реклама
реклама


Эксклюзив


Иван Петренко, /

Mitsubishi Lаncer X Владимира Гайшуна ничем не выделяется в потоке. Разве что номера не совсем обычные. Но начальник отдела дознания по ДТП ГАИ Минска уверяет, что такая комбинация цифр ему случайно выпала. Владимир Владимирович рассказал AUTO.TUT.BY о своей машине и работе, показал, что прячет в бардачке, и поделился самым сокровенным из жизни следователя.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Первый опыт: «жигуль» и «кривой стартер»

Водительское удостоверение Владимир Владимирович получил в 1972 году, а первую машину — ВАЗ-21013 — купил в 1984. Стоила она тогда 7000 советских рублей.

— Тесть восемь лет в очереди стоял за той «копейкой». Кроме обычных ключей от замка зажигания мне передали еще и так называемый кривой стартер. Тогда я этой детали очень удивился, а потом она не раз меня спасала на дороге. Какие проблемы были у «жигулей» тогда? Аккумуляторы очень слабые были, несколько штук успел за время эксплуатации заменить. В остальном проблем с «жигулем» не было, хорошая машина.

После «копейки» Владимир Гайшун купил экспортную «семерку». Тоже новую. Эта машина казалась ему фантастической по тем временам. Но кривой стартер там тоже был!

— Он навсегда останется в моей памяти, молодежь и не поймет, о чем я говорю…

Затем ВАЗ-2107 Владимир Владимирович сменил на десятилетний Mercedes W190 из Германии. Тогда же он для себя твердо решил, что с «детищами» советского автопрома ему не по пути.

— Мне ВАЗ-2107 казался верхом технического мастерства, а тут — «мерс» с автоматической коробкой передач. В техническом плане машина была вечной, только кузов слабый. Был бы новый, возможно, дольше прожил бы. Поэтому Mercedes в 2007-м продал и решил купить новую иномарку. Подумал — пусть она будет простенькой, но новой. Mitsubishi Lancer X стоил тогда в Минске около $ 15 000. Двигатель — обычный бензиновый «атмосферник», коробка — пятиступенчатая механическая. Все простое и надежное. Да еще и 10-процентный кредит предложили в банке. Грех было не воспользоваться таким предложением и не купить этот Lancer.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BY

При покупке автомобиля в кредит страхование КАСКО было обязательным. Не хотелось Владимиру Гайшуну выбрасывать немалые деньги за страховку, но банковские условия распространялись на всех.

— Теперь не жалею, что тогда переплачивал за КАСКО — однажды зимой обнаружил разбитую машину во дворе. Припаркована была по правилам, а половина передней части снесена. По характеру повреждений было похоже, что машина под каток попала или снегоуборочную машину. Нашли виновника быстро — оказался трактор, который утром дворы чистил. И вот тогда впервые без особой мороки и нервотрепки на фирменном СТО полностью восстановили мою машину. Признаюсь, я не верил до последнего, что с меня ни копейки не возьмут.

В машине Владимира Гайшуна только самое необходимое в дороге — трос да провода для прикуривания — остались от Mercedes. Еще есть книжечка по ПДД, инструкция по эксплуатации Mitsubishi Lancer X и подушки для внучки.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Провода и трос отдал перед зимой дочке — моя машина бензиновая и проблем в техническом плане нет, а ей они пригождались этой зимой. Привычка возить с собой инструкцию по эксплуатации машины еще со времен СССР осталась. Раньше так все делали. Признаюсь, в новой машине сам не ковыряюсь — нет необходимости. Но пару раз книжку листал. К примеру, загорится на панели какая-нибудь ошибка. Так я не еду, пока не разберусь, что она значит. Если безопасности не угрожает, то до СТО доеду сам!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

О дорогах и столичных водителях

— Я с первого дня своего водительского стажа езжу по Минску. Так вот тот Минск, что был в 80-х годах, и современный по организации дорожного движения совершенно разные города. Сейчас гораздо организованнее! Я каждое утро в 7.40 — самый час пик — проезжаю проспект Независимости от Главпочтамта до улицы Макаёнка за 9−10 минут. Скорость не превышаю, километров 60−65 в час еду. Просто в «зеленую волну» попадаю. Это говорит о слаженной работе светофоров. Не зря у нас в управлении ГАИ целое спецподразделение есть, они анализируют загруженность дорог и определяют время работы каждого светофора. Поэтому, если быстро приехали к пункту назначения, мысленно поблагодарите инспекторов, кто помог вам это сделать!

Рассказывая о ДТП, подполковник милиции Владимир Гайшун показывает статистику дорожно-транспортных происшествий. В прошлом году на дорогах столицы погиб 41 человек.

— Такое же число погибших было 40 лет назад. А количество машин на улицах и скоростной режим совершенно разные. Для примера, в 2002 году в Минске в ДТП погибли 127 человек. В 3 раза больше! Еще положительная тенденция — в 2015 году не погиб ни один ребенок!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Владимир Владимирович постучал три раза по деревянному столу и закрыл папку с отчетами.

— За время службы насмотрелся ужасов на дороге. Особенно трудно переносить морально и психологически детские травмы или смерть. Не все следователи в моем отделе выдерживают, иногда приходят с рапортами и просят перевести в другой отдел. Не отказываю. Самому трудно, а тут паренек молодой, у которого свои дети растут, должен описать место ДТП, где ребенок получил травмы и увечья. Радует то, что теперь хоть с нас сняли задачи по расследованию аварии, в которых есть погибшие. Теперь этим Следственный комитет занимается. Зона нашей ответственности — ДТП с пострадавшими, «железо» нас тоже не интересует.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На вопрос, что самое трудное в работе следователя отдела дознания по ДТП, Владимир Гайшун на секунду замолчал. Мужчина опустил глаза и стал нервно крутить пальцами шариковую ручку.

— Вы действительно хотите это знать? Самым трудным и тяжелым для меня всегда было снимать золотые украшения с погибшего ребенка или подростка и передавать их родителям. Самому хотелось в тот момент написать рапорт и уехать из этого города подальше… Но переживал, вынашивал в себе, много думал и продолжал дальше трудиться. Еще раз повторю, что теперь мы этим не занимаемся. И слава богу!

Были в практике Владимира Владимировича и происшествия с хеппи-эндом. Вот, например, такой случай:

— Дело было несколько лет  назад недалеко от Шабанов. Подросток перебегал дорогу прямо перед груженым цементовозом. Водитель, понимая, что наезда на пешехода не избежать, принимает волевое решение — резким выворотом руля переворачивает многотонную машину.

Выбравшись из кабины, мужчина сразу стал искать пацана, но найти его не мог. Подбежали очевидцы и сказали, что парень все же попал под машину и сейчас находится под пролившимся цементом. И все, кто рядом был, начали и руками, и лопатами этот цемент разбрасывать — откапывать мальчишку. Кто-то сразу скорую помощь вызвал. В общем, всем миром спасли пацана.

Пока мы приехали, подросток уже был в больнице — живой и здоровый, без единого перелома, только хорошенько залитый цементом. Ох уж и досталось ему тогда от родителей!

«Сбил — виновен!»

Владимир Гайшун считает, что нельзя сразу винить водителя в ДТП, в котором пострадали дети, не зная полную картину произошедшего. Он хорошо помнит случай, когда водитель Volvo XC90 сбил мальчика на бульваре Шевченко.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Как отцу и деду мне жалко родителей ребенка. Как водитель я на стороне виновника ДТП — ну невозможно за 1−2 секунды остановиться машине как вкопанной, даже если машина не превышает скорость. А как начальник отдела дознания по ДТП ГАИ я прекрасно понимаю, что ребенок не отдает отчета своим действиям, и водитель должен был предупредить это ДТП еще в тот момент, когда видел детей на тротуаре. Мы и сейчас, когда изучаем дела, в которых пострадали дети, в первую очередь проводим опрос очевидцев. И если получим достоверную информацию, что, например, на детской площадке недалеко от дороги играли дети, а водитель это видел и не принял мер по снижению скорости вплоть до полной остановки машины, то он будет признан виновным. Документально он должен был спрогнозировать поведение ребенка и располагать технической возможностью остановиться по необходимости. Но это касается только детей, со взрослыми все проще — каждый участник дорожного движения имеет право рассчитывать на то, что и остальные участники выполняют Правила дорожного движения. Кто виновен, тот и понесет ответственность!

Гуляя с внучкой, Владимир Гайшун вынужден был несколько раз читать лекции нерадивым мамашам - любителям смартфонов. Был и такой случай — в одном из дворов трех-четырехлетний ребенок чудом не получил травм.

— Водитель даже из-за припаркованных машин видел играющих детей и медленно выезжал со двора. Внезапно выбежал мальчик и ударился прямо в стекло задней двери движущегося авто. Чудом не попал под эту машину. Тот момент, когда ребенок выбегал на дорогу, водитель не мог видеть и прогнозировать — все за его спиной происходило. И, естественно, не смог бы предупредить наезд… А в случае травм или, не дай бог, гибели, вероятно, был бы признан виновником ДТП. Но меня больше интересует вопрос, а где в тот момент были взрослые? А такое происходит потому, что выйдет мамаша на детскую площадку с телефоном, уткнется в него и даже не видит, чем ее ребенок сейчас занимается. А он уже на дорогу выбежал!

Обижаются, считают, что не в свое дело лезу, когда замечания делаю. А я считаю, что лучше такую ситуацию предупредить, чем потом кусать себя локти. Сам, когда гуляю с внучкой, нахожусь на таком расстоянии, чтобы в случае возникновения любой опасности мгновенно среагировать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Не может Владимир Владимирович спокойно проехать и мимо пьяного человека на дороге. Останавливается, вызывает ГАИ и дожидается их приезда.

— Чего таить, лучше сразу принять меру, чем завтра разбираться, кто прав, а кто виноват. Только вдумайтесь: наезд на пешехода — самое распространенное в Минске ДТП, в которых получают травмы люди. В прошлом году было совершено 309 наездов на пешеходов, из них 198 по вине водителей и 73 по вине пешеходов. Следующая антирекордная причина аварий в Минске — нарушение правил маневрирования. Только в этом году на дорогах столицы пострадало 29 человек.