/

Наши люди даже в булочную готовы ездить на такси – по свидетельству перевозчиков, услуги такси пользовались спросом даже в тяжелые кризисные годы. Однако многие с опаской вызывают машины в "шашечки" - у каждой службы свой тариф, которого далеко не всегда придерживаются таксисты, а нелегалы и вовсе берут втридорога. Почему контролирующим инстанциям не удается избавиться от нелегалов, наведут ли они порядок и не мешают ли работать добропорядочным перевозчикам?

Этим проблемам был посвящен круглый стол, на который мы пригласили сотрудников Минтранса и представителей компаний-перевозчиков.



На вопросы AUTO.TUT.BY в прямом эфире TUT.BY-ТВ ответили: начальник управления координации транспортных систем, лицензирования и логистики Минтранса Павел Бажанов, начальник управления контроля транспортной деятельности транспортной инспекции Минтранса Владимир Канунников, представитель профсоюза "Минское такси" Денис Новиков и замдиректора компании-перевозчика, в которой работает около 120 таксистов УП "Спецлегмонтаж" Константин Кузьменков.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (26.62 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

Текстовая версия

Как представители Министерства транспорта и коммуникаций оценивают деятельность минских такси? Так ли у нас много нарушений, как вы заявляли в начале года на нескольких пресс-конференциях?

Павел Бажанов: Все требования, которые мы прописываем через нормативно-правовые акты, касаются области безопасности. Но перевозчику не всегда удается их соблюдать. К сожалению, основные проблемы кроются в недисциплинированности водителей, а это в свою очередь происходит из-за недостаточного контроля руководства. К проведению чемпионата мира нам поставлена задача показать, что в Республике Беларусь перевозка такси выполняется на высоком уровне. Поэтому в последнее время этому вопросу уделяется больше внимания.
 
За полугодие выявлено более 2 тысяч нарушений. В Минске – почти 1 300 (основные нарушения происходят в столице). Это и понятно, потому что здесь наибольший спрос на услуги такси. Мы ежемесячно принимаем решение об изъятии десятка лицензий. Мы информируем об основных нарушениях, рассказываем, как их устранять, и все равно попадаются на одном и том же. Основное – это нарушение внешнего оформления автомобиля такси. Должны быть желтые номера, таксометр, плафон, полосы.
Дальше идут нарушения посерьезнее – отсутствие путевого листа. Это значит, что водитель не проходит медосмотр, осмотр механика, невозможно проконтролировать режим труда и отдыха водителя. Это сказывается на безопасности. Собственно, лицензирование этой деятельности введено как раз для обеспечения безопасности пассажиров и их багажа.
Основные требования законодательства определены указом президента №450. Есть правила перевозок пассажиров. Опираясь на эти два документа, мы требуем их жесткого выполнения. На кону стоит жизнь и здоровье человека, поэтому не может быть никакого послабления.
Навести порядок не удается – может, вам просто нужны новые законы?

Павел Бажанов: Указ президента по лицензированию был подписан 1 сентября 2010 года, вступил в силу с 1 января 2011 года. Сейчас мы готовим предложения по его корректировке в части транспорта. К 2014 году мы должны максимально довести уровень нашего такси до лучших европейских образцов.
Владимир Вячеславович, под вашим руководством проходит основной контроль. Павел Бажанов говорит, что ваша работа идет в круглосуточном формате. Так ли это? Когда попадается больше нарушителей и чем сложна ваша работа?

Владимир Канунников: Работа действительно идет круглосуточно. Филиалом транспортной инспекции по Минску и Минской области ежедневно, включая выходные дни и ночное время, проводятся контрольно-профилактические мероприятия, направленные на пресечение нарушений законодательства в сфере перевозок пассажиров такси. На текущий момент данная задача является приоритетной в работе транспортной инспекции, сюда брошено наибольшее количество наших сил. Пиковое время, когда выявляется наибольшее количество нарушений, - пятница, вторая половина дня, начиная с 18.00 до 2.00-3.00 ночи, и в субботу в это же время. В будние дни наибольшее количество нарушений выявляется утром с 7.00 до 10.00 часов или в вечернее время с 18.00 до 22.00.
Это связано с трафиком?

Владимир Канунников: Естественно, возрастает интенсивность движения. Кроме того, некоторые водители такси ловят исключительно этот час пик, во время основного пассажиропотока. Для некоторых это вторая или третья работа. Они выскакивают именно на эти часы, чтобы взять пассажира, а потом не работают в течение дня. Хотел бы сказать, что удельное количество нарушений (количество выявляемых нарушений на одно проверенное транспортное средство) снижается. Перевозка пассажиров такси – самая проблемная с точки зрения соблюдения законодательства: нигде не выявляется столько нарушений. В 2012 году мы проверили в полтора раза больше транспортных средств, а количество нарушений остается примерно таким же. То есть удельное количество нарушений уменьшается, но все равно нарушения в сфере перевозок пассажиров автомобилями такси до сих пор стоят на первом месте.
Как проходят проверки?

Владимир Канунников: Порядок проведения контроля определен указом №510 президента Республики Беларусь "О некоторых мерах по совершенствованию контроля и надзорной деятельности". Сейчас вышел указ №332. Существует форма внеплановой тематической оперативной проверки, которая проводится на улично-дорожной сети. В этом случае осуществляется либо контроль в движении (остановка транспортного средства, имеющего опознавательные знаки такси), либо контроль на автомобильных стоянках.
Подсаживаетесь в такси под видом клиента?

Владимир Канунников: Транспортная инспекция не уполномочена совершать контрольную закупку и следить за соблюдением финансовой дисциплины. Есть правила перевозки пассажиров, у водителя на руках должен определенный перечень документов. Есть технические нормативно-правовые акты, согласно которым должно быть оформлено транспортное средство. Эти параметры и контролируются сотрудниками транспортной инспекции.
От водителей такси приходилось слышать, что сотрудники транспортной инспекции имеют полномочия остановить любой автомобиль такси, проехать с ним в определенное место, где происходит проверка. Это правда, что контролерам позволено снимать с маршрута?

Владимир Канунников: Нет, это не так. Как правило, автомобиль не снимается с маршрута. Нет никаких трудностей провести проверку непосредственно в месте остановки транспортного средства. Водителю такси предлагается съехать с маршрута в случае выявления нарушений. Чтобы не создавать препятствий для движения и с целью обеспечения безопасности дорожного движения, ему предлагается съехать в боковой проезд или на стоянку, чтобы провести определенные процедуры по оформлению нарушения.
Хотелось бы услышать мнение представителей такси. Как происходят проверки, Не теряют ли таксисты время и деньги, насколько сильно придираются к ним проверяющие? И довольны ли вы такими проверками?

Денис Новиков: Тяжело сказать, что мы недовольны проверками - инспекция дает гарантию, что будут выявлены недисциплинированные водители такси. К сожалению, встречаются моменты, когда транспортная инспекция может остановить такси с пассажирами, а таксометр продолжает работать. Иногда бывает, что водитель хранит документы в багажнике, и ему надо остановиться, выйти, достать, показать их. Когда трогаешься дальше, выслушиваешь укор пассажиров. При этом во время проверки, пассажир молчит. Сумма простоя по таксометру небольшая, но за это платят пассажиры. У меня были проверки документов, и мне не встречалось хамское отношение сотрудников. Но я работаю в профсоюзе, и бывает, что сотрудники не выполняют СТБ. Сейчас есть видеорегистраторы, и все это видно.
 
Во время рейдов транспортной инспекции (чаще всего в районе вокзала, рынка), когда она приезжает, все водители уже знают об этом. Остаются такси, у которого все хорошо. Мы обращались в МВД и налоговую, нам говорили, что должно быть взаимодействие трех служб: транспортной инспекции, налоговой и МВД (больше ГАИ, которая имеет право остановить автомобиль в любой ситуации). Иногда бывает такое, что сотрудник, останавливая транспортное средство, выдергивает его из второго-третьего ряда потока, тем самым создавая аварийную обстановку.
 
Водитель обязан подчиниться?

Денис Новиков: По правилам – да, остановиться и предъявить документы. Сейчас у инспекции есть фото- и видеофиксация. Потом приходит вызов "почему вы не остановились?". Есть какие-то минусы, которые влияют на безопасность нашей работы. В целом мы готовы содействовать транспортной инспекции, потому что находимся на стоянках, видим машины, которые работают нелегально. Налоговой инспекции и МВД бывает тяжело отличить легального перевозчика от нелегального.
 
Но легальные перевозчики помогают, указывая на нелегальных?

Денис Новиков: Мы можем дать направление. Я не спорю, что в нашей работе есть мелкие нарушения. ИП, который начинает свое дело, не может сразу постигнуть сразу все нюансы ведения документации, оформления путевого листа…
 
Вы признаете, что водители такси допускают нарушения, которые могут быть существенными?

Денис Новиков: У человека, который работает легально, заплатил налоги и страховку, будут мелкие нарушения, не влияющие на безопасность пассажира.
 
Владимир Вячеславович, может, стоит более лояльно относиться к легальным таксистам, которые стараются соблюдать все правила? Вы же отвлекаете их от работы, создаете иногда аварийные ситуации, когда заставляете выезжать с третьего ряда…

Владимир Канунников: Не остановив транспортное средство, его невозможно проверить. Процедура проверки занимает около двух минут - если у водителя документы в порядке. Остановка транспортного средства в третьем-четвертом ряду – спорный факт. Специалистов, которые могут остановить транспортное средство в третьем ряду, не так много. Во всяком случае, в транспортную инспекцию не поступало жалоб на создание аварийной обстановки сотрудниками транспортной инспекции.
Это потому, что таксисты вас боятся – они пожалуются, а вы их потом лицензии лишите...

Владимир Канунников: Это слова. По поводу либерального отношения - есть закон, который надо исполнять. Есть закон, который определяет требования к выполнению перевозок. Есть документы, определяющие ответственность за нарушение. А решать, либеральнее относиться или лояльнее, не в наших правилах.
Константин, вы представляете компанию – перевозчика, на которую работает около 120 таксистов. Как оцените их работу, все ли стараются соблюдать закон, оборудовали машины, имеют документы?

Константин Кузьменков: Сперва отмечу, что, поездив по странам и пообщавшись со знакомыми, пришел к выводу: в Беларуси - самое лучшее такси на постсоветском пространстве.
Чем лучшее - тарифами?

Константин Кузьменков: Порядком, который существует на сегодняшний день. Посмотрите, что творится в Москве, в Украине! Чуть вперед ушли прибалты, там есть чему позавидовать. Мы выставляем жесткие требования для соблюдения нормативных актов, которые существуют в нашей деятельности. При приеме сотрудников на работу проводим вводный инструктаж…
Инструктаж – это одно, а потом вас лишают лицензии за то, что ваш же сотрудник такси совершил нелепое нарушение.

Константин Кузьменков: Проверки транспортной инспекции нужны, но в последнее время они участились. Я передаю разговоры с водителями предприятия и коллегами. Сейчас проще нелегалу, который выпадает из поля деятельности транспортной инспекции. Эта категория - клиенты налоговой инспекции и сотрудников ГАИ, рейды которых не столь многочисленны, как транспортной инспекции. Работа проводится, и мы принимали в ней участие, но нелегалы серьезно мешают – из-за них несем финансовые потери, страдает имидж.
Нелегалы хамят и грубят пассажирам, которые платят по более высокому тарифу?

Константин Кузьменков: Там все бесконтрольно - неизвестно, в каком состоянии находится водитель и его транспортное средство, говорить о наличии таксометра не приходится.
Из-за таких массовых рейдов транспортной инспекции водители хотят стать нелегалами – так проще. Нелегала находят, оформляют дело, направляют его в Хозяйственный суд, где выносят наказание – предупреждение или финансовое наказание, для которого это – день работы.
А сколько стоит день работы нелегала и каким может быть штраф?

Владимир Канунников: В соответствии с частью первой статьи 12.7 Кодекса об административных правонарушениях, штраф может достигать до 50 базовых величин. Ввиду отсутствия нижнего предела были прецеденты, когда судом принималось решение о наложении штрафа в размере 0,5 базовой величины – 17 500 руб. Чтобы провести качественную проверку, необходимы три службы, не менее двух транспортных средств. Зачастую мы с коллегами на его проверку и последующее оформление затрачивали больше средств, чем последующее денежное взыскание с него.
…не конфисковано ни одного автомобиля…

Владимир Канунников: В этом году конфисковано три транспортных средства – в Могилеве и Гомеле.
 
Павел Бажанов: Более того, мы периодически поднимаем этот вопрос в Высшем Хозяйственном суде. Если не создадим громкие прецеденты конфискации автомобиля - не наведем порядка в этой деятельности. Каждый случай нарушения рассматриваем персонально, смотрим, правильно ли оно оформлено нашим сотрудником, подтверждаются ли документально нарушения. За время работы я не проиграл ни одного суда. Все иски людей, утверждавших, будто бы Минтранс необоснованно лишил их лицензии, были отклонены.
 
Мы понимаем, что это реальный заработок и мы лишаем человека работы. Но когда случается ДТП, все вспоминают - надо было наказывать и забывают о лояльности. Минтранс отвечает за безопасность перевозок пассажиров и их багажа. Таксист из оформленного такси прошел медика, техосмотр, у него есть страховка. Пассажир нелегального такси должен понимать - в случае аварии он может ничего не получить. От деятельности нелегального такси могут пострадать и другие участники движения.
К сожалению, нелегальные таксисты отказались от участия круглом столе. С год тому назад один из таких извозчиков заявил в интервью, будто бы, несмотря на более высокий тариф (средний тариф легального таксиста – около 3 тыс. рублей за километр, нелегала - от 7 тыс. и выше), у него много своих клиентов. Некоторые знают, что он - нелегал, но звонят именно ему. А вы говорите, люди должны бояться. Чего бояться, если своих клиентов они не обманывают?

Денис Новиков: Таксист, занимающийся перевозками нелегально, стоит рядом с офисом, где работает обычный таксист. В час пик пассажир знает, где найти машину. Много вопросов возникает, как отличить легальное такси от нелегального. В этом направлении ведется мало работы - первую рекламу о таксометре я увидел полгода назад! Смешно? Один пассажир все удивлялся: "Какие у вас таксометры - даже не щелкают!" Хотелось бы видеть в прессе информацию, как должен выглядеть легальный таксист.
Наведет ли порядок среди извозчиков конфискация автомобилей?

Денис Новиков: Я думаю, испугается 20%, а остальные 80% продолжат работать. Полгода назад мы столкнулись с проблемой противостояния легальных и нелегальных таксистов рядом с рестораном "У Ратуши". Когда мы вызвали сотрудников милиции, и они приехали, подошел человек в костюме, показал совминовские корочки и предложил легальным таксистам уехать с этого места и не мешать работать его человеку. В ходе расследования оказалось, что корочки настоящие.
Нелегалов крышует Совмин?

Денис Новиков: Возможно, Совмин не знает, что этот человек крышует нелегалов. Узнав, что это неподдельные корочки, я бы тоже уехал - я живу в Беларуси, у меня растет дочка, хочу быть уверенным, что завтра заработаю себе на хлеб.
 
Вопрос Павлу Бажанову: у нас действительно такое жесткое противостояние между легальными и нелегальными таксистами, при котором нелегалов крышуют представители неких заинтересованных людей из определенных ведомств?

Павел Бажанов: Я бы очень осторожно говорил такие фразы. Не думаю, что этот случай был в реальности. Это больше эмоции и преувеличение таксистов. За время моей работы не было ни одного случая крышевания, это водительские байки. Пассажиры не боятся жаловаться, мы разбираем каждый конкретный случай, вызываем директора, водителя… Но, как правило, это частные междоусобные разборки, больше межличностные конфликты.
Денис Новиков: Я видел это своими глазами!
 
У белорусских таксистов непонятная тарифная политика. Во-первых, у каждой службы такси свой тариф - у кого-то 2 800 рублей за километр, у кого-то 3 500 рублей, вызывая такси, человек не знает, сколько заплатит, может только примерно прикинуть, сколько это будет. Можно ли сделать тарифную политику более прозрачной?

Павел Бажанов: Государство либерализовало этот рынок, чтобы была конкуренция и тариф понижался. Невозможно договориться о единой цене, у каждого свои расходы. Пассажиру такси не надо думать, сколько километров он проехал, его задача – посмотреть, есть ли желтые номера у машины, таксометр и включен ли он. Техника покажет длину пути и сумму.
 
Владимир Канунников: Кроме того в салоне такси обязательно должна быть табличка с указанием стоимости 1 км, стоимости посадки, простоя.
Константин Кузьменков: На словах в теории все верно - табличка должна быть. Но когда я в нерабочее время пользуюсь такси, зачастую эти таблички отсутствуют. У нас на предприятии за этим ведется строгий контроль. Но я вижу, что происходит в городе, во всем существующем спектре тарифов даже мне порой сложно разобраться, сколько я заплачу, сев в конкретный автомобиль, проехав по известному мне маршруту.
В рамках действующего законодательства не представляется возможным сделать тарифную политику прозрачной ввиду либерализации тарифов. Многие службы такси не находят других способов конкуренции, а откровенно демпингуют. В СМИ идет реклама о скидках или низком тарифе, а в реальности там есть масса подводных камней. У одного перевозчика посадка будет стоить 10 тыс. руб., а километр при этом будет стоить 3 500 тыс. руб. У другого перевозчика километр будет 2 800 руб., но посадка – 20 тыс. руб. Сами посчитайте, где вы больше сэкономите: по тарифу 2 800 или 3 500. Ввиду отсутствия табличек с информацией о тарифах пассажир только по окончании поездки узнает реальную сумму поездки.
Павел Владимирович, жалуются вам на то, что их обсчитали или попросили слишком большую плату за проезд?

Павел Бажанов: В министерство таких жалоб практически не поступает. Самый лучший контролер – потребитель услуг. Можно подойти к машине и уточнить, сколько ориентировочно будет стоить поездка. Если она превысит ожидаемую сумму, вы имеете право спросить, почему. Но к нам поступает мало жалоб, потому что основная масса такси имеет тариф, счетчик. В основном люди, которые ездят на такси, делают это регулярно и в курсе тарифов. Жалоб больше на конфликтные ситуации, когда машину вызвали, но она не пришла, не довезла, повезла не по тому маршруту, жалуются на состояние машины, что обещали одну, а приехала другая. Иногда жалуются на водителей, их неопрятный вид и подозрительное состояние. Но я не могу сказать, что идет поток жалоб. Явной тенденции к чему-то не проглядывается.
 
В транспортную инспекцию часто жалуются на завышенные тарифы?

Владимир Канунников: Насчет завышенных тарифов не жалуются. Как уже было сказано, самого по себе тарифа как такового нет. Одно время Минфином регулировался максимальный тариф. Как правило, жалуются на то, что водитель просто-напросто не включал счетчик. Это основная причина обращений граждан в транспортную инспекцию. Я бы рекомендовал пассажирам следить за тем, чтобы водитель включал счетчик. Тогда по приезду не будет никаких проблем и вопросов.
В последнее время участились случаи, когда пассажиры отказываются оплачивать перевозку в том случае, если он не включал счетчик. Вам водитель такси оказал дружескую услугу – он вас повез.
Павел Бажанов: А если он будет угрожать – вызывайте милицию. Самый простой метод – выйти и сфотографировать на телефон номер такси. Как правило, в этом случае конфликты снимаются.
И много в Минтранс приходит таких фотографий?

Павел Бажанов: Приходят разные фотографии, в том числе – нелегалов. А это не наше дело, мы этим не занимаемся. Компетенция Минтранса – регулирование легального такси. Хотя мы участвуем в совместных мероприятиях, потому что наша цель – легализовать этот рынок.
Дискуссия о нарушениях такси длится много лет, но нелегалов от этого меньше не становится и нарушений - тоже. У меня есть определенные сомнения, что что-то изменится к 2014 году…

Павел Бажанов: Есть определенные нелегальные виды деятельности, которые будут всегда. В любой стране мира есть нелегальные такси. Наша задача – максимально снизить это количество. Мы не можем на каждом перекрестке поставить транспортного инспектора, который будет за этим следить.
Вы снизили количество нарушений?

Владимир Канунников: Значительно. Вспомните ситуацию 5-6-летней давности, когда не было понятия, что такое таксометр, как оформлять такси. Есть определенные сложности в контроле и есть определенные успехи. Меняется законодательство, и зачастую не в пользу контролеров. К сожалению, утрачиваются определенные механизмы контроля. Мы только в этом году нивелировали последствия отмены процедуры выдачи лицензионной карточки, которая произошла 3 года назад. Внешний вид автомобилей такси меняется в лучшую сторону, приходит все больше новых автомобилей - наметилась положительная динамика.
 
А к 2014 году перекрасим все машины в желтый цвет…

Константин Кузьменков: ИП сам себе создает рабочее место, приобретает машину, берет кредит. И до момента выполнения обязательств он может только крутить руль и нажимать педали. Он не может что-то менять в машине, перекрасить ее!
 
Почему?

Константин Кузьменков: До момента погашения задолженности за автомобиль человек не имеет право вносить изменения. Бывают, возникают вопросы даже по установке таксометра!
 
Павел Бажанов: Для этих случаев предусмотрена желтая полоса. Никто такого закона не внес – о покраске всех автомобилей в желтый цвет. Вопрос обсуждается, решение будет зависеть от руководства. Да, нам хотелось бы, чтобы были желтые такси, тогда сразу видно, что оно легальное. Полосу можно заказать в любом рекламном агентстве. Бывали случаи, когда нелегалы ездили со старой наклейкой или от старой фирмы. Мы будем советоваться с общественностью, чтобы вместе выйти на тот уровень, за который нам будет не стыдно в 2014 году.
Константин Кузьменков: Мы думали, что введение желтых номеров будет панацеей от нелегалов. Но желтые номера не работают. Вы вполне можете сесть к нелегалу с желтыми номерами. Четко прописан порядок выдачи этих номеров, но порядка их изъятия нет. Поэтому человек приходит устраиваться на один день и получает желтый номер. Насколько я знаю, Министерство транспорта не ведет учет номеров, которые не задействованы у нелегальных перевозчиков.
Владимир Канунников: В Республике Беларусь регистрацией автомобильного транспорта и выдачей номерных знаков занимается ГАИ.
Константин Кузьменков: Проверки, безусловно, нужны. Мы должны совершенствоваться и улучшать качество обслуживания населения. Я сейчас выражу мнение своих коллег: к 2014 году мы просим разграничить перевозчика и водителя. Руководство достаточно работает с трудовым коллективом, но, к сожалению, в семье – не без урода. Ни один руководитель не просит своих водителей грубить или выключать таксометр. Но такие нарушения есть, транспортная инспекция их выявляет, и лицензии лишается перевозчик, а водитель уходит к другому перевозчику. Получается, что человек изо дня в день допускает эти нарушения, но водительских кадров не хватает, и предложений на работу в такси - масса. Этот нарушитель завтра же будет работать у другого перевозчика и портить жизнь ему. Если мы хотим, чтобы таких водителей было меньше, а порядка на дорогах больше, надо решить этот вопрос. Иначе не будет эффекта от постоянных проверок транспортных инспекций.
 
Денис Новиков: У нас на информационном портале был опрос, как помочь защитить наш бизнес. Очень много людей высказалось за принятие законопроекта, который приравнивал бы атрибутику такси к атрибутике спецсигналов. По своему роду деятельности такси – это спецмашина, которая обеспечивает доставку пассажира из точки А в точку Б. На сегодняшний же день плафон такси и желтую полосу может наклеить любая гражданская машина.
-20%
-99%
-10%
-50%
-10%
-50%
-60%
-10%
-40%
-30%