первогодки делают больше всего аварий…
Михаил Свистун:
Водители со стажем управления до 1 года в республике совершают 7% происшествий. А кто совершает остальные 93%? А вы говорите, плохо готовим в школах.

Виналий Клышевский: В 2011 году мы выпустили более 3 тысяч человек категории B. ДТП совершили только 3 человека, и без смертельного исхода. Мы берем статистику в ГАИ. Но все зависит от человека. Мы что, учим, чтобы он пил за рулем, превышал скоростной режим, ездил на красный свет?

Михаил Свистун: Существует 3 стадии подготовки водителя. Водителем становится тот, кто проехал не менее 100 тыс. км. Два года назад у нас шла полемика по поводу обучения сроком в 9 месяцев. Но давайте посчитаем, сколько это будет стоить? Минимальный срок 3 месяца стоит 2 млн 900 тыс..

Я бы скорее предложил посчитать, сколько людей будут покупать права нелегально.
Михаил Свистун:
На первой стадии подготовки водитель получил права и всего боится. Он ездит очень осторожно, аккуратно, не торопясь. Вторая стадия – он почувствовал, что уже все умеет. Вот это самая опасная стадия. Она наступает через 3-5 лет. После 5 лет он, возможно, попал в ДТП, оплатил штрафы, сменил машину и понимает, что надо ездить в реальных условиях дорожного движения, не превышать скорость, пропускать пешеходов, пристегиваться ремнем.

Практика показывает, что человек, закончивший школу и сдавший экзамен в ГАИ, все равно первое время ездит с кем-то, доучивается.
Михаил Свистун:
Так и должно быть. В Австрии, Голландии есть временные водительские удостоверения и постоянные. Пока у человека временное удостоверение, ему запрещается находиться в салоне одному и управлять. Ему запрещается управлять ночью. Ему запрещается перевозить пассажиров. Ему запрещается двигаться со скоростью более 70 км/ч. Если он не допустил нарушений, через год-два он меняет временное удостоверение на постоянное. Если он допустил нарушение, он сдает экзамен повторно.

Этот подход имеет право на существование в Беларуси?
Михаил Свистун:
Он существовал раньше, но его отменили в связи с отсутствием автоматизированной базы данных. Сегодня она есть, и надо обращаться к разработчикам.

Будет ли как-то принципиально реформироваться типовая программа обучения в автошколах?
Михаил Свистун:
Она будет дополняться, актуализироваться. В начале следующего года поправки будут существенными.

Преподаватель несет какую-то ответственность за процент учеников, которые не сдают экзамен в ГАИ?
Виналий Клышевский:
У меня несет материальную ответственность. Каждый преподаватель получает премию за сдачу экзаменов в ГАИ группы.

Есть какой-то опыт сотрудничества с зарубежными автошколами?
Михаил Свистун:
Приезжала делегация из Литвы, руководители порядка 50 автошкол. Они не критиковали нашу систему по подготовке водителей, сказали, что сама методика и подход у нас такие же, как у них.

Когда человек хочет выбрать автошколу, на какие критерии ему лучше обращать внимание?
Виналий Клышевский:
Мы проводили мониторинг, как к нам приходят курсанты. Только 3% через интернет. Около 70% - по совету знакомых. У нас даже есть некоторые династии. Сейчас еще выбирают поближе к дому или месту работы.

Михаил Свистун: Еще смотрят на систему, сколько раз в неделю проходят занятия, какие автомобили, как долго школа работает на рынке, какие отзывы в интернете.

Что меня должно насторожить? Статистика, сколько людей сдают экзамены?
Михаил Свистун:
Это тоже учитывается. Немаловажно, где расположен автодром.

Накануне эфира мы спросили наших зрителей в Skype (tutbyair), какое поведение было у вашего инструктора по вождению, и получили немало веселых ответов.

So^V^a: У меня был очень спокойный инструктор, все кто со мной учились, не могли нарадоваться, поскольку было с чем сравнивать, в группе было 4 инструктора по вождению. Наш был спокоен, если что-то делаешь не так, начинаешь волноваться, он просил остановиться и все объяснял на пальцах, после чего мы продолжали движение. Когда едешь с ним в машине, он молчал, не отвлекая тебя, лишь в крайних случаях мог сделать замечание или вмешаться в управление. А на светофорах или при остановках он понял где были ошибки. Все 5 человек которые были у него сдали с первого раза в ГАИ вождение! Я в том числе.

 

 

 



Павел: Сидел как сыч сбоку молча. Ни кому ни чего не говорил только записи делал, потом половину не сдала. По поводу ошибок в классе рассказал всё и подробно.

 

 

 

 



Рожков Алексей: В автошколе учился более 10 лет назад. Инструктор был у меня спокойный, никогда не кричал. Пару раз во время практических занятий я подвозил его куда-то по личным делам. Но минусом это не считаю. Наоборот хорошо было поездить по тем дорогам, по которым обычно не ездил.

 

 

 

 



Дмитрий Парфиевич: Доброе утро. У меня было три инструктора. Два на грузовых автомобилях и один на легковой. Тот, что был на легковой и орал, и нервничал и даже по рукам бил.

 

 

 

 



Сергей Линевич (125): Спокоен. Крик - потеря самоконтроля, если человек кричит - значит он не контролирует ситуацию. Вы сядете обучаться вождению в машину к человеку который может потерять контроль, подвергнув вашу и свою жизнь опасности? Если только один раз...

 

 

 

 



Катерина - АЛС-Актив-: Доброе утро. про автошколу можно говорить долго. нет инструктор не орал - он просто давил на педаль тормоза посреди оживленного перекрестка--тем самым готовил тебя к стрессовым ситуациям на дороге. еще он очень любил сигналить проходящим девушкам, когда ты как курсант за рулем сидишь. А так же учебная машина в которой почти не схватывало сцепление-несколько раз подводила на эстакаде. Стоило пересесть на более новую машину, как экзамен сдавался на отлично. Руководитель автошколы - редкостный гад, который отправляет курсанта во время внутреннего экзамена на дорогу, которую в это время ремонтирую и негодует когда ты тихо едешь за трактором. В итоге к оплате за обучение прибавляйте смело долларов 200 (допзанятия по 10$ + коньяк дорогой руководителю, чтоб наконец выпустили в ГАИ) - это реальная стоимость обучения. То чему учат на практике не применяется - и в городе надо заново учиться и поворачивать и переключать передачи используя нейтральную.

 

 

 

 



Вадим: Инструктор у меня был хороший, не кричал, всегда все объяснял и спокойный :).

 

 

 

 



Андрей Сытько: Называл нас "лопата" и "сундук с клопами", но спокойно-спокойно, почти ласково.

 

 

 

 



Анна Северинец: Орал :) Матом:) Причем изощренным:) Однажды дошло до того, что я вышла из машины посреди трассы, хлопнув дверью:) Правда, аварийку включила все-таки:) Значит, чему-то он меня таки научил.

 

 

 

 



Your_owner: Инструктор был сдержан, но иногда курил... То ли от нервов, то ли он наоборот расслаблялся так при езде. Любимые слова сначала: "Газу давай, коробкой работай"... Позже: "Куда ты летишь..."А машина "девятка" ела много и в начале и в конце.

 

 

 

 



Natalia Pylilo: 2005 год, школа на Семашко. Инструктор на первом индивидуальном занятии сообщил, что для сдачи внутренних зачетов школы нужно купить чехол на руль и автомагнитолу.

 

 

 

 



tatsiana: Поведение было загадочное, иногда взмах руки обозначал поворот на право, а иногда "который нынче час". У него часы на правой руке были. Особо не орал, но очень переживал, что сожгу ему сцепление. Очень классный был учитель теории, автошкола "Автоправо", бывший военный, держал нас в строгости, но любил подколоть и не орал абсолютно. Теорию из группы в 20 человек не сдали только 2-е. Это показатель, я считаю.

 

 

 

 



lexxti: мой инструктор прежде всего был человеком. Иногда орал, но он очень старался мне помочь и волновался за меня. Это очень нервная работа, я его понимаю.

 

 

 

 



Olga P: Молодой, спокойный, вежливый, но долго не выпускал на внутреннем экзамене (2 или 3 раза). Школа в здании "Вечернего Минска", год так 2003-2004.

 

 

 

 



Alexander: Орал, конечно. ....и ничего в этом плохого нет. Это нужно воспринимать спокойно. Это же на пользу ученику. Лучше пусть инструкторы орут сколько хотят, чем увеличение количества ДТП от тех на кого не доорали.

 

 

 

 



Aleksey: Нормальный инструктор, грамотный и адекватный.

 

 

 

 



shpilenya: Мой инструктор по вождению из автошколы "Автоводитель" (Раковская 20) был очень крикливый, грубый, больше грубил, чем учил, доводил меня до слез, пришлось обращаться к знакомому инструктору, который меня и научил всему, а инструктор из автошколы был удивлен, когда я сдала экзамен по вождению в ГАИ с первого раза. Преподаватель теории была тоже очень невежливая. Наверно хамство там норма.

 

 

 

 



Andrey Poryadin: Я несколько лет назад ходил в одну из самых престижных на то время автошкол - Атлан-М на Шаранговича. Если говорить только про инструктора по вождению... то мы, учащиеся, нередко выступали его личными водителями, а он по всей видимости в рабочее время решал много своих бытовых вопросов. Всем намекал, что работа его и опасна и трудна, и с нами, бездарями не везет постоянно так, что дополнительная благодарность сильно приветствуется.

А вообще, я думаю, должна быть какая-то серьезная аттестация с доп. курсами "customer service" и "этика делового общения" в ГАИ.... а перед этим провести эти курсы в университете для сотрудников ГАИ, а еще перед этим провести эти курсы в западных университетах для сотрудников наших университетов..... и глядишь, инструкторы по вождению станут профессиональными и вежливыми.

 

 

 

 



Александр Вавуло: Обычно я на него орал, а он боялся физической расправы. Тут главное изначально расставить все точки над i.

 

 

 

 



AlcatraZ: Сам я транспортными средствами управлять не умею, но товарищи, которые учились в автошколах рассказывали что в своем большинстве инструктора держат себя в руках. Но при создании аварийной ситуации могли и выдать что-нибудь типа "Ты что бл##ь делаешь!!"

Спасибо за ваши мнения!

 

 

 

 

 

 

Опрос

Каким было поведение вашего инструктора по вождению?

478 голосов

Результаты опроса

-10%
-70%
-50%
-20%
-25%
-20%
-20%
-30%
-10%
-50%