/ /

В этой аварии, произошедшей 7 ноября около 12.30 на столичной улице Ванеева, 16-летняя Дарина погибла на месте, 17-летняя Анна еще 5 часов боролась за жизнь в реанимации, ее ровесница Лиза получила тяжелейшие травмы. Страшное горе нескольких семей, подлость, трусость и миллиардные иски, которые не вернут детей, - в репортаже AUTO.TUT.BY из зала суда.

Как сообщалось первоначально, 18-летний водитель Dodge Charger, двигаясь во второй полосе при проезде перекрестка, не справился с управлением, автомобиль вошел в неуправляемый занос и врезался в столб.



На передних сиденьях в момент аварии находились 18-летний Нестер (водитель) и 17-летний Никита (пассажир), на заднем сиденье - 16-летняя Дарина (посередине), 17-летние Анна (за передним пассажирским креслом) и Лиза (за водителем). Парни были пристегнуты, они не пострадали, девочки - нет.

Как было установлено позже, Dodge Charger взял напрокат 17-летний Никита, но, побоявшись в праздничный день быть остановленным без прав сотрудниками ГАИ, попросил сесть за руль автомобиля, в котором стоял двигатель объемом 5,7 л (345 л. с.), своего приятеля, получившего права всего за два месяца до трагедии.


"Мы впервые оставили ее дома одну"

"Все эти пять человек, попавшие в эту проклятую машину, связаны этой гимназией", - эмоционально рассказывала суду мама Анны, потерявшая в страшной аварии единственную дочь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Все ребята из компании либо закончили, либо еще учились в 1-й гимназии Минска - в последние несколько лет она попадает в топ рейтинга столичных учреждений среднего образования. Анна, Никита и Лиза закончили гимназию в 2014 году, поступили в вузы, Нестер ушел из нее после 9-го класса, Дарина училась в выпускном, 11-м, готовилась к поступлению в университет в Польше.

- У нас многодетная семья. Трое детей, - начинает давать показания суду папа Дарины и, запнувшись, поправляется: - Было. Двое осталось.

6 ноября родители решили свозить детей в аквапарк в Друскининкае - предстояли несколько выходных дней. Старшая, Дарина, осталась: перед поступлением ребенок усиленно занимался иностранными языками, 7 ноября должна была ехать на очередной урок в Серебрянку к бабушке, преподавателю английского. "Она никогда не ночевала одна или вне дома. Впервые оставили".

Дарина пригласила домой, в квартиру на улице Берута, лучших подружек - Анну и Лизу, вместе с Анной должен был приехать в гости и ее парень, Никита. Папа девочки о предстоящей вечеринке знал, попросил дочь быть благоразумной, даже пригрозил, что будет звонить вечером по скайпу и потребует показать квартиру - "чтобы все было в порядке".

Родители говорят, что всегда участвовали в жизни дочери максимально, не скрывают, что "контролировали, как только можно": контакты, круг общения, соцсети. "У нее были очень положительные подруги и приятели: весь круг общения - только гимназия. Никаких дворов, странных компаний. Мы всегда учили ее, как правильно жить, как поступать, как относиться к людям", - мама очень долго рассказывает суду, каким ребенком была ее Даринушка, как она радовалась дружбе дочери с Анной. "Она мне сказала: "Мама, не называй только Анну Аней - она Аннушка, ее все так зовут".

16-летняя Дарина и 17-летняя Анна погибли в этом страшном ДТП.

Последний раз Александр связался с дочерью утром: напомнил, что бабушка ждет, поторопил. "Мы оставили ей деньги на возможные нужды, попросил, если будет опаздывать, взять такси". Дарина уверила, что они уже проснулись, собираются и сейчас поедут в Серебрянку.

Страшный звонок раздался в обед 7 ноября: на номер мамы позвонил следователь и попросил передать телефон супругу. Того, в свою очередь, - отойти от жены. "Я уже тогда что-то понял".

- Супруге стало плохо, в санатории ей оказали помощь. Мы собрали вещи и поехали в Беларусь... По дороге еще несколько раз с разных телефонов перезванивали следователю: все казалось, что кто-то страшно пошутил, и сейчас выяснится, что все хорошо...

"Фактически заказчиком этого убийства является Никита"

В клетке в зале суда - 18-летний Нестер. На скамье - пятеро потерпевших: родители Дарины и Анны и выжившая Лиза. Среди свидетелей - 17-летний Никита и 25-летний Максим, владелец того самого Dodge. В этом процессе они выступают в том числе и как гражданские ответчики - то есть и с них потерпевшие требуют взыскать компенсацию морального вреда. Роль парней в этой страшной истории, по мнению потерпевших, едва ли не такая же, как обвиняемого водителя.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

"Никита фактически является заказчиком этого убийства. Но он останется за рамками этого процесса", - говорит папа Дарины.

Анин же отец рассказывает, что, хоть дочь и долго встречалась с этим парнем, родителям Никита никогда не нравился: "На тот момент - ничего объективного. Просто как предчувствие какое-то". Мама девушки поясняет суду: "Мы всегда говорили дочери, что 17-летний мальчик, который берет напрокат дорогие машины и катается по ночам, - это неправильно".

- Он имел привод в милицию, состоял на учете в ИДН, но как-то попал в 10-й класс нашей гимназии - лучшей в Минске. Я хочу сейчас спросить у директора: как? Нестера отчислили после 9-го класса. Тоже дисциплинарные и едва ли не уголовные дела там... Мы не понимали, он - 11-классник [речь идет о времени, когда молодые люди уже встречались], откуда деньги, какие машины? Аня с ним постоянно ссорилась из-за его образа жизни... Мы ей много раз говорили: не садись в чужие машины. Как они водят, эти молодые люди? Для них это игра, а заканчивается она трагедией.

Злополучный Dodge Никита в очередной раз взял напрокат 6 ноября. С его владельцем познакомились "ВКонтакте", как позже расскажет 25-летний Максим, Никита в сети торговал элитным алкоголем - так и сошлись. Откуда у выпускника гимназии, студента, мальчика из интеллигентной семьи (мама работает в школе, папа - в Академии наук) дорогое спиртное, да еще и на продажу, суд так и не выяснил. Никита лишь повторял: "Родители ничего не знали: ни об алкоголе, ни о том, что машины брал".

Раньше за руль этого Dodge садился взрослый приятель Никиты. В этот раз парень решил, как следовало из материалов дела, похвастаться перед девочками машиной, которую якобы собирался в скором времени купить.



- Вы знаете, сколько стоит такой автомобиль? - интересовалась судья.

- Около 30 тыс. долларов...

- Где вы собирались взять такие деньги?

- Ну, я бы как-нибудь заработал. Не сейчас, позже.

В тот вечер ключи от Dodge несовершеннолетний бесправник Никита получил, по его словам, за 20 долларов и две бутылки виски. Владелец автомобиля, Максим, уверяет суд, что все не так: мол, тот передал ему 150 тысяч рублей за бензин, который был в авто, а две бутылки Jameson парень ему "подарил".

В день ДТП, видимо, вечером после трагедии, парни "вычистили" всю переписку в соцсетях, удалили со всех форумов и специализированных сайтов обсуждение этого Dodge - но не учли, что следователи без особых проблем смогут восстановить историю сообщений.

"Как обычно, 50 у. е. и 150 залога", - оговаривает условия проката в "личке" "ВКонтакте" Максим. Никита просит снизить цену - ведь автомобиль ему нужен ненадолго, с 18.00 6 ноября до 12.00 7 ноября.

"Ок, 50 и батл [от англ. bottle - бутылка]".

"Может, согласишься на 20 и два батла?"

"Давай бухло".

Заместитель прокурора Ленинского района Минска Дмитрий Гавриленко зачитывает во время допроса Максима эту переписку, уточняя, он ли писал сообщения. Максим настаивает: ничего не помню, переписывались - да, а о чем, когда - не помню, деньги не брал, машину в прокат не давал, "просто покататься", с Никитой, мол, подписали договор безвозмездного пользования.

Гособвинитель напоминает владельцу Dodge, что ему грозит уголовная ответственность за дачу ложных показаний - и не выдерживает:

- Разве вы имеете право стоять здесь, в суде, и говорить неправду?! Говорить, что вы не помните?!

- Я не помню, о чем шла речь в переписке, - глядя в глаза прокурору, повторяет Максим.

Сторона обвинения продолжает знакомить суд с восстановленными сообщениями Максима: за несколько дней до ДТП на одном из российских специализированных форумов владелец Dodge искал совета, что делать с неисправными тормозами машины.



Максим уверяет суд, что лично с такой проблемой не сталкивался: мол, читал про такое в интернете, вот и спросил совета. "Я вообще на ней всего пару раз ездил - лишен прав за скорость. Сидел [в машине] пассажиром, давал друзьям покататься".

Мощнейший двигатель автомобиля - объемом 5,7 литра - не родной: владелец рассказывает, что поменял его с 2,7 л, потому что тот "требовал замены, найти такой же было сложно, под заказ привезли 5,7, поменяли с мотором коробку и все остальное, что нужно было". О том, что после существенного изменения технических характеристик автомобиля нужно было пройти техосмотр и получить допуск - якобы не знал.

Почему передал несовершеннолетнему ключи? Максим поясняет, что был уверен, что за руль сядет приятель Никиты, который и ранее ездил на этом Dodge. Гособвинитель снова зачитывает парню историю переписки в соцсетях:

Никита: "...Да и без прав я, мало ли что, и Леши не будет".

Максим: "Все норм".



И этого владелец тоже "не помнит". За передачу машины несовершеннолетнему Максима позже привлекли к административной ответственности.

6 ноября - Никита это признает - за рулем ездил он сам. 7-го, в праздничный день, побоялся - "много ГАИ, вдруг остановили бы".

"Никита сказал, что это машина его папы"

Водитель - 18-летний Нестер - в тот страшный день за рулем Dodge оказался фактически случайно - Никита позвонил и попросил "отвезти людей в Серебрянку": Дарина ехала к бабушке, остальные девочки - домой. У метро Нестера встретили Никита и Анна, во дворе, у припаркованного Dodge, ждали Дарина и Лиза.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Никита мне сказал, что это машина его папы. Я не знал ни о замененном двигателе 5,7 л, ни о каких-то неполадках.

Позже эксперты установят: на задних колесах Dodge - абсолютно "лысая" резина, что, несомненно, могло стать одним из факторов, способствовавших аварии.

- Машину осмотрел бегло, ничего не заметил. Правда, был без очков - надел их только в салоне. Но у меня не было и сомнения в том, что с дорогим ухоженным автомобилем никитиного папы может что-то быть не в порядке.

Никита позже заявит: мол, предупредил водителя и о мощном двигателе, и о плохих протекторах на задних колесах, и что тормоза "не очень". "Я ему так и сказал - не превышай".

Нестер сел за руль и пристегнулся. Сказал остальным: "Пристегнитесь". Ремень защелкнул Никита. Девочки не пристегивались.

- Сзади обычно никто не пристегивается, - тихо ответил Нестер на вопрос гособвинителя, почему, как требуют ПДД, не убедился, что пристегнуты все пассажиры.

Позже выжившая Лиза расскажет суду, что задние ремни безопасности были спрятаны. Но девочек это не смутило: "Сзади никто не пристегивается".

По дороге заехали на АЗС.

- Перед нами машина внезапно выехала, я ударил по тормозам - и понял, что тормозной путь очень длинный. Сказал Никите, что, наверное, что-то с ABS, тот ответил, что все нормально.

Позже Никита скажет, что такого разговора не было, никто ему на техсостояние машины не жаловался. Выжившая девочка этот момент помнит и подтверждает: водитель говорил, что что-то не так с тормозами.

Но и Никита, и Максим уверяют суд: машина была передана - вначале владельцем Никите, потом Никитой водителю - в идеальном техническом состоянии.

- Он даже забирал у меня авто на СТО, там его проверили - в идеале, - уверяет Максим судью и рассказывает, что эту машину даже снимали в социальном ролике ГАИ "Не превышайте скорость".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (989.63 КБ)

Гособвинитель снова знакомит суд с перепиской между парнями вечером 6 ноября, незадолго до трагедии.

М.: "У меня этой резины запасной 8 штук на балконе, и назад я ставлю б/у".

Н.: "Я напугался, тормоз провалился, когда дал по тормозам".

М.: "Нельзя ж резко в тормоз давить, не пугайся. Это дрифт... Колеса не стесал?"

Н.: "Все хорошо, но зад лысый".

До того как в зале оказался Максим, Никита признавал: вечером 6 ноября пытался на скорости 50-60 км/ч затормозить, все колеса заблокировались, педаль тормоза провалилась. В присутствии владельца Dodge он поменял показания.

Парни в один голос убеждают суд, что, наверное, протектор "убил" Нестер - пока доехал от улицы Берута до Ванеева. "Да-да, резина быстро стесывается. А он очень агрессивно ехал!" - уверенно говорит Никита.

В этот момент обвиняемый в клетке поднимает голову и смотрит на приятеля растерянным, неверящим взглядом.

- ...Перед светофором увидел мигающий зеленый. В моем втором ряду стали останавливаться машины, я перестроился в первый ряд, ускорился и проскочил. На перекрестке машину стало заносить вправо - я вывернул руль вправо, потом влево - я вывернул руль влево, ее бросило на бордюр и ударило о столб... Потерял сознание, очнулся, когда люди подбегали, - рассказывал суду водитель.

"Выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора": изучив записи с камер, установленных в троллейбусном депо, около которого произошла трагедия, установили следователи.

- Почему вы не остановились? - спрашивал у обвиняемого папа Дарины.

- Не помню. Потерял сознание.

- Сознание вы потеряли через минуту, а в тот момент вы управляли транспортным средством и должны были быть в сознании!

Нестер свою вину в данном ДТП признает полностью. В процессе он тих, говорит негромко, в основном сидит, склонив голову. Но шаблонность фраз заставляет предположить, что все показания парня тщательно подготовлены адвокатом.

"Они о себе думали, о машине"

Очевидцы трагедии, вызванные в суд, рассказывали одно и то же. Скорую и ГАИ вызывали они, они же доставали из искореженного салона девочек: Лизу, Анну - "Она была в сознании, мы с ней говорили, чтобы не проваливалась". Дарину трогать не решились - говорят, было ясно, что травмы тяжелые. На самом деле девочка уже была мертва.

- Мальчики стояли перед машиной, были в шоке.

Никита рассказывает суду: "Я не думал, что сзади кто-то пострадал, потому что было тихо, а столб был у моей двери".

Все свидетели показывают: никто не помнит, чтобы ребята подходили к пострадавшим и пытались оказать им помощь.

- Они только спрашивали: "А что теперь будет? Что нам будет?"

Максим, которого на место ДТП вызвал Никита, вспоминает, что Нестер - "он был в шоке, руки тряслись, взгляд пустой" - ему сразу пообещал, что за машину рассчитается, возьмет кредит, что-то придумает. Владелец Dodge, по словам очевидцев, к погибшей Дарине тоже не подошел, осматривал автомобиль.

"До последнего была надежда - она в больнице проходила как "неизвестная"

- Пять часов моя дочь умирала, а я об этом не знала. Никогда им этого не прощу, - плачет мама Анны. - Она же там, на асфальте, еще живая была, смотрела - наверное, его [Никиту] хотела увидеть, он же говорил, что любит ее, а даже не подошел.

Анины родители уехали в тот страшный день к бабушке. И лишь около 16 часов папе позвонил сотрудник милиции с сообщением, что его дочь попала в ДТП.

- Я только спросил, в каком она состоянии. "В тяжелом", - ответили мне. И мы поехали в БСМП.

Анна умерла в тот момент, когда ее родители переступили порог больницы.

- Вначале мы увидели папу Никиты. Он сидел около реанимации. На вопрос, где Никита, ответил, что тот дает показания. Но потом мы узнали, что все это время он трусливо сидел в папиной машине у больницы.

Мама вспоминает, как заволновалась после того, как дочь не появилась дома вовремя. Звонила Анне, Дарине - их телефоны были отключены, писала СМС Никите. Тот не отвечал.

- Как они [Никита и его отец] могли так с нами поступить? Это же жестоко! Мы должны были быть в это время рядом с дочкой. А она умирала - и никого рядом не было!

Мама до последнего верила, что там, за дверями, - не ее дочь, ведь по больничным сводкам девушка проходила как "неизвестная". "А потом вынесли вещи ее. Я не помню, что со мной было. Кричала, наверное. А его [Никиты] папа молча развернулся и ушел, когда мы узнали, что наш ребенок умер".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вину водителя гособвинитель сочтет доказанной: водитель мог видеть сигналы светофора почти за 150 метров. Судя по записи камеры и показаниям очевидцев, никто не создавал ему помех - и водитель мог остановиться перед стоп-линией. Распечатки показаний GPS-датчика в автомобиле подтверждают, что водитель превышал скорость как в момент ДТП - 73,8 км/ч, так и до трагедии - доходила до значения 84,7 км/ч. "Напомню, на момент ДТП водительский стаж обвиняемого - 3 месяца и 1 день".

- Установлено, что управлял автомобилем, имеющим техническую неисправность ходовой части в виде повышенного износа шин задних колес, пассажиры не были пристегнуты ремнями безопасности... Превысил разрешенную скорость, проявил невнимательность к дорожной обстановке и ее изменениям, не учел погодные и дорожные условия, особенности и состояние транспортного средства, выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора... Грубо нарушил правила дорожного движения и применил неправильные приемы управления потерявшим устойчивость транспортным средством. Все это в совокупности и привело к дорожно-транспортному происшествию и наступившим последствиям.
Читать полностью:  https://auto.tut.by/news/road/436002.html

Прошу признать виновным в нарушениях ПДД, повлекших по неосторожности смерть двух человек, назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы
[максимум по данной части статьи] и лишить права управления на 5 лет.

Прошу суд направить материалы для проведения проверки в отношении свидетеля Максима Н. для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела за дачу заведомо ложных показаний.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

"Вы же видите, как они все тут выкручиваются"

Родители погибших девушек говорят, что обвиняемый и прочие причастные к этой трагедии люди никак не пытались загладить свою вину перед ними.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Он [Нестер] писал мне "ВКонтакте" и в "Одноклассники" какие-то сообщения типа "На их месте должен был быть я" и прочие странные слова - как будто под диктовку все. Я не отвечала, - вспоминает мама Дарины.

- Я пришел к следователю за вещами дочери, - рассказывает папа Анны. - Положил ее одежду в сумку, всю в крови, вышел в коридор - и ко мне подошли какие-то люди, сейчас я понимаю, что это был обвиняемый и его адвокат. Когда они начали разговор с "Мы понимаем, вы понесли серьезные материальные затраты..." - я попросил их уйти и ко мне не приближаться...

Родители поддерживают позицию гособвинения и требуют самого сурового наказания для водителя: "Он не раскаялся. Никто из них не раскаялся. Может, он [Нестер] что-то осознал, лишь когда на него наручники надели [водителя взяли под стражу лишь в феврале]".

- Мы понимаем, что он выйдет через 3-3,5 года по амнистии. И сидеть будет в таких условиях [имеется в виду колония-поселение], что ему мама домашнюю еду возить будет. А мы - цветы на могилы своих детей.

Потерпевшие заявляют иски: по 500 млн рублей в пользу каждой семьи к Нестеру, Никите и Максиму, по 150 млн с троих ответчиков - в пользу выжившей Лизы, которая до сих пор восстанавливается после разрыва печени и переломов таза. Итого - 3,45 млрд.

- Пусть они помнят. Я хочу, чтобы помнили. Нам эти деньги не нужны. Все они будут перечислены в детский онкодиспансер, - говорит папа Дарины. - Безнаказанность привела к такому результату. Он [Никита] давно к этому шел. Все факты заминались администрацией гимназии, чтобы не портить имидж, при участии его родителей, разумеется. И это привело к тому, что он уверовал в безнаказанность. А потом - к трагедии.

- Я не хочу разрушать свою семью ненавистью. Я учу своих детей не ненавидеть их, но... Это все невыносимо, - срывается на слезы мама девочки.

- Последнее сообщение моей Анны в твиттере было: "Простить можно кого угодно и за что угодно, но это никак не меняет прощенного". Это о вас, мальчики. О тебе, Никита, - последние слова Аниного папы.

- Жизнь моей семьи разрушена... Когда я читала, какие травмы получила моя хрупкая 17-летняя девочка, понимала, что ее просто убили... Я требую наказать не только водителя. Вы же видите, как они все тут выкручиваются. Так вести себя - подло, жестоко и цинично, - плачет Анина мама.

От чего умерли девочки, гособвинитель попросил суд позволить ему не зачитывать - "это слишком тяжело вновь слышать их родителям". В крови погибших, пострадавшей и водителя этилового спирта не обнаружено - все были трезвы.

- 7 лет человеку, который ничего плохого, кроме этого несчастного случая, не совершил? Этот молодой человек не испорчен, он не требует перевоспитания. И у него трагедия, и у них, и он всю жизнь еще будет каяться, что вообще сел за руль этого автомобиля, - пытался хоть как-то оправдать своего подзащитного адвокат.

...Посовещавшись с адвокатом и родителями, Нестер и Никита иски о компенсации морального вреда признали частично - "суммы завышены". Владелец Dodge Максим заявил, что готов выплатить заявленные суммы полностью.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Суд приговорил водителя к 7 годам лишения свободы в колонии-поселении и лишил прав на 5 лет.

Суд постановил определить суммы компенсации морального вреда в размере: родителям погибших Дарины и Анны, а также Елизавете - по 150 млн с каждого из гражданских ответчиков. 

Срок для добровольного возмещения - 1 месяц. Квартиру Нестера на улице Козыревской, а также автомобиль Dodge Charger Максима суд постановил обратить в счет возмещения.

Также суд вынес два частных постановления: одно в гимназию №1, второе - по месту работы обвиняемого в Современный художественный театр.

Суд решил направить материалы для проверки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении Максима за дачу заведомо ложных показаний в суде.
-20%
-20%
-18%
-45%
-10%
-25%
-50%
-10%