/

Сергей Чекмарев вот уже более 30 лет коллекционирует старые вещи — от раритетных авто до керамических статуэток. Автопарк около его дома в Буйничах стал своеобразным секретным местом для уникальных селфи, а агроусадьба в Чечевичах — бесплатным музеем под открытым небом. К своим сокровищам Сергей Никифорович относится философски: «Это не вещи вовсе. Это — хорошие воспоминания».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Пять раритетных авто в Буйничах так просто не найдешь. Место их парковки — глухой угол на окраине поселка. От вида машин захватывает дух. Краска на них стерлась и облезла хлопьями, фары разбиты, салоны заросли паутиной и запорошены листьями. Сквозь бамперы проросли сорняки, а колеса практически наполовину увязли в землю.

При всем этом элита советского автопрома вызывает восхищение. А Сергей Никифорович говорит о них на удивление практически безэмоционально:

«Стоят тут лет пятнадцать, наверное. Да, когда-то увлекался, хотел восстановить. С двумя удалось. А потом забросил — увлечения другие появились. Сейчас понимаю: каждому возрасту — свое хобби. Я вот раньше охотой занимался. Сейчас мне уже 57 годиков — и рыбалка больше по душе».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Первой в коллекции Сергея Чекмарева была «Победа». Несмотря на то что кузов прочно обжила ржавчина, авто и сейчас смотрится солидно. А благодаря остаткам зеленой краски машина выглядит ну очень колоритно. Увы, историю ее появления мужчина запамятовал: «Когда и у кого купил, не помню — это лет 35 назад было. Помню, что следующей была классика — 21-я «Волга».

С конвейера Горьковского автомобильного завода такие ГАЗ-21 сходили с 1959 по 1962 год. Возможно, эта видавшая виды «блондинка» таксовала по Могилеву десятки лет назад.

Затем коллекцию пополнил 401-й «москвич». Его Чекмарев заметил, когда ехал на рыбалку. «Поговорил с его хозяином, купил машину. Даже не помню, за сколько — это лет 25 назад было», — говорит хозяин. Ретроавтомобили Сергею Никифоровичу предлагают купить и сейчас — «москвичи», «Волги». Но ему, говорит, это уже неинтересно.

«Машины нужно содержать — или восстанавливать, или консервировать. А у меня сейчас на первом плане развитие агротуризма и коллекционирование вещей, которые, условно говоря, можно на полку поставить. Сын говорит, что посмотреть на машины многие приезжают, фотографируют их. И мне это в радость. Если кто-то захочет ими заняться, восстановить их — пожалуйста, я готов к переговорам», — говорит Сергей Никифорович.

Интересно, что за эти годы на ретроавтомобили никто не покусился: не было ни случаев вандализма, ни попыток кражи. Коллекционер объясняет это тем, что у людей все-таки есть чувство прекрасного.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Сергей Чекмарев рассказывает, что страсть к коллекционированию у него давно. В детстве, например, собирал марки. Альбом с ними находится в агроусадьбе, куда мы едем. Там же на полках — внушительная коллекция самоваров, будильников, баянов, утюгов и множества старинных вещей родом из стран Советского Союза и дальнего зарубежья.

«Меня интересуют редкие вещи, которые были в нашем обиходе — в Беларуси, России, Украине, Европе. Это ведь так приятно — прикоснуться к чему-то старому, к тому, что исчезает и, главное, подарить эту радость людям. Ведь каждая вещь — это положительная эмоция, воспоминание, связанное с детством, с родителями, — объясняет свое хобби могилевчанин. — Я далек от мысли, что коллекционирование — это бизнес. Есть у меня такой афоризм: неважно, что человек начал собирать пустые бутылки. Важно - для чего: чтобы опуститься, чтобы подняться или просто для хобби. Что касается меня, то я собираю их для удовольствия — своего и моих гостей».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Этот фонарь когда-то освещал темные улицы Могилева. Вскоре он будет освещать территорию агроусадьбы.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Этот мельничный жернов, вытесанный вручную из камня, в последние годы служил порогом дома

Экскурсия по агроусадьбе напоминает квест: за каждым углом — артефакты. Есть мельничные жернова, вытесанные вручную из цельного камня, которые после разрушения мельницы были крыльцом сельского дома. Есть плуги — белорусский, ручной работы, и немецкий времен Великой Отечественной войны. На стенах домов — коллекции предметов быта, подковы, трофейные рога животных.

Под открытым небом — швейные машинки Zinger и элемент старинных купеческих весов, наковальня с царским гербом. На улице стоит и автомат, который продавал газировку — с сиропом и без. Его бизнесмен планирует восстановить. Многие из вещей подарены людьми. Что-то коллекционер покупал сам по подсказке знакомых.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Медные восточные весы
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
На медной посуде — клейма поставщиков посуды к царскому двору
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
В коллекции Чекмарева — голландские, испанские весы
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Немецкое фортепиано
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
На переднем плане слева — редкий восточный самовар
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
На верхней полке между самоварами — фонарь со старинного парусника из Испании
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Клеймо с надписью «Герою труда» на подарочном самоваре. Сергей Чекмарев говорит, что таких самоваров выпустили всего 170 штук
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Первый советский калькулятор «Феликс»

В домике, где находится кухня, — коллекция медной посуды. Часть ее — в банкетном зале. По усадьбе можно бродить часами, разглядывая вещи из прошлого: кофемолки, фонари, весы.

Есть на территории усадьбы 100-летний дом, который бизнесмен восстановил. «Он был без фундамента — стоял на камнях. Мы его отреставрировали, обшили деревом, при этом сохранили печь внутри — только дымоход обновили в целях безопасности. Кстати, если кому-то интересно, как отреставрировать такой старый дом, с удовольствием покажу», — показывает свои владения Чекмарев.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

О своей коллекции Сергей Чекмарев готов говорить часами. Единственное, чего он о ней не знает, так это приблизительной стоимости. И объясняет это просто: собирает не для продажи, а на радость людям. А вот о своей жизни предприниматель скромно умалчивает. Говорит лишь, что в 90-е открывал производство, что была операция на ноге, что было время, когда все потерял, долго восстанавливал силы и душевное равновесие. Что занимался садоводством и вывел особенный сорт винограда. Теперь, повидав в жизни немало, Сергей Никифорович, очевидно, относится ко всему с философским спокойствием. В том числе и к своему хобби:

«Если человек зацикливается на одной вещи, будь то вера или коллекционирование, он уходит от полноценной жизни. Поэтому и расставаться со всем нужно легко. Например, я как-то подарил два „москвича“ из своей коллекции хорошему другу. Жалею ли я? Нет. Жалеть нужно близких людей».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
 
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Женская сумочка из лыка. На полке сверху — медные жбаны, в которых раньше хранили воду
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Немецкий противогазный бак с подарочной надписью — один немец дарил другому

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BYФото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
«Малиновские» стаканы — граненые, без рубчика

Поднимаемся на второй этаж банкетного зала. Стены здесь уставлены самоварами и редкой медной посудой. Здесь же — коллекция грампластинок и патефонов, советских будильников. Бильярдный стол в центре смотрится несколько инородно. Сергей Никифорович вспоминает, что когда-то с друзьями запускал грампластинки, как бумеранги. Как еще раньше родители с трудом их покупали, потом ходили с ними друг к другу в гости — к тому, у кого есть патефон, чтобы послушать, потанцевать. И теперь это редкое удовольствие — запустить пластинку на патефоне.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

«А эти будильники? — обводит рукой полки хозяин усадьбы. — Люди, когда их видят, радостно вспоминают, как разбирали такой же в детстве, чтобы получить шестеренку и сделать из нее юлу. Это и есть те живые, яркие, радостные эмоции, ради которых мы живем. И мы должны копить их — пусть в виде вещей, — для себя и для родных».

-50%
-20%
-45%
-20%
-30%
-45%
-25%
-24%
-11%
-10%