Эксклюзив


Елена Анкудо,

Белорусский авторынок накануне глобальных перемен - новый закон о введении утилизационного сбора, предложенный российским премьером Владимиром Путиным и поддержанный Беларусью и Казахстаном, взвинтит цены на автомобили. С 1 августа 2012 года стоимость новых машин в белорусских шоу-румах может вырасти на $1,5-2 тысячи, подержанных - на $20 тысяч и выше.

Если ставки утилизационного сбора, озвученные Минпромторгом России, не изменятся, наша страна быстро превратится в автомобильную периферию России, а социальное расслоение водителей будет четко заметно по их машинам.



Насколько реальна такая ситуация, в студии TUT.BY рассказали председатель автомобильной ассоциации "БАА" Сергей Михневич, директор автохауса "Мегаполис" Андрей Стремилов, директор ДЦ "ГАЗ Колядичи" Андрей Провоторов и замдиректора по экономике ОАО "Белвторчермет" государственного объединения "Белвтормет" Владимир Школьный.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (19.27 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Белорусские автодилеры раз в полгода пугают население подорожанием автомобилей. Вам не кажется, что слухи об очередном подорожании только на руку импортерам?
Сергей Михневич:
Конечно, нам на руку слухи, которые привлекают клиентов, но мы были бы рады, чтобы они не превращались в правду каждые полгода. Мы считаем, что информация, которая сегодня идет из России, достаточно тревожная. Мы не понимаем, что нас ждет во втором полугодии, и это напоминает условия последних лет, в которых работает автомобильный бизнес. Полагаем, что ситуация прояснится в ближайшее время. Вероятнее всего, белорусский авторынок столкнется с очередным подорожанием, и оно коснется новых и подержанных автомобилей.

Уже начался чес в автосалонах?
Сергей Михневич:
Люди только начинают осознавать проблему, в ближайшее время активность покупателей будет нарастать. Мой коллега из компании "Мегаполис" только что подтвердил - слух об активности покупателей оправдывается.

Как сказались новости об утилизационном сборе на продаже автомобилей с пробегом, Андрей Борисович?
Андрей Стремилов:
Продаж больше не стало. Покупатели недооценивают эту опасную тенденцию. Если решение озвучено на уровне вице-премьера или премьера, следовательно, этому быть. В ближайшее время надо готовиться к подорожанию, но это еще никто не осознал. Мартовский всплеск продаж несколько схлынул, но поступает все больше заказов от российских покупателей на автомобили из Беларуси. Под них начинают работать и частные перегонщики.

Речь идет о новых, достаточно дорогих автомобилях стандарта Евро-4?
Андрей Стремилов:
Да. Это сегмент паркетных внедорожников 2007-2008 годов. В России решение уже сработало, сформировано ожидание повышения цен.

Опять россияне забирают лучшие машины. А что "Мегаполис" предложит своим клиентам после 1 августа?
Андрей Стремилов:
Тенденция явно в пользу российского производителя, который на сегодня выпускает полтора десятка моделей иностранного производства, остальное – славный "АвтоВАЗ". Судя по всему, мы будем передвигаться на "жигулях".

Заполните торговые площадки российским хламом?
Андрей Стремилов:
Совершенно верно! Господин Шувалов (Игорь Шувалов - заместитель руководителя администрации президента России. – TUT.BY) говорил о "внешнем автохламе", от которого хочет отгородиться Таможенный союз. Теперь этот автохлам в еще худшем состоянии, учитывая качество дорог и топлива в России, будет поступать к нам, мы будем потреблять автомобили с территории РФ. Нам не предложат разнообразия моделей, поэтому, скорее всего, белорусам придется привыкать к более узкому сегменту и пользоваться тем, что есть, или пересаживаться на "жигули".

В создавшейся ситуации наименее пострадавшими можно назвать представителей российского автопрома. Андрей Валерьевич, признайтесь, что дождались ситуации, в которой ГАЗ стал самым дешевым, несмотря на то, что качество отстает от зарубежных аналогов.
Андрей Провоторов:
ГАЗ действительно - самый доступный и надежный. Но решение (по утилизационному сбору. - TUT.BY) еще не принято ни россиянами, ни белорусами, поэтому не будем преувеличивать проблему. Тем не менее к ней надо готовиться, чтобы принять взвешенное решение, чтобы наша позиция не стала слепым копированием российского предложения. Наша позиция должна защищать наших граждан и учитывать интересы Министерства промышленности и обычных автолюбителей.

Как бы ни было, ваши машины все равно будут дешевле. Не исключено даже, что на ваши автомобили утилизационный сбор вообще не распространится…
Андрей Провоторов:
Говорят о двух вариантах – утилизационного сбора на автомобили российского производства не будет или же он составит около 300 долларов. Мы стремимся держать планку низкой цены, и любое подорожание для нас – это отток покупателей.

Одним из самых интересных моментов в сложившейся ситуации считается стоимость утилизации. Как следует из расчетов россиян, она может составить 20 тыс. долларов. Утилизация действительно такая дорогая, Владимир Анатольевич?
Владимир Школьный:
Наше предприятие выполняет задачи по частичной утилизации - металлической части автомобиля. Автомобиль – агрегат в сборе, или 31Н по нашей классификации принимаем от населения по 1 млн 730 тыс. руб. за тонну. Затраты на переработку тонны колеблются от 350 до 450 тыс. руб. Мы принимаем автомобиль без колес, стекол и обивки. Мы располагаем одной шредерной установкой, используемой для переработки лома, во всем мире их около 300. Сегодня перед нами стоит задача приобретения второй такой установки. Шредерная установка позволяет разорвать металл на куски и подготовить для следующей переплавки. Стоимость металла на выходе возрастает, стоимость полученной продукции 2 млн 100 тыс. руб. за тонну. Наша рентабельность - 1,4-12%. Но мы занимаемся только металлической частью автомобиля. А еще стоит задача по утилизации резины, пластмассы, горюче-смазочных материалов. По сравнению с нашими затратами по переработке металлической части автомобиля, те, что озвучены российской стороной, сильно завышены. А налог на утилизацию должен отражать фактические затраты.

А может, это у России плохие шредерные установки…
Владимир Школьный:
У них есть хорошие установки. И стоимость металла, который потребляет Белорусский металлургический завод, не намного выше того, который поступает из России. Я так понимаю, себестоимость переработки лома в России не выше, чем у нас.

В связи с чем такое странное расхождение - наши затраты на утилизацию - 50 долларов, предложенные Россией – 20 тыс. долларов?
Владимир Школьный:
Было бы интересно побеседовать с авторами этого проекта. Я думаю, здесь преследуются другие цели, а именно – защита отечественного автопрома. Озвученные Россией цифры пугают, особенно белорусов, у которых доходы значительно ниже, чем у россиян – они могут сказаться на возможности приобрести нормальный автомобиль.

Как известно TUT.BY, представители автобизнеса пытаются решить проблему. Не так давно в Министерство экономики было направлено письмо от автомобильной ассоциации БАА и Белорусской научно-промышленной ассоциации. Подписанты этого письма пытаются убедить правительство, что утилизационный сбор слишком завышен. Сергей Евгеньевич, изложите основные доводы, на которые вы опираетесь в этом письме.
Сергей Михневич:
В обращении отмечено, что затраты на утилизацию не соответствуют тем суммам, которые указаны в первичном документе. В Европе утилизация стоит не более 100 евро. Из источников РФ поступала информация, что реально в утилизационный сбор вкладывают три составляющие: сам утилизационный сбор, экологический сбор, который должен считаться совсем по-другому - от года выпуска и объема двигателя, а также протекционистская мера по защите российского автопрома.

В предложении РФ мы не видим экономических выгод для наших граждан и государства. Исходя из покупательной способности населения, из того, насколько более развит рынок РФ с точки зрения наличия там отечественного автопрома и покупательной способности, Беларусь превратится в свалку российского автопарка. Больше всего новых машин будет ввозиться в РФ. Соответственно, подержанная техника будет ехать к нам. Утилизационный сбор будет платиться, как правило, в РФ, а в Беларусь будут приезжать растаможенные ранее, подержанные автомобили и утилизироваться здесь за счет бюджета или за счет наших граждан. С нашей точки зрения, это несправедливо. 300 долларов для автомобилей российской сборки (АвтоВАЗ, АвтоГАЗ, с десяток собираемых в России иностранных брендов, бюджетные седаны) приведут к подорожанию, а для наших граждан любое подорожание болезненно.

В этой связи мы просили правительство отложить введение подобных мер для Беларуси и посмотреть на примере России, как это будет работать.

Письмо составлено грамотно, в доступной форме, но удастся ли достучаться до правительства, добившись уступок?
Сергей Михневич:
Нам очень бы хотелось этого, но мы не можем гадать на кофейной гуще – в прошлые годы обращение автомобильной ассоциации не всегда находило понимание у руководства правительства, потому что введение пошлин, отмена НДС произошли несмотря на наши возражения и аргументы. Мы предчувствовали, чем закончится ввоз подержанной техники в первом полугодии, когда была разница между пошлинами для физических и юридических лиц. Сейчас очевидно, что отмена льготы по НДС привела лишь к потере поступлений в бюджет по импорту автомобилей.

Введение утилизационного сбора приведет к тому, что белорусский рынок будет по-прежнему стагнировать. Если продажи новых автомобилей будут расти, то очень медленными темпами. А все выгоды от подобных шагов остаются в РФ.

Как вы видите наш авторынок после 1 августа, Андрей Борисович, какие планируете продавать автомобили? Достаточное количество граждан сейчас ездит на машинах хороших европейских и японских брендов. Понятно, что прежде чем на ваши торговые площадки придет российский автохлам, пройдет несколько лет нормальной работы. Какие машины появятся у вас после этого?
Андрей Стремилов:
Нам ежедневно приходится анализировать ситуацию на внутреннем рынке, едва начавшем оправляться от последних событий. Кредо автохауса "Мегаполис", - "отборные автомобили", - возможно, пошатнется, но не в обозримом будущем. Возможно, будут пересмотрены критерии отбора через наш внутренний шлюз, который предусматривает определенную товарную линейку - мы реализуем автомобили массового спроса. Предполагаемое изменение автопарка – наполняемость из российской территории. Мы защитили себя, открыв аналогичную площадку в Москве, но мы не планируем уходить с белорусского рынка.

Парк явно будет постепенно наполняться автомобилями российской сборки. Если дилерам будет слишком сложно работать в чудовищных условиях, которые нам пытается навязать РФ, многие переориентируются. Я знаю, что достаточно сложно выходить на заводы-изготовители в России, поскольку они переполнены заказами и с трудом справляются с наполнением внутреннего рынка. Поэтому дилеры не смогут быстро переориентироваться.

Автомобиль опять станет предметом роскоши. Он дорожает быстрыми темпами за малый промежуток времени, будет исключена дальнейшая реализация автомобилей в прежнем количестве. Экономика питается таможенными поступлениями. За счет топлива, акцизов, обслуживания, кредитования, страхования автомобили дают рабочие места. Автомобиль сам по себе источник дохода государства. Если он постепенно вымывается из обращения, падают и поступления в бюджет. В моем понимании, это долгосрочная программа России выдавливания из рынка, бескомпромиссный диктат своих условий в поддержку своего автопрома. Надеюсь, что у нас есть своя политическая воля и все будет не так жестко, как ожидается, хотя мы готовимся к худшему.



То есть вы все же предполагаете некие уступки со стороны нашего государства, которое может согласиться с доводами автомобильной ассоциации?
Андрей Стремилов:
Ассоциация всегда защищала интересы автобизнеса, нередко - успешно. Нынешние аргументы весомые, ведь нужно учитывать и интересы народа, а не только владельцев бизнеса.

Сергей Михневич: Надо всем сесть за стол переговоров, на которых должна присутствовать вся структура. Мы должны предложить общее решение.

На какие уступки готовы пойти со своей стороны?
Андрей Стремилов:
Мы могли бы принять, что утилизационный сбор нужен. Дальше мы отталкиваемся от того, как его провести, а здесь много вариантов. Можно обязать человека при регистрации в ГАИ запомнить обязанности утилизации своего автомобиля. Он будет платить 50 долларов, и не будет никаких 20 тыс. долларов.

А справедливо ли вообще платить за утилизацию машины ее владельцу?
Андрей Стремилов:
Я думаю, если предложить ему два варианта - 20 тыс. долларов или 50 долларов, все выберут последний. Таких вариантов очень много, главное - не зацикливаться на предложении россиян и обсудить все варианты. У меня есть надежда, что российские чиновники тоже автолюбители, и они не захотят ездить на машинах с двигателем 1,3 л.

А чиновникам все равно – ездят-то они на государственных машинах…
Андрей Стремилов:
Они - да, а их семьи?

Сергей Михневич: Тем более что в РФ производится немного автомобилей с двигателем 3 л и больше. И производятся ли они вообще?

Андрей Провоторов: "Хаммер" собирается в Калининграде, но это один из немногих случаев.

Сергей Михневич: Если Россия хочет ввести у себя такой утилизационный сбор - пускай платит его у себя. А белорусы пусть платят свой утилизационный сбор. Им ничто не мешает наладить систему контроля изымания утилизационного сбора, который платился бы с машин, ввозимых из Беларуси. У нашей страны будет своя система утилизационного сбора, которая защитила бы свои интересы. Если машина из России - платите доступный для наших граждан утилизационный сбор, ведь эти машины будет утилизировать Беларусь. Мне кажется, вполне возможно найти механизм, который не ущемил бы интересы России, оставив при этом машины для белорусов доступными.

Насколько охотно наши чиновники, прекрасно понимающие, что ожидает страну после 1 августа, идут на контакт с представителями белорусского автобизнеса?
Сергей Михневич:
Пока идут навстречу. Мы надеемся на диалог, на то, что правительство прислушается к нам и выработает предложения для России, которые будут выгодны и нашей стране.

А какие бренды пострадают в большей степени от большого утилизационного сбора, прими мы российские правила игры?
Сергей Михневич:
Больше всего пострадают автомобили среднего сегмента. Люксовые, на которые тратилось от 80 тыс. долларов и выше, будут продаваться, хотя и в меньшем количестве. Машины среднего сегмента, - седаны, цена которых сегодня от 30 тыс. долларов и выше, - будут самыми уязвимыми с точки зрения приобретения. Двигатели объемом 2 л и выше будут очень дорогими. Средний класс, который только-только появляется в нашей стране, будет не в состоянии приобрести машины с такими поборами.

Согласно предложению Минпромторга России, за автомобиль с двигателем не более 2,5 тыс. см3,, произведенный в России, надо будет уплатить 1017 долларов утилизационного сбора, за б/у импорт – 2,5 тыс. долларов, за новый импорт – 5 286 долларов. Не так уж и много…
Сергей Михневич:
Разве 5 тысяч это мало?! Мы и так платим государству половину от ввозной стоимости. По сути, государство будет забирать 80% от ввозной стоимости. К сожалению, в России производится не так много седанов с двигателем около 2-2,5 л. Имеющихся ныне мощностей импортных сборок России (около 10-12 единиц) недостаточно даже для российского рынка, производители не в состоянии обеспечить спрос даже российских граждан. Я знаю, что очень сложно квотируют поставки "Фольксваген Поло" седан, пользующийся популярностью в Беларуси. Аналогичная ситуация у коллег - очень сложно выбить достаточно количество квот машин для нашего рынка.

Если будет принято решение по утилизационному сбору, то дефицит машин только усилится и белорусы будут последними в очереди на их приобретение. Участью их может стать подержанная техника не в лучшем состоянии из России. Это удручающий фактор.

Но они могут продолжать эксплуатировать уже имеющиеся иномарки - если за машиной следить, они не так быстро выйдут из строя…
Сергей Михневич:
Все ломается. Поэтому когда машину все же придется выкинуть, остается или ходить пешком, или переплачивать.

Андрей Стремилов: Да и с возрастом автомобиль требует больших вложений.

Сергей Михневич: И о какой экологии будет идти речь, если к нам из России начнут поступать машины стандарта ниже Евро-4?

После этого и до расслоения общества недалеко – рядом с приличными автомобилями, которые смогут позволить богатые люди, появятся откровенно плохие машины?
Андрей Стремилов:
В СССР мы дружно завидовали соседу, у которого были "жигули", "Волга" была лишь предметом мечтаний советского гражданина. Скорее всего, произойдет расслоение. Россия переживала, что Беларусь создает угрозу для российского рынка. Но внутри России в год реализуется около 2 млн автомобилей, с нашим уровнем продаж российский рынок - бездонный. Все ведущие российские трейдеры признают - Беларусь не несет угрозы, единичные продажи не создают для них никакого отрицательного эффекта. Если же выдавить наш маленький рынок до корня, дела будут совсем плохи. Поэтому мы переживаем за подобные решения.

Может, это повод для развития белорусского автопрома? Ведь приходят уже китайские автомобили…
Андрей Стремилов:
Я имел некоторое отношение к планам продаж и сборке автомобилей "Саманд" на территории нашей страны, когда планировалось производство 60 тыс. автомобилей в год. Для рынка Беларуси, где продается около 30 тысяч в лучшие годы, это много: куда их девать?

Продавать в Россию, Казахстан..?
Андрей Стремилов:
Их можно только административными методами или под дулом пистолета заставить купить автомобиль, только дизайн которого 25-летней давности. Реализация этих автомобилей решается только административно, но энтузиасты, которые стояли у истоков производства "Самандов" на территории Беларуси, были твердо уверены, что у него светлое будущее в Беларуси.

Китайские автомобили прогрессируют, но для тех брендов, которые могут быть произведены у нас, российский рынок закроется. К тому же это производство вряд ли когда-нибудь станет рентабельным. Продвижение на Запад - также под огромным вопросом. Пока "Саманд" еще не дорос до европейского рынка.

Сергей Михневич: Я считаю, что производство в Беларуси должно быть создано совместно с известными брендами, которые делают машины хорошего качества.

Но в России производство практически всех популярных брендов уже налажено…
Сергей Михневич:
Я уже говорил, что в России недостаточно мощностей и этим надо воспользоваться. Но вопрос в инвестиционной привлекательности страны: сюда не идут серьезные игроки. Наши граждане не могут любить один бренд: у нас привыкли к их разнообразию, есть спрос. В прошлом году только за первое полугодие в страну было ввезено 250 тыс. машин различных брендов. Наша страна стала достаточно продвинутой с точки зрения автомобилизации и заслуживает наличия достойных производств и достойного качества автомобилей. К сожалению, сейчас этого нет. Когда у нас будет не одно свое производство, тогда можно будет говорить о протекционистских мерах, о которых сейчас говорит Россия.

По нашей стране бегает более 3 млн автомобилей, и это достижение, и некий экономический двигатель в своем сегменте. Если мы экономическими методами путем введения больших сборов перекроем ввоз новых автомобилей в страну, мы обречем нашу страну на прозябание со старым парком автомобилей. У нас сейчас больше 85% транспорта эксплуатируется больше 12 лет, и ситуация только ухудшится. Любая развитая страна стимулирует обновление автопарка - в Европе вводят экологические налоги на машины старше 4-5 лет эксплуатации, граждан стимулируют пересаживаться на более инновационные, более экологически чистые автомобили.
 

-10%
-20%
-50%
-30%
-10%
-20%
-30%
-15%
-10%
-15%
-18%
-50%