Елена Анкудо, фото автора,

"Только не забудьте включить тепло, а то некоторые водители кабину греют, а про нас забывают, - постучала в перегородку фельдшер Наталья, зайдя в отсек автомобиля скорой помощи, выезжающего к пациенту. - Машина прогревается, только когда к больному приезжаем, а возвращаемся - уже холодная. Поэтому девочки с собой подушки берут, чтобы не простыть".



В новом микроавтобусе скорой помощи, оборудованном компанией "БелГАЗавтосервис" на основе "Газели", AUTO.TUT.BY поехал с выездной бригадой 9-й подстанции - фельдшером, выезжающим самостоятельно, Светланой и фельдшером Натальей. Подушек девушки не брали, захватив в тестируемый автомобиль только медицинское снаряжение. Но узнать редактору сайта удалось не только о нюансах работы новой машины.
 
Медицинские инструменты и лекарства. которые берет на выезд бригада скорой помощи, умещаются в несколько тяжелых сумок
 
Из ворот подстанции - здания, в котором расположен и офис городской станции скорой медицинской помощи, выезжаем к студенту-первокурснику, у которого несколько дней подряд болит живот. "Симптомы опасные, - говорит Наталья, - и панкреатит может быть, и аппендицит. Посмотрим на месте. Хорошо, что адрес известен - иногда звонок в скорую поступает от прохожего, заметившего на улице лежащего человека. Подойти проверить, что произошло, он не захотел - просто вызвал врачей и поехал по своим делам. А "больным" оказался пьяный бомж, который встал и пошел куда глаза глядят, знать не зная о том, что к нему едет скорая. А мы потом мечемся - где человек, что случилось. Понятно, что на следующий визит приезжаем с задержкой. И хотя вызов не срочный - давление, скажем, может подождать, люди злятся, высказывают претензии, порой обращаются с докторами, как с обслугой. Работы много, специализированных машин и водителей не хватает, дежурство длится сутки или 12 часов. Это очень тяжело физически".
 

 
Минут через 10 по полу салона потянуло теплым воздухом. Наталья сняла перчатки и осмотрелась. "Новый автомобиль всегда лучше старого. Ничего пока не гремит, оборудован хорошо. Ящика для перчаток, к примеру, в старых "Газелях" нет. С реанимацией, под которую оборудован VW Crafter, конечно, не сравнить, но тот - для самых тяжелых случаев используется, а значит, и требования к нему повышенные - плавный ход, чтобы больного с открытой раной не трясло, теплый воздух. Да и врачей больше, чем двое, при необходимости должно поместиться - случаи разные бывают".
 
Больной у нас не "тяжелый" - 18-летний веснушчатый парень присаживается на одно из кресел в отсеке, помощь ему окажут в инфекционной больнице, куда доставит скорая. Пересаживаюсь к водителю - по правилам, оба фельдшера должны находиться рядом с больным. Пока едем на улицу Кропоткина, рассматриваю панель управления, интересуюсь мнением водителя: "а вы что скажете?"
 

 
"Зеркало заднего вида здесь явно лишнее - заднее стекло скорой матовое, обзора нет. Да и переговорное устройство явно высоковато расположено", - Алексей тянется за маленькой рацией, закрепленной над ним на потолке, и случайно нажимает на кнопку сирены.
 
Звук длился всего мгновение, но несколько автомобилей перед нами расступаются в стороны. Как можно аккуратнее Алексей старается повесить рацию на место: "Не очень удобное расположение, лучше бы ее на панели прямо перед водителем разместить, чтобы без неожиданностей".
 
Доставив студента в инфекционную больницу, делаем короткую передышку. Девушки заходят в отсек, чтобы внимательно рассмотреть оформление автомобиля.

 
"Ой! - задевает Светлана козырек крыши, поднимаясь по ступенькам. - В "Газелях" никак крышу выше не сделают. При входе-выходе ее постоянно задеваешь головой, стоя над пациентом, приходится наклоняться в три погибели".
 

 
"У нового Citroen Jumpy такая же проблема, - добавляет Наталья, - поэтому его в педиатрию и отдали. А докторам неудобно. Посмотрите!" - Девушка становится над носилками, пытаясь выпрямиться. Не получается. Вместо этого Наталья задевает головой лампу.



"Освещение в автомобиле отличное, хорошо, что есть лампы дневного света, у больного с головной болью их приглушенный свет не вызывает раздражения, - комментирует фельдшер. - Зато лампа в центре - лишняя, головой о нее заденет даже больной, если вдруг встанет с носилок. Вместо нее куда важней инфузионный блок для капельницы - не веревочками же подвязывать. А в руках держать капельницу фельдшер не будет - надо заниматься больным".



Несколько раз фельдшер с силой нажимает ладонями на носилки, обтянутые оранжевым кожзамом, приподнимает их край. "Носилки хорошие, но мягкие, - говорит огорченно, - внутри нет цельной основы, поэтому под руками проваливаются. Это серьезный минус - массаж сердца нужно делать сильно. И места вокруг носилок мало, с другой стороны к ним просто не подойти".
 
Пытаюсь доказать, что места хватает - нужно только повернуть кресла, отодвинуть их и переместить носилки с помощью специального рычага. Между прочим, далеко не у каждого автомобиля скорой есть такие носилки.



Проверяя мои слова, Наталья разворачивает кресла. "Не так-то просто их подвинуть, - комментирует девушка свои действия. - А потом еще и носилки. Сложно это и отнимает время, которое порой идет на секунды".



Осмотревшись, девушки выносят вердикт - полки в отсеке расположены нерационально. Те, что около водителя, надо сделать больше - три отсека слишком узкие, крупногабаритные сумки с лекарствами, растворами, родовым комплектом, объемными кислородными баллонами сюда не помещаются. А от средней полки лучше избавиться, освободив место для врачей, работающих у носилок. "В наших "Газелях" у дверей предусмотрены крепления для вещей, - рассказывает Светлана, - так гораздо удобней".
 
 
Средняя полка, от которой девушки предложили избавиться ради экономии места в автомобиле
 
Срабатывает рация: нас вызывают к больному с открытым кровотечением. Квартира на пятом этаже, скорее всего, пациента придется выносить на носилках.
 
"Сами понесете?" - уважительно смотрю на фельдшеров. "Нет, мы же девушки, - улыбаются мне. - В таких случаях просим родственников или соседей, даже водители не всегда помогают".
 
Появления больного мы с водителем ожидаем около получаса, но Светлана и Наталья возвращаются без больного - уставшие и расстроенные.
 
"Пьяный он, - объясняет Наталья, - скорее всего, геморрой, но кровотечения показывать не захотел, а от госпитализации отказался, хотя сам скорую вызывал. Только время отнял, рассказывая про войны, в которых якобы участвовал. Из-за таких, как он, к настоящим пациентам опаздываем".
 
Общение с пьяными пациентами опасно - по рассказу девушек, один из таких больных однажды с силой схватил доктора за руку, сломав кость.
 
Примерный график работы врача и фельдшера скорой - сутки через двое, или 12 часов дежурства, а через сутки - 24 часа. Многие сотрудники не из Минска, многие подрабатывают, некоторые получают второе образование, не связанное с медициной. Но без работы в скорой помощи девушки себя не видят. По крайней мере - пока. "Приятно, что я могу помочь человеку, - объясняет Наталья. - Случается, больной говорить не может, а после твоей помощи благодарит. Это серьезный стимул".
 
Скорая возвращается на подстанцию - девушкам дали обед протяженностью 20 минут. По дороге слышим звук сирены - машина ГАИ подъехала к месту ДТП. Остановится ли наш автомобиль для оказания помощи?



"Машины просто задели друг друга, - смотрит в окно Наталья, - поэтому скорую вообще не вызывали. А на серьезные происшествия направляют реанимационную бригаду - никогда не скажешь, насколько тяжелые повреждения получил участник аварии, бывают и летальные исходы. Линейная бригада на ДТП выезжает редко, только когда точно известно, что у пострадавших нет серьезных травм".
 
Часть дежурства, которую AUTO.TUT.BY провел с бригадой скорой помощи, обошлась без происшествий. Случается такое не каждый день. Порой на подстанцию девушки возвращаются лишь к концу дежурства, проводя в автомобиле значительную часть рабочего времени - около 160 часов в месяц. "Можете назвать нас самыми заинтересованными лицами в качестве оборудования машин скорой помощи, - улыбаются девушки на прощанье. - Ведь от условий работы доктора зависит и результат".

PS. Узнав, что автомобили для скорой помощи готовы делать на МАЗе, мы обратились на это предприятие с просьбой протестировать и их продукцию. Сообщив, что в настоящее время такой автомобиль существует всего в одном, "пробном" экземпляре и используется в медсанчасти предприятия, сотрудник пресс-центра МАЗ Юлия Каташ передала слова руководства: пригласить журналиста AUTO.TUT.BY для подготовки репортажа о работе на этой машине "не представляется возможным". 
-23%
-23%
-10%
-20%
-15%
-15%
-30%