/

"Опять платформа в масле, - с досадой произнес водитель эвакуатора с полной погрузкой, спрыгнув на землю. – Закон подлости: как только вымоешь - сразу ДТП".
 
На фото: жертва ДТП в пути на штрафстоянку. Вид из кабины эвакуатора.

ДТП случилось тяжелое – Ford Transit, столкнувшийся с автобусом "МАЗ", истекал маслом, деформированный от удара руль и кресло водителя были в крови. "Когда я приехал за машиной, его уже везли в реанимацию, - сообщил Антон Гоголинский, предприниматель, работающий в сфере эвакуации. – Говорят, пьяным был. Автобус шел в попутном направлении, и если Ford мотнуло на него, да еще с такой силой, значит, водитель был явно не в адеквате".
 
На фото: руль Ford Transit деформирован от удара...
 
Досада Антона вполне объяснима – на ДТП приходится меньше трети заявок. Большинство клиентов – продавцы запчастей, "пилящие" старые и битые машины, автовладельцы, попавшие в сложную ситуацию – "сегодня у одного коробку разорвало, у другого шаровую вырвало". Для этих клиентов автомобиль должен быть чистым, а значит, снова придется мыть платформу.
 

 
Телефон Антона буквально разрывался. "Какой автомобиль? А что с колесом? Понял, это обойдется в 270 тысяч, будем завтра". И – новый звонок, мой собеседник передает заказ кому-то из знакомых. "Сумма не устроила?" - ехидно интересуюсь, вспоминая, что принудительная эвакуация неправильно припаркованного автомобиля силами коммерческой структуры обходится нарушителю в 400 тысяч рублей. "Нет, - отвечает Антон. - Одно колесо автомобиля заказчика заблокировано, а на мой эвакуатор надо затягивать лебедкой. Хоть несколько метров, но машина должна проехать сама".


 

 

Посмотреть, как Антон – один из 14 ИП, входящих в "Объединенную службу эвакуации", загружает разбитый Ford, не удалось – мы встретились по дороге на штрафстоянку, что по ул. Карбышева. Зато в этом царстве битых машин и человеческих судеб, с которого открывается панорамный вид на ресторан "Агат", разгрузку не только показали, но и прокомментировали.

 

 

 

 
"С этой работой справляется один человек, - приставляя к платформе доски-трапы, по которым съедет на землю машина, объяснял свои действия Антон, – все зависит от состояния автомобиля. Если колесо оторвало, то лучше транспортировать методом частичной погрузки. Достать машину из кювета сложней – нужно время, на лебедку растет нагрузка, а значит, поднимается тариф. В остальных случаях зацепил крючок лебедки - и потянул, машина сама на платформу заедет, остается только закрепить. Стрела-манипулятор эвакуатора "МАЗ" цепляет автомобиль за все четыре колеса, поднимает и ставит на платформу. Манипулятор универсален, но и тариф у него самый высокий - от 800 тысяч".
 



 
 Поскрипывая, Ford съезжает на землю. Очевидно, что следующим станет путь в Гатово - на переработку.
 
На фото: После Ford Transit на платформе осталось масло. Придется мыть...
 
"Не все машины отсюда забирают хозяева, - кивает Антон головой в сторону нескольких "Жигулей". - Жиги-чемоданы обычно остаются у нас – после отказа хозяина сдаем на металл".
 
 
 
В багажнике одного из "чемоданов" остались вещи, дверца по-хозяйски подвязана бельевой веревкой. "Этот автомобиль слетел в кювет в районе Привольного и врезался в столб, - подходит поближе Антон, - здесь уже около месяца. Водитель – молодой мужчина, лечился в больнице, потом появился у нас, забрал из машины кроссовки, развернулся и ушел, сказав, что машина ему не нужна. И за стоянку не заплатил".


 

 

Согласно тарифам, день хранения на стоянке легкового автомобиля и грузовика массой до 3,5 т – 70 тысяч рублей, свыше 3,5 т – 140 тыс., мотоцикла или мопеда – 50 тыс. И едва колеса любого из этих транспортных средств коснулись штрафстоянки - пошли первые сутки. Даже если водитель-нарушитель проявит оперативность и успеет застать у своего автомобиля инспектора ГАИ, который по правилам обязан сопровождать авто до штрафстоянки, максимум, на что может рассчитывать, - получить протокол осмотра транспортного средства – одно из действий, прописанных в инструкции о принудительной эвакуации. "С протоколом машину можно забрать. Но расчет за хранение на штрафстоянке и эвакуацию неизбежен".
 

 

 

На фото: директор автошколы, управлявший этой Dacia Logan, погиб в ДТП

Больше месяца находятся на стоянке участники "громкого" ДТП, во время которого погиб директор автошколы. Учебная Dacia Logan и Honda Acura TSX, попавшие в лобовое столкновение, - в нескольких метрах друг от друга. Судя по внешнему виду, восстановлению Dacia не подлежит, Honda, по мнению Антона, "распилят и продадут на запчасти – машина, если не ошибаюсь, на Каско".

 

На фото: Водитель Honda Acura TSX в ДТП не пострадал. Но машину пока не забирает.

 

 

По сравнению с аварийными машинами серебристая Infinity выглядит выставочным экземпляром. Из видимых повреждений на ней – небольшая царапина на правом заднем крыле, покрытая грунтовкой. "Четвертый день стоит, - комментирует напарник Антона, - не исключено, что за нарушение правил парковки. Сюда доставляют машины, на которых пытались скрыться с места ДТП, ездили без прав, совершили ДТП, управляли в состоянии алкогольного опьянения. А не забирают потому, что идут процессуальные действия по факту нарушения – без разрешения следователя или сотрудника ГАИ машину не заберешь".


 

 

 

Здешний кодекс – инструкция о порядке принудительной эвакуации (блокировки колес) транспортных средств. Документ прибит к стенке бытовки, но конфликтов с водителями-нарушителями от этого меньше не становится.

 

 

 

 
"Некоторые полагают, что автомобиль со штрафстоянки возвращается по первому требованию, как написано в ПиКОАП, - рассказывает Антон. – Мы обращаем внимание на порядок действий, прописанный в инструкции. Без протокола с отметкой ГАИ машину не дадим – а то, забрав ее, нарушитель может принести протокол и снова потребовать машину".
 
Рядом с инструкцией – досудебное предупреждение, демонстрирующее клиентам принципиальную позицию предпринимателей от эвакуации. В документе владельцу Citroen C5 напоминают о совершенном им ДТП и съезде с места аварии, после чего "убедительно" просят "погасить сумму принудительной эвакуации на штрафную охраняемую стоянку в размере один миллион пятьсот тысяч".
 
"Не многовато ли? – интересуюсь у Антона. – С такими ценами рискуете остаться без заработка"…
 
"Еще не было суда, который мы проиграли бы. Тарифы обычные – 240 тысяч в пределах МКАД, дальше – по 3,7 тыс. за километр. Если машина без повреждений и катится без проблем – тариф остается, его придерживаются все, кто работает в сфере эвакуации, в Минске это около сотни человек. Цены снижают лишь те, кто не платит налоги. Но для нарушителей действует иной тариф, примерно в 6-7 раз выше обычного, что позволяет указ президента о свободном ценообразовании".
 
"Особое" отношение у Антона и его коллег – к привлеченным к административной ответственности по ст. 18.16 ("Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством такому лицу либо отказ от прохождения проверки (освидетельствования)") и 18.17 ("Нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение потерпевшему легкого телесного повреждения, повреждение транспортного средства или иного имущества"). "Это злостные нарушители, - поясняет свою позицию Антон, - они знали, на что шли. Большинство платит без возражений".
 
К прочим клиентам у Антона индивидуальный подход: "С инвалидов деньги не беру – не важно, ДТП это или простая поломка, закон позволяет двигаться по цене. Тем же, кто думает, что это прибыльный бизнес, могу посоветовать приобрести эвакуатор и попробовать поработать. Пока частники уходят из этого вида деятельности".
 
О доходах и расходах владельца эвакуатора, сотрудничестве с ГАИ и выгоде принудительной эвакуации неправильно припаркованных автомобилей вы узнаете завтра, 10 августа, в нашей рубрике "Эксклюзив".
-20%
-99%
-10%
-50%
-10%
-50%
-60%
-10%
-40%
-30%