/

Суд постановил отправить 19-летнего водителя, страдающего шизофренией, на принудительное лечение. Пострадавшим его родители должны будут выплатить 130 млн рублей.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY

Признали виновным, но освободили от ответственности

Суд вынес решение утром 24 марта, после более чем месячного разбирательства. Вадима признали виновным, освободили от уголовной ответственности и направили на принудительное лечение. Его отец, гражданский ответчик по делу, должен будет возместить потерпевшим моральный ущерб в размере 90 и 40 млн рублей. В случае неуплаты в установленный срок имущество Вадима и его отца будет обращено в счет обеспечения гражданских исков.

На обжалование приговора у сторон есть 10 дней.

Парня обвиняли в нарушении ПДД в состоянии наркотического опьянения, повлекшем по неосторожности смерть человека, и оставлении в опасности.

Напомним, 9 сентября 2014 года около 6.10 он сбил на остановке двух женщин, одну из них - насмерть, проломил ограждение стоянки и вылетел на нее. По словам очевидцев, он вел себя неадекватно, поэтому первой версией было отравление психотропами. Однако экспертиза установила, что парень страдает от параноидальной шизофрении и не может отвечать за свои действия.

Фото: ГАИ Гродно
Фото: ГАИ Гродно

"Взыскать такие суммы будет невозможно"

Защита настаивала на том, что употребление психотропов не доказали, а оставление в опасности в случае, когда обвиняемый не мог осознавать своих действий, также нельзя рассматривать. Также адвокат назвал завышенными требования моральной компенсации пострадавшим: пенсионерка, у которой в аварии погибла дочь, хотела получить 160 млн рублей, женщина, которая была вынуждена лечиться три месяца, просила 150 млн.

Родители Вадима объясняли, что не в состоянии выплатить такие суммы: отец долгое время не может найти работу из-за инвалидности по зрению и перебивается случайными заработками, мать зарабатывает совсем немного – в месяц на семью выходит всего 3-4 млн. Из собственности у них только разбитая теперь машина, земельный участок и имущество в квартире. Поэтому возместить требования они были согласны частично: 30 и 15 млн соответственно.

По мнению защиты, возмещение морального вреда должно быть не только справедливым, но и реальным. "Взыскать такие суммы будет невозможно", – сказал во время процесса адвокат, ссылаясь на скромные доходы семьи. Тем более, по его мнению, нельзя требовать 150 млн за менее тяжкие телесные повреждения. Сумму в 160 млн за смерть дочери он также назвал завышенной, так как нет уверенности, что ее отношения с пожилой матерью были близкими: жили женщины отдельно, дочь помогала матери не деньгами, а лишь собственным трудом.

"Тронулся, разогнался до 40 км/ч и больше я его не видел"

Последним, кто видел Вадима перед аварией, был его школьный друг Владислав, живущий неподалеку. В течение двух дней до ДТП Вадим проводил время у своего друга, ночевал у него, они катались по городу и гуляли. "Ранним утром 9 сентября он разбудил меня и вел себя при этом крайне странно. Кричал "успокойся, все будет хорошо!", говорил "наступит рассвет, и ты все поймешь", а потом вообще перестал со мной говорить", – рассказывал в суде Владислав. По его словам, Вадим молча собрал свои вещи, сел в машину и уехал.

"Я замечал у него сильные переживания по поводу девушки. Разговоры к этому и сводились – я слушал о его проблемах в отношениях с ней. Она учится в Вильнюсе и как раз собиралась уезжать, он, наверное, поехал увидеться с ней", – предположил Владислав.

В материалах дела есть показания Владислава, согласно которым Вадим рассказывал ему, что дважды "курил химию". Однако на суде свидетель сказал, что не помнит такого. "Я думаю, что каждый когда-то пробовал", – сказал он.
-30%
-10%
-20%
-85%
-50%
-10%
-10%
-45%
-23%
-10%
-30%